Мы это уже проходили. Как США пытались сорвать строительство газопровода Уренгой - Помары - Ужгород - Российская газета

Санкциям Америки - труба!

Как лопнули попытки США сорвать строительство газопровода Уренгой - Помары - Ужгород

Четыре десятилетия назад, в условиях жестких экономических санкций США, был построен самый длинный и самый мощный в мире газовый трубопровод, пересекавший четыре часовых пояса, Уральский хребет и Карпаты, 649 больших и малых рек, в числе которых Обь, Волга, Дон и Днепр. Трасса длиной 4451 километр, проходившая через всю РСФСР и Украинскую ССР, соединила Западную Сибирь с Западной Европой, сделав доступным для миллионов людей континента газ богатейшего месторождения Уренгоя.

Газопровод Уренгой - Помары - Ужгород. Наш ответ Рейгану.
Газопровод Уренгой - Помары - Ужгород. Наш ответ Рейгану.

Газопровод Уренгой - Помары - Ужгород, будучи ключевым проектом сделки "газ - трубы", заключенной еще в 1970 г., объединял энергосистему Восточной и Западной Европы. Такое положение вещей вызвало крайнее беспокойство заокеанской сверхдержавы. Дешевый и доступный газ выталкивал США с европейского энергетического рынка, что заметно подрывало их геополитические позиции в этом регионе. Вопрос, как заставить союзников отказаться от советского газа, неоднократно обсуждался на заседаниях Совета национальной безопасности США1.

Воспользовавшись волнениями в Польше, администрация Рейгана ввела ряд экономических санкций против СССР и пыталась оказать давление на европейских партнеров.

1962 год. Бормашины стратегического назначения

Решение Рейгана не было столь уж неожиданным. Американская санкционная политика в отношении Страны Советов имела давнюю историю. Еще в 1919 г. США участвовали в экономической блокаде Антантой молодой советской республики, и только к середине 1930-х годов экономическое давление было ослаблено. После по-настоящему плодотворного сотрудничества во время Второй мировой войны политические соображения вновь возобладали над экономическими. В 1949 г. на учредительной сессии НАТО было принято решение о запрете поставок стратегического оборудования в СССР и страны соцлагеря.

Позднее Вашингтон искал повод к запрету экспорта "коммунистам" любых американских технологий. Так, в 1961 г. Сенат США сформировал специальную следственную комиссию в связи с закупкой Москвой 45 станков для шлифовки бетона и обработки мелких колец типа септиков. Конгрессмены предположили, что станки будут использованы Советами в производстве межконтинентальных ракет. И это был не единственный курьез: в 1962 г. Пентагон потребовал запретить поставку 38 зубообрабатывающих станков фирмы Gleason, так как американцы посчитали, что даже бормашины будут использованы Советами исключительно в военных целях2.

Министр строительства предприятий нефтяной и газовой промышленности Б.Е. Щербина (1919-1990).

1980 год. Запрет на пшеницу

В 1970-е годы силами Л.И. Брежнева и Р. Никсона торгово-экономические отношения СССР и США пережили некоторый расцвет, за которым, однако, последовала рецессия американской экономики. Воспользовавшись вводом войск СССР в Афганистан, предшественник Рейгана на посту Дж. Картер начал широкомасштабное наступление на недавнего партнера, активно лоббируя таким образом интересы американских промышленников и предпринимателей. В январе 1980 г. было введено эмбарго на поставку зерна в СССР. Картер надеялся тем самым создать продовольственные затруднения в Советском Союзе, но просчитался: эмбарго больно ударило по американским фермерам, Москва же заключила долгосрочные соглашения с другими поставщиками - Аргентиной, Бразилией и Канадой.

В апреле 1981 г. Рейган отменил неудачные санкции своего предшественника, но Советы к американской пшенице так и не вернулись. Впрочем, Рейган не отказался от политики экономического давления на "империю зла". Опасность потерять европейский энергетический рынок подтолкнула правительство США к новым решительным действиям. Формальным поводом к введению новых санкций послужило жесткое подавление в подконтрольной Советам Польше оппозиционного движения под руководством профсоюза "Солидарность".

Трудовые будни строителей. Фото: РИА Новости

1981 год. Не летать, не торговать, не строить

В декабре 1981 г. госсекретарь США А. Хейг направил министру иностранных дел СССР А.А. Громыко ноту, в которой извещал советское руководство о целом пакете санкций, одобренном Рейганом: в одностороннем порядке ликвидировалась советско-американская закупочная комиссия - специальная структура, осуществлявшая импорт сырья и оборудования; советские торговые специалисты высылались из страны; рейсы Аэрофлота в США приостанавливались.

Вашингтон запретил американским компаниям продавать в СССР лицензии и готовую продукцию: электронную технику, компьютеры, и главное - оборудование для нефтяной и газовой промышленности. Таким образом основной удар приходился по газовому трубопроводу Уренгой - Помары - Ужгород, подготовка к строительству которого шла полным ходом. Хейг, бывший командующий войсками НАТО в Европе, лицемерно заверял:

"Мы не испытываем удовольствия от принятия этих мер, но советские действия не оставляют нам иного выхода. Мы призываем вашу страну использовать влияние на Польшу с тем, чтобы содействовать прекращению нынешних репрессий и восстановлению диалога между всеми элементами польского общества"3.

Трудовые будни строителей. Фото: РИА Новости

1983 год. Газовая контратака Европы

Строительство газопровода было одним из самых дорогих проектов позднесоветского периода: в 1981-1983 гг. на него было выделено почти 4,1 млрд рублей, большая часть из которых шла на закупку импортного оборудования. Основными поставщиками были Япония (она продала оборудования почти на 1,2 млрд руб.), ФРГ (883 млн руб.), Италия (688 млн руб.), Франция (615 млн руб.), Финляндия (267 млн руб.) и Великобритания (241 млн руб.)[4]. Американские промышленные фирмы в Европе вынуждены были либо разорвать контракты, заключенные с советскими организациями, либо выполнить обязательства и самим попасть в санкционный список США - и то и другое предполагало многомиллионные убытки.

Администрация Рейгана оказывала давление на европейских партнеров, добивалась исполнения американских и введения ими аналогичных санкций, ограничивавших поставку газового оборудования в СССР, и в то же время пыталась навязать свои энергетические контракты лидерам Италии, Западной Германии и Франции. В 1983 г. сотрудники посольства ФРГ в Москве признавались советским дипломатам, что сразу после объявленных санкций от ряда американских концернов поступили предложения на поставку газа из США на общую сумму в 20 млрд долларов5. Однако европейцы последовательно отстаивали свое право на взаимовыгодное сотрудничество с СССР. Ведь сделка обеспечивала не только относительно дешевый советский газ и его удобную транспортировку, но и стабильные рабочие места, что в условиях общеевропейского экономического кризиса и безработицы делало ее необходимой для Старого Света.

В ответ на ультимативное объявление Рейгана министр экономики ФРГ О. Ламбсдорф заявил, что Германия не собирается поддерживать эмбарго в отношении поставок, в которых США играет роль субподрядчика.

"Железная леди" М. Тэтчер была готова поддержать санкции против Польши, но потребовала отменить меры, введенные против газопровода из Сибири в Европу, как представляющие серьезную угрозу единству западного альянса.

Миттеран и французские социалисты решили вопрос кардинальным образом: попросту национализировали предприятия, поставлявшие оборудование для трубопровода6.

Япония также отклонила требование об отказе от экспорта в СССР оборудования, произведенного с использованием американских лицензий, расценив его как посягательство США на суверенитет других стран7.

Конечно, и в Европе раздавались голоса против трубопровода. Так, в начале 1980 г. французские журналисты устроили шумную информационную кампанию, предупреждая, что советские нефть и газ грозят Западу неисчислимыми бедствиями, т.к. через каких-то 50-60 лет Европа окажется в энергетической кабале от СССР8. Но, несмотря на опасения, прагматичные политики Старого Света единым фронтом отразили американский санкционный "крестовый поход".

Федеральный канцлер ФРГ Гельмут Шмидт (1918-2015).

Брежнев - Шмидт: они не пройдут!

Руководители СССР прекрасно понимали заинтересованность западноевропейских стран в советских энергоресурсах. Во время встречи с лидером ФРГ Г. Шмидтом в 1981 г. Л.И. Брежнев откровенно заявил:

"Нам известно, что рост экономических связей между нашими государствами далеко не везде встречает восторженный прием. На ФРГ оказывают давление, запугивают какой-то зависимостью от поставок советского энергетического сырья, некоторых минералов. В то же время отговаривают от поставок в СССР оборудования в надежде помешать развитию нашей промышленности. Что можно на это сказать? Налицо попытки возродить методы "холодной войны" в международных экономических отношениях. Мы никому не навязываем своей нефти и своего газа. У нас есть возможности для производства оборудования, не уступающего западным образцам. Но мы не сторонники автаркии, мы против искусственных преград в международном разделении труда. Выгодно или невыгодно - вот чем издревле руководствовались деловые люди. Это и сейчас должно быть единственно нормальным критерием"9.

Канцлер ответил:

"Что касается попыток оказать на нас давление, принудить к свертыванию экономических связей с Советским Союзом и с социалистическими странами, то это напрасный труд. Не для того мы заключали 25-летнее соглашение. Как федеральный канцлер с полной ответственностью заявляю Вам, г-н генеральный секретарь, что мы никому не позволим вмешиваться в наши торгово-экономические связи. Так было, так будет и впредь"10.

Подписание акта на поставки природного газа из СССР в ФРГ. 1 февраля 1981 г.

Отступление Рейгана

Санкции в отношении СССР возымели неожиданный для Рейгана обратный эффект: конфликт с западноевропейскими партнерами, серьезный удар по авторитету США, экономические потери... Смерть Брежнева в ноябре 1982 года стала поводом для отмены все более очевидно бессмысленных антисоветских мер. Единственное, чего удалось добиться Вашингтону, - взять обязательство с европейских партнеров не строить вторую нитку газопровода.

Как ни парадоксально, это решение в итоге тоже сыграло на руку советской стороне. Основными потребителями газа стали ФРГ, закупавшая до 10,5 млрд м3 в год, Франция и Италия - по 8,0 млрд м3 каждая. Всего в соответствии с контрактами СССР должен был поставить к 1993 г. 234 млрд м3 газа. Общая выручка от продажи такого объема газа должна была составлять рекордные 26 млрд руб., при учете сохранения цены в размере 155 долларов за 1 тыс. м3 газа (по состоянию на 1983 г.). В январе 1983 г. министр газовой промышленности В.А. Динков и заместитель министра внешней торговли Н.Г. Осипов докладывали секретарю ЦК КПСС В.И. Долгих, курирующему советскую промышленность, что в связи с экономией энергии, распространенной в западноевропейских странах, "трудно рассчитывать на увеличение поставок природного газа до 1990 года сверх объемов, предусмотренных действующими контрактами"11.

Таким образом, ввод в эксплуатацию новой нитки, повышавшей мощность газопровода вдвое, оказывался попросту нецелесообразным.

Политические перипетии создавали постоянную опасность срыва контрактов, поэтому советская сторона приняла решение наладить импортозамещение и оснастить "стройку века" техникой собственного производства: газоперекачивающими агрегатами, аппаратами воздушного охлаждения газа, трубами и трубоукладчиками и др. На отечественных заводах было разработано и введено в эксплуатацию около 170 типов спецтехники, лицензии на многие из них удалось потом выгодно продать за рубеж. Во многом именно неоправданная "атака" США на грандиозный европейский проект способствовала его ускоренной реализации, а также модернизации отечественной газовой индустрии.

Но главным, конечно, был человеческий фактор.

Новости о том, что "враги мира и разрядки" вмешиваются в центральную стройку пятилетки, вызывали в СССР протест и возмущение. Особенно раздражали распущенные идеологическим противником слухи об использовании на строительстве труда заключенных, в то время как здесь работали высококвалифицированные специалисты, а оплата труда превышала среднюю втрое. Тысячи специалистов и молодежные отряды со всех концов страны изъявили желание принять участие в сооружении этой магистрали. Началось масштабное соцсоревнование, в результате которого основные строительные работы, распланированные на 36 месяцев, шли в три смены и были выполнены за год. Летом 1983-го начались испытания газопровода, а 13 января 1984-го голубое топливо из Уренгоя потекло в Европу.

Документы Российского государственного архива новейшей истории свидетельствуют об энтузиазме, охватившем страну после сообщения о попытках американцев помешать строительству трубопровода. "Родина" публикует докладную записку министра строительства предприятий нефтяной и газовой промышленности Б.Е. Щербины, руководившего всеми работами, в ЦК КПСС.

Эстафета "Газ Уренгоя - миру" в честь окончания сооружения магистрали.

Записка Б.Е. Щербины в Отдел тяжелой промышленности ЦК КПСС

9 марта 1982 г.

Министерство строительства предприятий нефтяной и газовой промышленности докладывает, что после ноябрьского (1981 г.) Пленума ЦК КПСС, на котором товарищ Леонид Ильич Брежнев указал на экономическое и политическое значение строительства системы магистральных газопроводов из Уренгоя в центр страны и назвал их центральными стройками пятилетки, со всех республик в организации отра-сли поступает большое количество писем от трудящихся, прежде всего молодежи, с просьбой послать их на эти стройки.

Заметно увеличился поток писем после объявления американской администрацией мер, направленных на срыв строительства экспортного газопровода Уренгой - Ужгород. Единодушно поддерживая внутреннюю и внешнюю политику партии и правительства, расценивая строительство экспортного газопровода как фактор миролюбия и дружбы народов, трудящиеся высказывают желание участвовать в его сооружении.

Только в течение второй половины февраля получено около 8 тысяч писем.

"Думаю, что тем самым внесу свой, пусть и небольшой, вклад в дело международной разрядки, укрепления мира и дружбы на земле", - пишет т. Иванов В.Б., ударник коммунистического труда, строитель КамАЗа. "Закончим строительство трубопровода раньше намеченного срока - пусть знают руководители США, что советский народ может побеждать не только в бою, но и в труде. Жду вызова", - телеграфирует водитель первого класса из г. Тольятти т. Левченко А.Ф., за плечами которого 28-летний стаж работы. Машинист экскаватора из г. Казани т. Гарифзянов пишет: "Решил работать на этой стройке, так как этим решаются задачи развития советской экономики и, в конечном итоге, осуществляется Программа мира на 80-е годы, разработанная XXVI съездом КПСС".

Большое количество писем поступает от коммунистов.

"Высокие заработки не интересуют, просто как коммунист хочу быть на самом тяжелом участке трассы", - пишет т. Маланичев В.С., строитель из Киргизии.

Поступают коллективные просьбы. "Наша бригада настроена работать на самом трудном участке строительства газопровода. Считаем своим долгом ответить на потуги американской администрации сорвать строительство этой знаменитой стройки", - обращается от имени бригады водителей тяжелых машин т. Ахметов З.М. из Таджикистана. "Очень хочется проверить себя в настоящем деле", - сообщает бригада слесарей-ремонтников из Донецка.

О желании работать на стройке пишут военнослужащие, выпускники профессионально-технических училищ, работники, имеющие значительный трудовой стаж. На стройку готовы выехать семьями, люди с устоявшимся бытом.

Министерством принимаются меры с тем, чтобы дать возможность желающим выполнить свой патриотический долг.

Значительно возросла политическая и производственная активность тружеников отрасли. В честь 60-летия образования СССР коллективы взяли обязательства каждый из шести газопроводов построить на два-три месяца раньше установленных сроков.

Докладываем в порядке информации.

Министр строительства предприятий нефтяной и газовой промышленности

06.03.82 г. Б.Е. Щербина

РГАНИ. Ф. 80. Оп. 1. Д. 1154. Л. 5-6.

  • 1. Якупов Р.А., Якупова Д.В. Если газопровод будет построен, мы проиграем... // Исторический журнал: научные исследования. 2021, N 4. С. 160-117.
  • 2. Джалилов Т.А., Пивоваров Н.Ю. Советская внешнеэкономическая стратегия: Ведомственные проекты и бюрократический механизм (конец 1950-х - первая половина 1960-х годов) // Новый исторический вестник. 2019. N 4(62). С. 58-59.
  • 3. РГАНИ. Ф. 80. Оп. 1. Д. 825. Л. 79 - 80.
  • 4. РГАНИ. Ф. 5. Оп. 101. Д. 416. Л. 3.
  • 5. Там же. Д. 594. Л. 77.
  • 6. Гривач А.И. Симонов К.В. Великая газовая игра. М., 2019. С. 95-98.
  • 7. Правда. 1982. 14 июня. N 195.
  • 8. РГАНИ. Ф. 80. Оп. 1. Д. 867. Л. 7.
  • 9. Там же. Д. 590. Л. 110.
  • 10. Там же. Л. 113.
  • 11. РГАНИ. Ф. 5. Оп. 101. Д. 416. Л. 11.