15.06.2022 18:35
    Поделиться

    От заката до рассвета: Марафон "Белые ночи" в Петербурге глазами корреспондента "РГ"

    Небо над Зимним дворцом в Санкт-Петербурге рассекла яркая полоса - голубая гладь примерила на себя оттенки золота, пламени и сахарной ваты. В городе начался закат. Из тех, что бывает только после жаркого спокойного дня, предшествующего белой ночи. Я стою посередине Дворцовой площади и пытаюсь закрепить нагрудный номер на футболке. Люди вокруг уже переоделись в беговую форму. Так много разных лиц, но путь один: преодолеть дистанцию в 42 километра 195 метров, ни разу не остановиться, не перейти на шаг и сохранить темп. Это марафон - король традиционных беговых видов спорта и визитная дисциплина всех легкоатлетических турниров. До старта забега осталось двадцать минут.
    Петр Ковалев/ТАСС

    Профессионалы говорят, что преодолеть марафонскую дистанцию могут не более одного-двух процентов взрослого населения Земли. Научного подтверждения этому пока нет. Тем не менее, за забег человек совершает в среднем около 40 тысяч жестких ударов стопой об асфальт, рикошет от которых идет по всему телу, и теряет более чем суточную норму калорий. Пробежать его "с дивана" без вреда для организма невозможно.

    В ночь с 11 на 12 июня на старт легендарного петербургского марафона "Белые ночи", история которого началась еще в 1990 году, вышли 3024 участника. Завершить его смогли 2988 человек.

    Решение пробежать марафон я приняла чуть менее года назад, когда только начала регулярные занятия бегом. Подготовка потребовала серьезной дисциплины и самоорганизации. Кроме того, среди большого количества специалистов нужно было найти "своего" тренера, с которым ты будешь говорить на одном языке, которому будешь доверять и от которого будешь получать обратную связь. Новогодние праздники я встретила на сборах, где по сути все началось с самых азов. Затем тренер составил мне персональный план беговых тренировок. В мороз, в снегопад, в дождь - занятия не отменялись. Но подведение к марафону - это не только бег. Огромное количество времени уделялось общим физическим упражнениям, которые готовили мой опорно-двигательный аппарат к предстоящей нагрузке. Специальные тренировки необходимы для развития выносливости, повышения экономичности бега и наработки навыка ровного пейса (то есть способности держать скорость на протяжении всей дистанции). Одновременно я работала над психологической выдержкой и изучала свой организм на предмет оптимального количества подпитки во время длительного бега.

    Несмотря на все расчеты, смоделировать и предугадать на сто процентов, что будет происходить на трассе, ни у кого не получится - человеческий организм реагирует на все происходящее по-своему. Главное быть готовым к тому, что выход из чрезвычайной ситуации придется искать самостоятельно, быстро и непосредственно на ходу.

    "Я все пальцы обмотал пластырем. Мне на прошлом марафоне кроссовки, в которых я набегал сотни километров, они как тапки были, вдруг натирать начали. Да так, что когда я их снял потом, потребовалась помощь хирурга. Беда пришла, откуда не ждали", - поделился воспоминаниями Андрей из белорусского Витебска. Он специально прилетел в Петербург, рассказывает, что ночные марафоны - это редкость, но именно они незабываемые.

    Фото: Александр Гальперин/РИА Новости

    Старт дан. На трассе несмотря на ночное время оказалось много болельщиков: жители, туристы - никто не спал, все вышли поддерживать спортсменов-любителей. На город уже спустились сумерки и появилась луна, идеально круглая, словно с внутренней включенной подсветкой. Маршрут практически сразу уводил нас из центра в сторону Петроградки и оставался на той стороне Невы на долгие 20 километров. Где-то вдали были слышны сирены, гул автомобилей. Здесь мы бежали в тишине, сосредоточенно. Это только начало длинной гонки, и каждый пытался себя сдерживать. Было душно, лёгкие требовали воздуха больше обычного.

    "Ветра совсем не будет!?", - неожиданно выкрикнул куда-то вдаль мой сосед по левому плечу. По взглядам стало понятно - у всех одинаковые чувства.

    "Санек, куда? Рано еще, скиснешь!", - сказал кто-то позади. Но Санек уже не слышал, его спина с надписью на футболке "Боль пройдет, победа останется" мгновенно исчезла из виду. Это был четвертый километр дистанции. Я потом видела Санька еще раз - на второй части маршрута, но легкости в нем уже не было, товарищи его обогнали.

    По всем законам дистанции сложный момент у марафонца наступает после 35-го километра. Дело в том, что примерно через два часа бега мышцы любого человека начинают ослабевать, из них и из печени выходят последние остатки гликогена, отвечающего за работоспособность спортсмена. Как только запасы обнуляются, бегуна накрывает эффект "марафонской стены" - мозг еще готов продолжать действие, но тело уже не двигается. Именно на этом отрезке марафона участники чаще всего сходят с дистанции или испытывают проблемы с физическим состоянием. Опытные бегуны знают, что настоящий марафон начинается ближе к 38-40-му километру и не форсируют раньше времени.

    Фото: Петр Ковалев/ТАСС

    Во время подготовки я просчитывала риск "стены" и знала, как мне оптимальнее всего реагировать. Все, что требовалось - вовремя почувствовать наступление кризиса. Но у меня он случился раньше запланированного - на девятом километре. Я бежала ровно и гладко, управляя своим телом будто машиной, все работало "на автомате" - голова, плечи, руки, наклон корпуса, длина шага, отскок стопы. Здесь расслабить, здесь подтянуть, бедро повыше… Секундная потеря концентрации, задержка дыхания, и резкая, выскочившая как черт из табакерки, боль в животе пронзила насквозь. Спазм. Все тело покрылось холодным потом, оледенели пальцы. Неужели это всё?

    Спазмы относятся к основным причинам, которые могут неожиданно и мгновенно выбить спортсмена во время марафона. В одном ряду с ними - обезвоживание, перегрев, проблемы с пищеварительной системой и недостаток энергии вследствие неправильной подводки к старту.

    Ужасное чувство - видеть, как твоя группа, пусть и условная, убегает от тебя. Но, наверное, главный урок, который я выучила за все месяцы занятий бегом, это то, что нельзя останавливаться. Потому что, если остановишься, то уже не вернешься на дистанцию. Ты можешь замедлиться, но продолжать бежать.

    - Ребята, терпите! Вы настоящие ночные волки! Гордимся! - кричали с обочины туристы с флагом Армении.

    Навстречу нам уже бежали марафонцы из первых кластеров, ушедшие на дистанцию на несколько минут раньше. Я заметила знакомые лица, все в порядке - "мои" на месте.

    Фото: Петр Ковалев/ТАСС

    К третьему часу ночи, в районе 30-го километра начало светать. Маршрут выводил на Смольную набережную, затем на Воскресенскую, Кутузова и так до поворота к храму Спаса на Крови, оттуда до финиша оставалось два километра. Вдали над Невой виднелись разведенные створки Дворцового моста. Посередине поднималось солнце, отливая бронзовым светом на реку, набережную и особняки. Странно, но я вдруг поняла, что могу прибавить темп. Пока впереди бегущие марафонцы начинали "отваливаться", мои ноги, наоборот, понеслись. Все бежали уже не группами, а в одиночку. Каждый развлекал себя как мог. Я пробегала мимо мужчины, который разговаривал с собой и обсуждал популярную американскую комедию 1990-х годов. Потом мимо девушки, читающей на камеру стихи Пушкина о Петербурге. Еще один участник вел эфир в соцсети. Другой что-то пел, если мои уши правильно уловили, это была песня "Выхода нет, скоро рассвет". А болельщики не расходились - город был по-прежнему полон, гудели барабаны. Зрители вытягивали руки, предлагая марафонцам "дать пять" и подзарядиться энергией. Ладошки тянули даже совсем малыши.

    Фото: Александр Гальперин/РИА Новости

    Незадолго до финиша среди гула толпы я услышала свое имя. Это был Гриша - наставник и свидетель моих когда-то первых беговых шагов. Когда в тяжелую минуту ты слышишь знакомый голос, усталость уходит и за спиной вырастают крылья - те последние метры до финиша я пробежала так, будто позади не было 42 километров и ночи без сна.

    "Как можно быть полностью готовой к марафону? Нужно обязательно оставлять немного недоработки. Это как мясо с неполной прожаркой. Простите, у меня сейчас все мысли о еде. Но процесс похож. Именно так ты растешь. Потому что, когда наступает момент, и ты думаешь, нет, еще не готов, как такое недожаренное подавать, но все равно подаешь, пробуешь и понимаешь, что это блеск - кусок сам дошел до нужной консистенции! Вот так и на марафоне. Ты не брал вершину еще, не готов, но происходит прорыв", - рассказывает Оксана из Чебоксар в очереди на гравировку медалей.

    "Марафон - это борьба с самим собой. Ты начинаешь, хочешь всех обойти, доказать, что сильнее, а потом приходит осознание, что главный соперник - ты сам. Марафон - это такая миниатюра самой жизни, если хотите. Ты либо развиваешься, преодолевая трудности, либо сдаешься и полагаешься на течение", - подхватывает Сергей из Нижнего Новгорода.

    Трудно не согласиться. Я видела этой ночью, как финишировал 82-летний спортсмен, виски которого давно покрыты сединой, но осанка по-прежнему статная. Была свидетелем того, как человек, переживший в начале года перелом копчика, показал феноменальное время прохождения дистанции. Я наблюдала, как, стиснув зубы, боролся с собой 18-летний мальчишка вместо того, чтобы сидеть в баре или листать посты в соцсети. Я видела несколько тысяч смелых людей, которые не испугались узнать, на что они способны.

    Фото: Из личного архива автора
    Поделиться