"Ниток суровых два фунта и материю красную на флаги…" Экспедиция "Родины" установила, кто и чем занимался век назад на архипелаге Новая Земля

Изба промысловиков в Русской Гавани на Новой Земле. / Татьяна Сухановская
Изба промысловиков в Русской Гавани на Новой Земле. / Татьяна Сухановская

Новую Землю поморы не случайно называли Маткой: с XII века они добывали здесь песцовые, медвежьи, моржовые, тюленьи и оленьи шкуры, омуля и гольцов, гагачий пух. Избы новоземельских промышленников - главная цель высадки в Русскую Гавань экспедиции "Родины".

Вместе с командой Арктического плавучего университета, который работает сейчас на Новой Земле с участием спецкора "Родины", мы идем по следам новоземельских промысловиков. Русской гавань назвали благодаря поморам, ставившим здесь кресты с древних времен, задолго до зимовки Виллема Баренца. Об этом, кстати, сообщали в своих дневниках члены этой голландской экспедиции.

Ледник Шокальского. Фото: Татьяна Сухановская

…Ледник Шокальского в бухте Откупщикова - словно надвинутая на брови залива шапка. Его "парадный" склон высотой с десятиэтажный дом тянется километров на пять. Ежегодно 150 метров ледника "сползают" в море. Доказательство этому - парад свадебно-белых с голубым отливом айсбергов, торжественно плавающих в бухте.

Кстати, названа бухта тоже в честь помора - мезенский кормщик Павел Откупщиков был нанят Федором Литке на бриг "Новая Земля" в качестве лоцмана. Следы поморов на Новой Земле не смывает даже время, хотя последние промысловики уехали с архипелага почти 70 лет назад.

А остров Богатый название получил из-за птичьих базаров. Он и сегодня остается "роддомом" для новоземельских пернатых. К примеру, гаги обыкновенной, пух которой сестра моей бабушки Наталья вместе с тремя сыновьями собирала в 30-е и 40-е годы прошлого века. У советского Госторга на все виды новоземельских промыслов существовал план - попробуй, не выполни! Нормы сдачи пуха "спускались" каждой семье. Но хватало и для себя - гагачьи шали среди новоземельцев были тогда очень популярны.

Туманы и льды с борта корабля "Профессор Молчанов". Фото: Татьяна Сухановская

Кстати, во время Первой мировой войны для забытых на архипелаге русских колонистов птичьи яйца, судя по дневникам моих родичей, стали своего рода валютой - на эти круглые теплые "деньги" у норвежских промышленников можно было "купить" муку, патроны и табак.

Новое советское государство начало помогать русским промысловикам в 1919-м: самим было тяжко, но полярников не бросали. Вот, к примеру, один из счетов на товары для отправки на Новую Землю: "30 мая 1919 г. От Союза Шенкурских потребительских обществ - ниток суровых 2 фунта на сумму 51 р. 20 к.; муки картофельной - один фунт на сумму 3 р. 60 к.; масла простого - один фунт на сумму 7 р. 67 к.; одну пачку спичек на сумму 1 р. 93 к."

А еще в Архангельском областном архиве хранятся счета от народной типографии, Союза смолокурных артелей, городского склада и кооператива Шенкурского уезда. С 1919 года они отправляли на Новую землю картофельную муку, спички, чернила, бумагу, отрывные календари, и, конечно, "материю красную на флаги".

Кстати, до революции большую часть русского населения Новой Земли составляли именно жители "сухопутного" Шенкурского уезда: мы уже рассказывали, что семьи Богословской волости, из Пинежского городка, основали на архипелаге первое русское поселение Ольгинское. А за ними потянулась вся деревенская рать. Так и получилось, что предприимчивые шенкуряне "вцепились" корнями в скалистые берега.

Высадка в Русской Гавани. Фото: Татьяна Сухановская

И в промысловом становище, которое спряталось на пляже между двух гор напротив острова Богатый, в тридцатых годах прошлого века тоже поселились жители Шенкурского уезда. Чтобы добраться до него, нам пришлось преодолеть каньон, перейти снежник и две речки, "прочавкать" по болотцу.

Две заброшенные избы примостились на самом берегу. Территория вокруг, как после боя, усыпана ржавой техникой (после промысловиков здесь стояли метеорологи и военные). На повети домов - старые сети и бочки из-под рыбы, внутри комнат - брошенные инструменты и ящики второй половины XX века, старый брезент.

Новые хозяева стерли следы поморов, но, когда мы вошли в первый дом, имена промысловиков Русской Гавани уже знали: их помог установить "Родине" по данным архивов архангельский краевед, наш верный читатель Анатолий Бутаков. Даниил Афанасьевич Труфанов, 1894 года рождения, родом из деревни Буяновской Шеговарской волости Шенкурского уезда. Да жена его Анна Григорьевна, 1901 года рождения, а еще дочка Валя, появившаяся на свет в 1924 году.

Впервые имя Даниила Труфанова упоминается в документах о Новой Земле в 1923-м. Известно также, что когда-то он был здесь руководителем промышленной артели, в Первую мировую войну находился в германском плену, затем воевал в Красной Армии.

Промысловые избы на берегу гавани. Фото: Татьяна Сухановская

ёВторая семья, жившая здесь - тоже Труфановы, но помладше: Иван Яковлевич 1900 года рождения и Елизавета Николаевна 1909-го. Известно, что для промысла супруги завербовались на пять лет. Скорее всего, обе семьи были родственными. Что стало с ними после переезда с архипелага? Откликнитесь, потомки новоземельцев из 30-х!

Тем временем начальник отдела сохранения историко-культурного наследия национального парка "Русская Арктика" Евгений Ермолов проводит описание нового "объекта историко-культурного наследия", после чего становищу поморов будет "вручен" собственный паспорт. Это тоже событие - мы присутствуем на церемонии регистрации нового памятника истории Новой Земли!

Что дальше по курсу? Фото: Татьяна Сухановская

- Дома добротные, поставлены на грунт. Вот перегородки в доме - позднего периода, их наверняка оставили военные. До этого, судя про всему, здесь было одно большое просторное помещение с элементами декора. Видите аккуратно вырезанную на верхнем брусе арку? - показывает дом Евгений Ермолов. - Чердак явно использовался - наверное, там сушили сети. Стены покрыты дранкой для изоляции - она тоже периода тридцатых. Северные мастеровые люди делали свои дома аккуратно и с душой.

На фоне наспех сколоченных полок позднего советского периода выделяется вешалка для одежды 30-х годов - очень добротная, вырезанная из цельных пород дерева. Такие сохранились во многих старых избах Поважья до сих пор. Возможно, привезена из родного дома - "для уюта".

Но шенкуряне умели мастерить не только вешалки. Так, в архиве Петербургского института российской истории хранится подряд на постройку новоземельского карбаса аж XVII века. Звучит как песня:

"Шенкурской четверти деревни Пинежки Богословского монастыря крестьянин Игнашко Григорьев сын Носовых подрядился зделать карбас в новоземельский кочевой промысел из доброго соснового леса длиною по колоде 3 сажени, лодеи по семи набоев на стороне верхному набою от корга до корга четыре 4 сажени с аршином, сажени мера пол-третья аршина 2 вершка, и учинить в том карбасе 9 упругов и порубни и поколении зделати, и высмолить с обе стороны ему подрядчику своею смолою и конопать положить своя и приплавить тот карбас на Колмогоры и отдать в дом архиреискои на срок на Николин день вешней ныняшнего 203 года (1695)".

А вот домой возвращались не все. Как, например, "важенин Богословского монастыря бобыль Селиверстко, рядовой промышленник (покручник)". В 1696 году его коч разбился в море, а Селиверстко пропал без вести...

Поморник кружит над островом Богатый. Фото: Татьяна Сухановская