По курсу Георгия Седова. Как проходит экспедиция "Родины" в Арктику

Научный работы на борту судна "Профессор Молчанов". / Илья Труфанов
Научный работы на борту судна "Профессор Молчанов". / Илья Труфанов

На третий день похода начинаешь понимать, почему люди платят по миллиону рублей только за то, чтобы просто увидеть с корабля высокие широты. Озаренное незаходящим солнцем небо пробивается сейчас даже через облака: небо очень похоже на то, которое изображают иконописцы. Ночью оно сливается с морем - границу различить иногда просто невозможно. Когда проходили Канин нос, показалось, что на горизонте гора. Оказалось, не совсем - заведующий кафедрой метеорологии и климатологии Саратовского университета Максим Червяков объяснил, что это конвективные облака - в Арктике они очень четко "прочерчивают" контуры дальних, но вполне реальных берегов.

И еще постоянное ощущение, что за нами неотступно следует туман - то нагоняет, то отстает. Свежие спутниковые снимки, как рассказал Максим Червяков, демонстрируют над Новой Землей поле слоистых облаков, вызывающих туманы - в этом молоке мы и плывем.

А по правому борту вслед "Профессору Молчанову" высовывают голову тюлени: мы для них, как реалити-шоу (а они, а свою очередь, для нас). Вслед за ними начали "цирковое выступление" киты-полосатики. Наблюдали фонтаны воды с облаками пара, вслед за которыми темно-серые глыбы раздвигали морские волны. И в заключение, как взмах-прощание - гордо поднятый над водой хвост.

Мы движемся по следам судна Георгия Седова "Святой мученик Фока". Морским курсом и фарватером образовательной программы Арктического плавучего университета: вчера начальник отдела сохранения историко-культурного наследия национального парка "Русская Арктика" Евгений Ермолов посвятил первую половину дня самой знаменитой арктической эпопее ХХ века - истории покорения Седовым Северного полюса.

Тогда, в сентябре 1912 года, ударили морозы, начался шторм. По дороге к полюсу "Святой Фока" был вынужден перезимовать на Новой Земле около полуострова Панкратьева - это недалеко от поселка русских поселенцев Ольгинское, которое мои шенкурские родственники из Богословского монастыря основали в 1910 году.

Чтение "Родины" в кают-компании. Фото: Илья Труфанов

Интересно, что во время зимовки к Седову пришел староста поселка Усов - он попросил Георгия Яковлевича взять его в экспедицию матросом или погонщиком собак. Именно тогда Седов нуждался в опытных полярниках, потому что часть своей команды ему пришлось отправить на материк за помощью. "Но при всей очевидности пользы для экспедиции от человека, закаленного в полярных невзгодах, Седов вынужден был отказать: Усов - староста поселка, его энергией только и держится все не на месте поставленное становище", - вспоминал позже Николай Пинегин - писатель, художник, фотограф, киномеханник и биограф Седова.

Напомним, что 25 февраля 2022 года "Российская газета" и журнал об истории России "Родина" совместно с Морским музеем Архангельска открыли в Президентской библиотеке Петербурга выставку фотографий Николая Пинегина "По следам экспедиции Георгия Седова на Северный полюс".

Во время лекций Ермолов показывает нам новоземельские фотографии Пинегина - Седов с медведями и собаками, общий снимок команды, лаборатории, оборудованные на "Святом Фоке" во время новоземельского бытия, изрезанные берега архипелага и ледник. Когда готовили выставку, кажется, запомнила эти снимки наизусть. И все равно будто заново открываю: но теперь еще и через иллюминатор.

Тем более, что совпадение курса, по словам Евгения Ермолова, просто удивительное: первоначальный маршрут экспедиции в первые дни был откорректирован, поэтому мы, не заходя на остров Вайгач, движемся теперь след-в-след за "Святым мучеником Фокой" - вдоль западных берегов Новой Земли в сторону Земли Франца-Иосифа.

Кстати, один из членов экспедиции Седова после стоянки на Новой Земле, судя по дневникам, мечтал примерно так:

- Вернемся мы в Архангельск, выйду я на базарную площадь и скажу "Люди добрые, не ходите вы на Новую Землю, нет там ничего, кроме снега и льда".

Молебен на берегу Крестовой губы на Новой Земле. Начало ХХ века. Фото: Николай Пинегин

Студенты, услышав эти слова, задумались. Тем более, что многие члены экспедиционной команды в разной степени начинают страдать от качки. Я же мысленно благодарю своих предков, мореходов из Богословской волости Шенкурской округи: наверное, терпимость к качке передается по наследству. Прадед Арсентий не по одному разу ходил на Новую Землю за треской, а моя многочисленная родня Журавлевых и Долгобородовых полвека жила на архипелаге постоянно.

Только вот осваивать Арктику они начали не с Новой Земли, а, судя по документам, с Груманта (Шпицбергена). Эти данные нашел в архивах архангельский краевед, исследователь русских поселений в Арктике Анатолий Бутаков: "Василей Долгобородов. Богословская волость Шенкурской округи. Промышленник. В 1804 г. на судне "Св. Николай и Максим" на 72 дня ходил на Грумант. Имел 1/3 пая, 1 рубль "на обутку", 43 рубля - аванс". Не такие уж маленькие суммы, если учесть, что за 200 рублей можно было купить хорошую лошадь.

Разгар лета в северных широтах. Фото: Илья Труфанов

Тем временем члены экспедиции "обутку" уже приготовили: в первую очередь, утепленные резиновые сапоги, а также непромокаемые костюмы, потому что высадки на архипелаг будут проводиться на лодках. Но даже сейчас, пока до земли еще далеко, страдать от качки и уж тем более хандрить участникам похода некогда: начались практические исследования. Экологи плавучего университета берут пробы воды на микропластик, закидывая в море специально предназначенную сеть. А гидрологи уже проводят "забор проб батометром открытого типа": то есть, отправляют за борт на веревке ведро и заполняют пробирки его содержимым. Старый дедовский способ - самый доступный и надежный.

И, конечно, журналы "Родина" в кают-компании сейчас читает вся команда Арктического плавучего университета.

Небо. Море. Кит. Фото: Илья Труфанов