Кузнец своего женского счастья

Что привело в мужскую профессию девушку из алтайской Белокурихи

Свидетельствую: рукопожатие крепкое. А как иначе, если десять с гаком лет Анна Билецкая работает кузнецом? Можно долго спорить, имеется ли у этого слова женский род, но лучше признать очевидное: Анна - первая в Сибири представительница самой что ни есть мужской профессии.

Анна Билецкая, мастер кузнечного дела. / из личного архива
Анна Билецкая, мастер кузнечного дела. / из личного архива

В ее дом, расположенный в алтайской Белокурихе, едут из разных городов и весей не только за тем, чтобы посетить частный музей, получить первые навыки ремесла, но и - главное - попытаться понять, как стать кузнецом своего счастья...

О несчастной любви

- Есть женщины в русских селеньях?

- И не только в них. Они, в смысле - мы, везде и во всем!

Считаю, в любой женщине больше внутренней, неизвестной силы, чем в мужчине. Отсюда и слова про горящую избу, коня на скаку. Это не преувеличение и не художественный образ. Знаю, что в нас и моральный дух крепкий, и мощь физическая.

Я вот тоже сама себя сделала, выковала свое счастье. Меня ведь никто не гнал в кузницу: захотела - и пришла.

- Слышал, на Алтае вы оказались из-за несчастной любви, Анна?

- Так получилось...

Жила в Астрахани, росла скромной девочкой, долго ходила с длинной косой, прилежно носила школьную форму, всегда помогала старшим, соседки любили меня и хвалили. Моим воспитанием занимались мама, бабушка и дед. Родного отца не помню. Он пришел к нам лишь раз, когда мне было годика два. Остался во многом надуманный образ, смутные очертания. Через какое-то время отец умер, о чем я узнала позже.

Бабушка научила меня рисованию, я, никому ничего не сказав, сама поступила в художественную школу, после ее окончания собиралась в художественное училище, но мама сказала, мол, это занятие, дочка, тебя не прокормит, надо выбирать профессию посерьезнее. Я послушалась и пошла в Астраханский государственный технический университет на юриспруденцию. Тогда было модно учиться на юристов.

Но до того в девятом классе я попала в плохую компанию. Ну, знаете, переходный возраст. Хотелось что-то доказать взрослым и ровесникам, которые в упор меня не замечали или дразнили, оскорбляли. А тут взяли в свой круг, я на радостях стала прогуливать уроки, попробовала сигареты и спиртное, несколько раз не ночевала дома. В общем, пошло по нарастающей. Или наоборот - покатилось по наклонной.

Закончилось тем, что мама для смены обстановки перевела меня в другую школу. И в десятом классе случилась моя первая большая любовь.

Помню, мы только переехали на новое место, я шла домой после уроков мимо мореходки. А из окна смотрит парень и рукой мне машет. Потом Дима рассказывал, что выбежал следом, хотел увидеть, куда я зайду. У нас буквально соседние здания оказались. С тех пор мы подружились и встречались шесть лет, пока в 2007-м не произошла беда. Димы не стало, он трагически погиб.

- Как?

- Не хочу подробно рассказывать, и так уже "Санта-Барбара" получается... Словом, после смерти Димы в моей жизни наступил трудный период. Вот совсем. Кажется, это называют депрессией.

Не знала, что делать, как жить. Было непередаваемо больно. В один из дней пошла в парикмахерскую и постриглась налысо. У меня были красивые длинные волосы, ниже плеч, а тут села в кресло к мастеру и говорю: "Брейте".

Алтай - любовь с первого взгляда. Фото: из личного архива

О счастливой путевке

- Долго вас не отпускало?

- Это состояние помутнения, когда время словно останавливается... Алексей, двоюродный брат Димы, приехал на похороны из Волжского и принялся ходить к нам, говоря, что хочет меня поддержать, не оставлять одну. Я плохо соображала, мне было не до него, не до чего. Но Алексей продолжал ухаживать. Закончилось тем, что я забеременела, хотя не хотела этого... Видимо, судьба. Зато на свет появилась моя Людочка...

Отношения с Алексеем не складывались с самого начала, у него еще и характер взрывной, я понимала, что надо расстаться... Вмешались мама с отчимом Виктором Ивановичем, заменившим мне отца.

Дима погиб в июле, за почти полгода я так и не смогла взять себя в руки. И тогда на мой день рождения, который выпадает на 30 декабря, родители подарили путевку в Белокуриху, в санаторий "Россия", чтобы я сменила обстановку и хоть немножко воспряла духом.

Так на Новый, 2008 год я приехала сюда, на Алтай. Это было что-то фееричное, фантастическое! Может, если бы не зима, не испытала бы такого восторга. А тут все совпало. Я ведь выросла в степи, на Волге, и вдруг впервые увидела засыпанные снегом горы, другую, дикую, природу, украшенные гирляндами улицы... Мне показалось, что попала в сказку.

Почему-то особенно потряс снег, его количество. Первое, что сделала - встала на горные лыжи. Хотя прежде на них не каталась. Потом попробовала сноуборд, снегоход, квадроцикл... Совершенно безбашенная была. Не знаю, откуда это взялось во мне.

И все, я влюбилась в Белокуриху. Вернулась в Астрахань, родители спрашивают: "Как? Понравилось?" Отвечаю: "Очень!" Они тоже купили путевки, поехали, посмотрели и решили... перебраться жить на Алтай. Мне предложили. Мол, чем дальше от мест, с которыми связаны больные воспоминания, тем лучше.

В итоге я оказалась в Белокурихе и, по сути, начала жизнь с чистого листа.

Эскизы Анны. После окончания художественной школы она собиралась в художественное училище... Фото: из личного архива

О швабре и йоге

- Но вы же не сразу попали в кузницу, Анна?

- Нет, только года через три. 7 августа 2008-го родила дочку... Мы жили в маленьком домике на горе, и я каждый день ходила с ребеночком гулять вниз, в курортную зону. Какая-то потребность была. Белокуриха компактная, уютная. Идешь и любуешься окружающей красотой...

Потом записалась в местную библиотеку. Там проводился конкурс памяти Шукшина. Наверняка знаете: Василий Макарович родился в Сростках, недалеко отсюда, в полутора часах езды. Надо было сочинить эссе и нарисовать картинки к рассказам земляка. Я все сделала и выиграла. Получила в награду восьмитомник произведений Шукшина. Для меня это было очень важно. Первая маленькая победа!

Когда Люде исполнилось два годика, устроилась на работу уборщицей, стала мыть полы в пятиэтажке на пять подъездов. Платили, правда, совсем мало.

- Сколько?

- Восемьсот двадцать рублей. В месяц.

- Ничего не путаете? Таких зарплат не бывает.

- Вот я тоже оглядываюсь в прошлое и даже боюсь представить, что это было, зачем, для чего...

Самое удивительное, все равно ходила счастливая, считала, что делаю мир немножко лучше, чище. Хотя из-за не слишком уважительного отношения людей к дворникам и прочим уборщикам стеснялась днем появляться с веником, шваброй и ведром, вставала в пять утра и мыла подъезды, пока жильцы спали.

Через какое-то время нашла работу в теплицах рядом с домом. Там платили сдельно: начистишь гору зеленого лука и получишь 50 рублей. На хлеб и молоко хватало.

Потом прочла в газете: в санаторий "Родник Алтая" требуется аниматор. Не знала, что за профессия такая, но пошла и сказала, что готова. Не боги ведь горшки обжигают. Меня спросили: "Сумеете?" Честно ответила, что буду пробовать, стараться.

Тут-то и пригодился наградной восьмитомник Василия Макаровича. В первый вечер я организовала шукшинские чтения. Собралась группа людей, я встала перед ними и начала рассказывать. Прежде никогда не выступала публично. Боялась, что не справлюсь. А в конце даже расплакалась, так жалко стало Шукшина.

Я ведь подготовила биографический рассказ о нем, какие-то фотографии распечатала.

- Зрителям понравилось?

- Женщины вместе со мной слезу уронили. Значит, был результат.

Лето отработала аниматором. Перешагнула через страх перед публикой. Проводила дискотеки, вечерние мероприятия, занятия по йоге, развлекала отдыхающих как могла.

По воскресеньям показывала гостям Белокуриху. "Дорогие друзья, взгляните направо. Проезжаем мимо церкви святого Пантелеймона..." За каждую экскурсию мне платили 300 рублей.

Потом был санаторий "Центросоюз", где вела программы с конкурсами. Днем - для детей, после ужина - для взрослых. Купила вечернее платье и в нем выходила на сцену. Люди сидят, отдыхают, выпивают, едят, музыка звучит, огоньки мигают, а я стараюсь вовлечь собравшихся в разговор. Не самая простая задача, поверьте. Тоже своего рода закалка, работа над собой...

Изделия Анны-искусницы. Фото: из личного архива

О "Здравице" и кузнице

- Был еще и конкурс "Мисс Белокуриха".

- В 2010 году. Узнала, что планируется такое шоу, и решила сходить. Оказалась самой старой, вернее, возрастной из участниц: мне исполнилось почти двадцать семь, а самая молодая девочка едва отпраздновала шестнадцатилетие.

Но я подготовилась, физическую форму восстановила, немножечко похудела.

Вспоминаю конкурс с удовольствием. Классно было! Когда подошла очередь представить себя публике, я показала свои портреты Василия Шукшина, прочитала стих, посвященный Алтайскому краю. Сама написала. Помню, читаю, а ноги дрожат. Даже забыла от волнения какую-то строчку, но зал зааплодировал, поддержал. В итоге удостоилась звания "Мисс женственность".

Что-то новое в себе открыла. Всегда считала, что я толстая, некрасивая, а, оказывается, можно получить награду в том числе и за внешность. Здорово!

По вечерам стала ходить в художественную школу, возобновляла навыки в рисовании. Дочку оставляла с бабушкой и бежала на занятия. Последняя маршрутка отъезжала без четверти восемь, если опаздывала на нее, домой возвращалась пешком, шла в гору. Но - ничего, не страдала, все было в радость.

- Вы же и в хор записались?

- До этого были восточные танцы, фитнес и волейбол. Играла, не удивляйтесь, за мужскую команду.

А тут увидела объявление в газете, что местный ансамбль "Здравица" набирает всех желающих. Говорю бабушке: "Давай пойдем". Бабуля сперва согласилась, потом передумала, я же втянулась, хотя слух у меня есть, а вот голос - не особо. Занялась связками, начала их разрабатывать. И костюм старообрядческий пошила. Под репертуар.

В ансамбле я была самой молодой, меня окружали прекрасные женщины от шестидесяти лет и старше. Ну приходили еще трое мужчин того же возраста.

- Благодаря "Здравице" вы, собственно говоря, и оказались в кузнице?

- Так вышло. К тому моменту я уже полтора года работала личным секретарем у Александра Бенгардта. К нему меня сосватала напарница по восточным танцам. Александр Александрович - уважаемый человек, председатель совета директоров АО "Курорт Белокуриха". Начальник строгий, но справедливый.

Днем выполняла поручения Бенгардта, а вечером шла в хор. С коллективом мы выступали на самых разных мероприятиях. И вот как-то понадобился нам ухват. Вызвалась его найти. Вот кто тянул за язык? Мне вечно больше всех надо!

Начала искать в интернете, в сообществе Белокурихи наткнулась на кузницу Алексея Ларина. Позвонила. Когда сделали заказ, после службы пришла забрать. У меня был такой, знаете, офисный стиль - маникюр, какая-то блузочка, юбочка, каблучки... Взяла ухват и смотрю куда-то вглубь мастерской, а там стоят горн и наковальня. Вернее, тогда еще не знала, что и как называется, но почему-то сказала: "Можно попробовать? Хочу заняться кузнечным делом".

- Вот так, с бухты-барахты?

- Именно! Алексей посмотрел на то, как я одета, вероятно, решил, что пожаловала какая-то дурочка, но вслух вежливо ответил: "Да, приходите".

Об увлечении и становлении

- Видимо, не сомневался, что никогда вас больше не встретит. Уйдете и не вернетесь.

- Наверняка!

Однако получилось по-другому. Я дождалась ближайших выходных и опять пошла в кузницу.

- Уже не на каблуках?

- Переоделась в спортивные штаны, кофту с закрытыми рукавами, повязала косыночку на голову. И начала учиться, пробовать. Сложно передать словами, но почему-то мы с металлом услышали друг друга с первого раза. Взяла в руки кувалду и сразу поняла: мое!

- Сколько она весит?

- Обычно килограмма полтора-два.

- Не очень тяжелая.

- Как сказать! Если работаешь весь день, к вечеру устаешь сильно. Даже обычным молотком трудно без конца долбить в одно место, а уж кувалдой...

Алексей Ларин протянул лист металла, предложив пофантазировать. И я дала себе волю! Глаза были по пять рублей. Как самая большая монета... Настолько увлеклась, что обо всем забыла. И ощущений подобных раньше не испытывала. Круче всего на свете!

Ушла в тот день совершенно окрыленная. Потом стала после работы приходить в кузницу. У меня были подружки, оставляла с ними дочку и бежала в мастерскую. Ничего не хотела, только ковать. Даже любимой бабушке ни слова не говорила, она вряд ли поняла бы мое новое увлечение.

Потому и Люду начала брать с собой. И вот она грязная, чумазая стоит с молотком, что-то делает, в куче железа копошится. А я прошу: "Доча, ну постучи еще, поиграй пока".

Так шло мое становление как кузнеца. В офис приходила и рисовала эскизы. Была целиком поглощена новым для себя делом. Вскоре поняла, что не хочу разрываться и сидеть на двух стульях. Хватило буквально пары недель, чтобы осознать: пора уходить.

Никак не могла решиться и прямо сказать Александру Бенгардту. Позвонила по телефону из приемной, начала фразу: "Александр Александрович, мне надо с вами поговорить..." Он перебил: "Потом, Аня! Занят". Выпалила: "Я увольняюсь!" Повисла тишина. "Зайди". Выслушал меня и отпустил. Подарил на память роман Алексея Толстого "Петр Первый", подписал, пожелал удачи.

- И вы ушли к Ларину?

- Заранее предупредила Алексея, что решила уволиться. Спросила: возьмешь на работу? Кажется, он опять не поверил, что говорю всерьез. И другие знакомые крутили пальцем у виска: куда ты, сумасшедшая? В кабинете сидишь, чай пьешь, зарплату стабильно получаешь. Десять тысяч рублей - вполне приличная, по нашим меркам, сумма.

Мне не хватало, наверное, значимости. Люблю заниматься реальным делом, а не кресло для видимости занимать, бумажки перекладывать и в носу поковыряться. Меня это не устраивало.

В кузнице увидела реальный результат своих трудов. Уходила не за деньгами, а за идеей. Золотых гор никто не обещал, да я на них и не рассчитывала.

Зато помню гордость после первого самостоятельно выполненного заказа. Это была кованая вывеска для ресторана "Дилижанс" в селе Новотырышкино. Оно здесь рядом.

Алексей сказал: "Становись, вырезай буквы и фактурь". Ну я и начала резать. Зубилом. Болгаркой тогда еще не владела. В итоге мы сдали вывеску, и Ларин поделил деньги пополам - 50 на 50.

Изделия Анны-искусницы. Фото: из личного архива

О реакции и спичечном коробке

- Первый гонорар.

- Именно! Испытала восторг. Занимаешься любимым делом, а тебе еще и платят! Увы, в нашем мире без денег никуда, кто бы что ни говорил. На одной идее долго не протянешь...

Монтировали с Алексеем вывеску, и мне было жалко с ней расставаться. Как художнику, который долго писал картину, вложил в нее столько энергии, вынашивал, словно ребенка. Уже и гонорар этот был не так важен...

- В ресторан-то зашли?

- Нет, развернулись и уехали из Новотырышкино.

Так начались мои трудовые будни на новом месте. Часто выходила в субботу и даже в воскресенье. Буквально бежала!

Удар оттачивала на скобах... Надо было научиться работать у наковальни, видеть, когда нагрелся метал. Это все по ощущениям, наитию. Смотришь и понимаешь: уже готово, можно брать.

Поначалу, знаете, еще какая сложность была? Если ты правша, то левой рукой держишь клещи, а второй берешь инструмент - молоток. Сложно сразу приноровиться правильно удерживать заготовку и бить по ней. По крайней мере у меня не сходу стало получаться. Еще важно, чтобы металл не отлетел...

Первые мои работы были, конечно, слабенькими, потом подучилась, и дело пошло.

- Вы вдвоем с Лариным работали?

- Он взял меня как напарника. И были еще два сварщика, оба Андреи.

- Как они приняли вас?

- В общем-то, никто не верил, что надолго задержусь. Думали, поиграется девочка и уйдет... Заказчики удивлялись, увидев меня в мастерской: "Она что тут делает?"

- Сколько вы продержались в мужском коллективе?

- Весь 2012 год. Зимой у нас отключилось отопление, я наравне с остальными батареи меняла, гайки прикручивала, трубы резала... Когда к вечеру все починили, так замерзла, что зуб на зуб не попадал. Алексей съездил за коньяком и налил мне граммов сто для согрева...

Помню, как встала к пневмомолоту. С ним надо аккуратно обращаться. Сразу его услышала, на чувствах. И спичечный коробок с первой попытки закрыла, не повредив.

Это у кузнецов такой тест на профессионализм, считается высшим пилотажем.

Потом и сварку освоила...

"Андреевская слобода" в Белокурихе: кузница и музей ковки. Фото: из личного архива

О пинке и ревности

- А расстались вы с Лариным из-за чего?

- Знаете, если бы не было прощаний, новые встречи не случались бы.

Человек ведь может не подозревать: вдруг за поворотом его ждет самое интересное и лучшее? Порой нам нужен пинок, который дает судьба...

- Не уходите от ответа, Анна.

- Сейчас объясню. Знакомая рассказала мне, что в Барнаульском центре занятости можно получить 58 тысяч 800 рублей, если зарегистрироваться в качестве индивидуального предпринимателя. Я составила заявку и защитила бизнес-план на тему: женщина-кузнец как нетрадиционное возрождение традиций ремесла.

- Сами придумали формулировку?

- Я же сначала съездила в Барнаул на обучение, повысила квалификацию. Казенные деньги просто так никто не даст. И Люду с собой брала, на автобусе с ней добирались, жили неделю в общаге.

- А ребенка зачем потащили, почему с бабушкой не оставили?

- Посчитала, что неправильно перекладывать свои проблемы на чужие плечи, утруждать родню. Это же моя дочь.

Весь день ехали на автобусе, лишь в полночь попали на место. Честно сказать, я все прокляла. Пока заселились в общежитие, Люда с ног валилась. Мне простынки не хватило, и я спала на голом матрасе...

Отзанималась, возвратилась в Белокуриху, получив свои 58 тысяч. К чему веду? Директор центра занятости, где я училась, рассказала кому-то из барнаульских журналистов, какая деятельная девушка к ним приезжала. Кузнец.

Новость быстро разошлась, и ко мне нагрянули представители средств массовой информации со всей России. Сразу человек двадцать. С камерами, микрофонами. Даже с телеканала "Россия-24".

Этого никто не ждал. Ни я, ни Алексей Ларин. Полдня у меня брали интервью, обступив со всех сторон. Я ковала, розу собирала, это тоже снимали. И вопросы, вопросы, вопросы...

С того момента и началось. У Алексея какая-то ревность появилась. Сперва маленькая, потом побольше. Корреспонденты ведь продолжали приезжать, появлялись публикации в разных изданиях, интернете.

Хотя я абсолютно ничего не делала для этого. Известность сама пришла...

- Вы не робели?

- Фотография есть: стою в своем зашитом-перешитом фартуке и смотрю на журналистов глазами котенка из мультика "Шрек". Полными ужаса...

- Ларина можно понять. Он - кузнец, а вся слава - подмастерью.

- Ну да. Хотя у него тоже взяли интервью. Правда, больше спрашивали обо мне...

Алексей терпел-терпел, а потом, когда приехал очередной корреспондент из Барнаула, сказал: "Чтобы это было в последний раз". Я ответила: "Хорошо".

А на следующий день Алексей пригласил фотографа, который снимал, как он делает подкову...

"Андреевская слобода" в Белокурихе: кузница и музей ковки. Фото: из личного архива

О бушлате и расставании

- Словом, отношения испортились?

- Появилась какая-то безысходность. Но я продолжала работать и думать, как расширить бизнес, выйти на новые горизонты. Предложила Алексею помимо основных заказов заняться сувенирной продукцией, поучаствовать в ярмарках на Рождество или Масленицу. Подковки, ключницы, вешалки, подсвечники всегда пользовались спросом у покупателей. Я использовала связи в АО "Курорт Белокуриха", нам выделили место. Мы приехали со своим столиком, хорошо заработали, разделили прибыль между собой.

И со следующей ярмаркой я договорилась. Потом стала водить экскурсии в кузницу, организовала группы школьников. Мы проковывали с Алексеем подкову, я рассказывала про основы кузнечного дела, знакомила с наковальней, горном.

Вышла на турфирму, с которой когда-то сотрудничала гидом. К нам стали организованно везти туристов.

Постоянно тащила, как локомотив, коллег-мужиков за собой. Предлагала что-то улучшить, привнести новое.

Еще и в кузнице убирала, порядок наводила, чтобы перед гостями не краснеть. Когда работаешь, металл вокруг валяется, это выглядит неаккуратно. Мужчины особо внимания не обращают, а я женщина должна за чистоту отвечать...

В итоге заявилась на грант краевого управления по предпринимательству и рыночной инфраструктуре. Триста тысяч рублей. Съездила, защитилась.

Правда, получала деньги уже после того, как мы расстались с Алексеем.

Напряжение между нами нарастало, это прямо чувствовалось.

Когда сказала, что подала заявку на грант, Алексей заявил: занимаешься ковкой или всем остальным - выбирай. Помню, я стою, он сидит. И тон такой... неприятный. Стало окончательно ясно: все, пути разошлись.

- Что дальше?

- Говорю: "Знаешь, я пойду..." Даже не переодеваясь, взяла платье, развернулась и в рабочей одежде вышла из кузницы. Иду по Объездной улице, она у нас длинная, и реву. В голове мысли роятся: что дальше, куда идти, кому я нужна без денег?

- Но вам вроде выделили 58 тысяч с копейками?

- Да, но часть из них уже пошла в производство, Алексей еще занял 30 тысяч на нужды кузницы. Получается, все деньги там остались, а у меня ничего - ни оборудования, ни металла, ни заказов...

Показательная деталь. Папа подарил мне бушлат, чтобы не мерзла зимой. Через пару дней после ухода от Алексея я зашла в кузницу, говорю: хочу забрать свои вещи - бушлат, маску сварочника, защитные очки. Ларин ответил: "Не знаю, где они". Значит, выбросил, словно мусор.

Дикое унижение... Помню, поковырялась в металле, взяла кусочки. Зачем они были мне нужны, для чего? Не знаю. Наверное, хотела хоть что-то в руках держать. А, по сути, ушла ни с чем.

Вот такое у нас произошло расставание...

- Ларин продолжает работать?

- Да, и до сих пор при встрече со мной не в силах произнести фразу "Добрый день", смотрит в другую сторону. Хотя я пробовала помириться, приезжала потом, даже извинялась.

- За что?

- Ну не может один человек быть во всем виноват. У медали обязательно есть и вторая сторона...

Я пересилила себя, несмотря ни на что, решила пригласить Алексея на фестиваль кузнецов, который сама и организовала. Ларин сказал, что никаких обид не держит, мы же старые друзья.

Действительно, на фестиваль приехал, а потом опять началось... Детский сад какой-то!

На фестивалях исторической реконструкции Анна делится опытом со всеми желающими. Фото: РИА Томск

О розовых очках и фестивале

- Кажется, Анна, вы убежали в рассказе куда-то далеко вперед...

- Так и есть! Возвращаюсь...

После ухода от Алексея я поучаствовала в проходившем в Белокурихе конкурсе по индивидуальному предпринимательству. Выступила с презентацией, хотя у меня и изделий-то в тот момент не было. Получила диплом за второе место и памятный приз. К чему рассказываю? Когда закрываются одни двери, обязательно появляются новые пути и возможности.

Постепенно я, по-прежнему не имея ни оборудования, ни кузницы, стала нащупывать почву под ногами, двигаться вперед. Обзвонила всех знакомых, говоря, что ищу помещение для открытия своего дела. Так и узнала, что на обанкротившемся предприятии есть старая кузница. Пришла, посмотрела: бетонная коробка с потолками под четыре метра - попробуй отопи зимой! Зато стоят небольшой горн, пневмомолот, махина здоровая, и наковальня. Сразу сказала: беру.

Начала работать, искать новую клиентуру. Первый заказ был на кованую люстру.

Почему-то страха не ощущала. Не сомневалась, сумею выкарабкаться. Главное, что появилась кузница. За аренду платила 12 тысяч в месяц. Вроде не так много, но деньги надо было где-то зарабатывать.

Действительно, вырулила на прямую дорогу и в 2013 году уже смогла провести свой фестиваль.

- А это вам было зачем?

- Продолжала носить розовые очки, верить, что мир вокруг прекрасен, хотя, наверное, могла бы уже избавиться от головокружения. Сейчас смотрю на жизнь по-другому, а тогда хотела организовать встречу коллег в Белокурихе. Под гитару, у костра... Чтобы посидеть, поговорить.

- Романтика!

- Да, загорелась проектом. Зарегистрировалась на кузнечном форуме, рассказала об идее, стала продвигать ее. И, представляете, люди откликнулись, фестиваль состоялся. Спустя год после начала моей самостоятельной работы в кузнице...

До сих пор не понимаю, как это удалось. Видимо, по принципу "женщина сказала - женщина сделала"...

Но в итоге деньги, которые брала на организацию своего бизнеса, улетели на фестиваль. Почти все 300 тысяч рублей гранта... Из собственного кармана, даже не задумываясь, оплачивала горны, наковальни, уголь, удлинители, прочие материалы и комплектующие для участников...

Но о потраченном не жалею. Хотя бы по той причине, что при подготовке фестиваля встретила мужа.

- Евгений ведь тоже кузнец?

- До переезда сюда жил в Заринске, это на другом конце Алтайского края.

Женя потом рассказывал, что увидел фотографии в интернете и сразу решил: эта женщина будет моей...

И в Белокуриху целенаправленно ехал, чтобы со мной познакомиться. Он все вился вокруг, а я поначалу внимания не обращала. Потом, правда, заметила. И теперь мы вместе. На всю жизнь.

Знаете, ничего на свете не бывает напрасно. Вот вроде кучу денег на фестиваль истратила, но и мужа нашла, и новые двери для себя открыла.

- Какие?

- Расскажу.

Через какое-то время мне позвонили из Новокузнецка. Говорят: планируем на День города организовать фестиваль, знаем, что вы проводили в Белокурихе, обращаемся к вам за поддержкой и помощью.

Стали общаться, я рассказала все, что знала. Потом съездила в Новокузнецк, повезла свои работы, меня пригласили как участника.

Вернулась домой - звонок из села Семилужки Томской области. "Нам дали ваш телефон коллеги из Новокузнецка. Помогите с организацией..." Туда я тоже съездила.

Так и пошло.

Знаете, мне в радость, когда у других есть стремление, что-то в итоге получается, а я могу поддержать, подсказать. Ну и сама тоже смотрю, учусь чему-то новому. Люблю проводить мастер-классы, всегда работаю с детьми. Мне нравится делиться.

На фестивалях исторической реконструкции Анна делится опытом со всеми желающими. Фото: из личного архива

Об опоре и ниточке

- А как коллеги-мужчины реагируют на вас?

- По-разному. Настоящие мастера, мэтры, художники по металлу относятся с уважением. А большинство других кузнецов... Ну не воспринимают они женщин! Обычно стоят, смотрят: ну давай, баба, показывай, что умеешь. Не припомню, чтобы кто-нибудь помог мешок с углем донести или наковальню... Никаких поблажек. Но я не прошу и не жду, работаю с ними наравне. Если фестиваль, с утра начинаю и кручусь чумазая до самого талого, без отдыха.

- Что значит "до талого"?

- До конца, до завершения. Выражение такое.

- Муж не ревнует к вашей известности?

- Женя - моя опора, мое сердце... Мы вместе растим Люду и Андрея, сына мужа от первого брака. В жизни всякое бывало, как и в любой семье, но нас крепко связывает одна веревочка, мы оба больны ковкой.

- Когда собирался в командировку, грешным делом, подумал: может, работает Евгений, а жену вперед выставляет, как витрину...

- Да, встречала таких скептиков. Много их здесь было. Приезжали, с экскурсиями приходили, а потом смотрели, как впахиваю, и меняли мнение. Вот мои руки, их не спрячешь... Перед собой и людьми я честна. Выбрала путь и иду по нему.

Знаете, я не такая самоуверенная, как кажется со стороны. И депрессиям подвержена, и сомнениям. Люблю одиночество. Порой говорю Жене: "Может, зря все затеяла, никому это не нужно?" Он успокаивает: "Нет, ты молодец, трудоголик". Сидим вот так, общаемся. Женя справедливый и объективный, он не станет на белое говорить черное. Муж ценит правду. Нас действительно металл объединил, мы создали ячейку кузнецов, в которую сейчас и наши дети влились.

Андрею 26 лет, он еще обучается, ищет себя. Люда в восемь лет участвовала в кузнечном фестивале, за целый день ни разу не пискнула.

Меня часто спрашивают: почему у других не выходит, а у вас получается? Ответ прост: если нравится идея, даже не пытаюсь долго анализировать - сразу беру и делаю. Вот задумала организовать небольшой музей, который приносил бы дополнительный доход, и в 2018 году открыла его. Сначала встречали гостей в одной половине, пока вторая строилась. Люди идут! Мы каждому гостю рады.

Человек, зарабатывающий своим трудом, даже копейку будет ценить. Сейчас обзорная экскурсия стоит у нас 150 рублей. Проводим ее и для одного человека. В стоимость входит посещение музея, рассказ и чаепитие. Много знаете мест, где вас сегодня чаем напоят за такую сумму?

Нет плохой или стыдной работы, если она честная. Помню, как стояла в курортной зоне Белокурихи с раскладным столиком и продавала свои изделия, так называемую сувенирку. Конечно, стеснялась, не хотела, чтобы торгашкой обзывали. У меня и фотографии есть: теплый рыбацкий костюм, шапочка на голове...

Думала: "И чего тут мерзну на морозе?" Потом люди стали подходить: "Здравствуйте, это вы сделали?" Потихоньку стали покупать, заказывать. Постоянные клиенты появились. У меня больше изделий уходило в Москву, чем в Белокурихе оставалось.

Кто-то из коллег говорит: ой, я продавать не умею. Но я тоже не умела. Жизнь заставила. Вы не сидите, а встаньте, шаг сделайте и попробуйте. Вдруг получится? Никто о тебе не позаботится, если будешь ждать.

Я вот ничего не чуралась. С утра до трех часов дня работала в кузнице, потом ехала в курортную зону и там торговала. Каждый божий день!

Как-то позвали в Нижневартовск на фестиваль "Самотлорские ночи". Говорю мужу: "Жень, поедем?" Он согласился. Доверху утрамбовали машину сувенирными изделиями и - в путь. Три дня туда, три дня там и три дня обратно. Казалось, зачем такие мучения? Не ради денег же. А мне было по кайфу, классно!

Потом четыре года подряд туда ездили, каждое лето. Возили не только подковы и ключницы, но и алтайские травы. Специально побывала на оптовой базе в Белокурихе, получила сертификат, накупила разнотравья и сама фасовала по пакетикам. У нас мешки по всему дому стояли, мы вечно в пыли ходили...

"Цитадель" - площадка, где могли бы жить и трудиться народные умельцы со всей России. Фото: из личного архива

О лайфхаках и "Цитадели"

- А на международные выставки вы как попали? Дубай, Милан, Барселона...

- Давно выработала для себя жизненную формулу: хочу, могу и делаю. Ставлю цель и добиваюсь. Если понемножку вникать и стараться, результат непременно придет. Проверено на практике. Дарю лайфхак, как сейчас говорят!

Сначала слетала в столицу Каталонии на международный форум женщин-предпринимателей AMER, там познакомилась с Александрой Тимориной, руководителем галереи Crisolart, которая занимается выставками в Эмиратах, Америке, еще нескольких странах. Стали переписываться в WhatsApp, и она позвала меня в Дубай, потом в Милан. Так ведь обычно и бывает, стоит лишь потянуть за ниточку...

Потом искала спонсоров, чтобы оплатили дорогу, маршрут выбирала с билетами подешевле...

После поездки в Италию нам с Женей пришлось продать обручальные кольца, чтобы закрыть долги и выплатить налоги. Прилично потратились! Плюс разные непредвиденные расходы - долго рассказывать. А кольца мы все равно не носили. Когда работаешь в кузнице, руки постоянно грязные, тут не до украшений.

Сказала мужу: "Купишь потом мне другое - с бриллиантом или какое-нибудь самое крутое, платиновое".

За кордоном мы опыт получили, я на людей посмотрела, вдохновилась. Считаю, это важнее колец.

В Дубае познакомилась с русской художницей Валей, которая с детства живет в Эмиратах и рисует игрушечные образы, и японкой по имени Кейко. Фамилию вот забыла. Она делает интересные авторские сумки, в своеобразной технике. Внутри - настоящий шелк.

В итоге обе девушки приезжали потом к нам в гости. В сентябре прилетела Валя из Дубая, а на Новый год - Кейко. Встретили ее в Новосибирске, привезли в Белокуриху. Неделю тут прожила.

- На каком языке вы говорили?

- Через переводчика в телефоне и так, на ломаном. Но - ничего, понимали друг друга.

Мы до сих пор общаемся, переписываемся, дружим. Ниточка...

- А что за "Цитадель мастеров Алтая" вы задумали построить?

- Это на курорте "Белокуриха-2". Красивое место - на горе, в лесу. Мы с Женей взяли участок земли - 27 соток. Сначала в аренду, потом выкупили. Хотела назвать проект "Деревня мастеров", потом решила, что слишком банально, остановилась на "Цитадели". Задумала как площадку, где могли бы жить и трудиться народные умельцы со всей России. Тут - гончарная мастерская, там - кузница, дальше - музей льна... От семи до десяти домов. Приезжаешь в Белокуриху, берешь помещение в аренду и работаешь - себе на пользу, другим на радость. Хотела сделать широкую дорожку, чтобы колясочники могли проезжать...

Всё для людей!

Первое время в проект никто не верил, но мы построили галерею, затем аил...

- Это что такое?

- Национальное алтайское жилище. Уже бы весь проект закончили, если бы нашли финансирование. Опять все упирается в деньги...

Уютный семейный дом. Фото: из личного архива

О цене и истинных ценностях

- А кредит взять?

- Мне хватило гранта, полученного в свое время. Устала потом отчеты писать. С меня и налоги вычли. Триста тысяч выдали, тридцать забрали, хотя об этом никто не предупреждал.

Кредит точно не лучше гранта. На сегодня мы приостановили работы. Крутишься, стараешься, и вдруг накатывает уныние. Хочется, чтобы люди помогали, поддерживали, а не только приходили на готовое...

На нас с Женей манна с небес не падает, почему другие хотят получить все сразу на блюдечке с голубой каемочкой? Год назад мы даже собирались продать усадьбу, в которой живем, чтобы вложиться в проект.

Уютный семейный дом и его хозяева: Андрей, Женя, Анна и Люда. Фото: из личного архива

- А сами куда?

- Не пропадем, без крыши над головой не останемся. В конце концов можно жить в трейлере на колесах. Это не самое важное. Ценность не в квартире, богатом доме или дорогой машине.

Хочется сделать что-то реальное, по-настоящему полезное. Жить стоит ради больших целей.

- Мне кажется, вам уже есть что предъявить землякам, и не только им.

- Да я ведь сейчас не лично о себе... Вот говорят: Алтай мастеровой. А вы пройдитесь по сувенирным лавкам Белокурихи - сплошной Китай! Кто не дает поддерживать местных умельцев? Почему они уезжают за границу, в другие регионы? В Белокурихе остался один гончар - Алексей. Был еще Женя, но улетел на Бали. На мой взгляд, это плохо. О нас вспоминают, когда надо перед высокими гостями козырнуть, похвастать чем-нибудь самобытным, а вот реальной помощи от чиновников не дождаться.

Поэтому и захотела построить цитадель, крепость, защитить мастеров от несправедливости. Но, может, не время. Или не судьба.

- Капитуляция - не ваш стиль, Анна.

- И не собираюсь. Делюсь мыслями. Такой у меня период - анализа и переоценки. К сожалению, прихожу к выводу, что порой лучше сидеть в своем домике, не высовываться, думать о себе, семье, музее и кузнице, не беря в голову лишнее...

Мне 38 лет. Врачи, извините, уже остеопороз ставят, с коленями проблемы. А случись что? Ходить ведь не смогу. И кто об этом должен побеспокоиться, если не я? Много таких тревог.

Нет, ни от каких планов пока не отказываюсь. "Цитадель мастеров" поставила на паузу. Там у нас не спеша работает Павел, строитель. Проект упирается, идет внутреннее сопротивление, но он обязательно выстрелит. Даже не сомневаюсь.

- Кузница помогает вам поддерживать настроение?

- Думы мешают... Иногда хочется уже снять розовые очки, потерять их или разбить. С другой стороны, это буду не я.

- У вас есть любимые изделия?

- Образы, которые мне дороги. Женские. Когда занялась ковкой, стала видеть их в металле. И названия всегда приходят: Вселенская матерь, Хранительница...

- Себе что-то оставляете на память?

- Знаете, сначала хотела, чтобы после меня сохранились какие-то работы, а потом решила: ничего нет лучше природы. Я пришла из ниоткуда и уйду в никуда. Родным сказала, чтобы не хоронили, когда умру. Пусть прах развеют, и я растворюсь в окружающей красоте.

Даже музей мой кузнечный беречь не надо. Останется - хорошо, закроется - ну и ладно.

- Коня вы остановить не пробовали? На скаку.

- Не доводилось.

- Уверен, получится, Анна.

- Считаете, стоит проверить? Если доведется, скажу вам. Или напишу...

Белокуриха, Алтайский край - Москва