Кадр из советского художественного фильма "Третий тайм", посвященного матчу в оккупированном Киеве. 1962 год. / к/ст "Мосфильм"
Кадр из советского художественного фильма "Третий тайм", посвященного матчу в оккупированном Киеве. 1962 год. / к/ст "Мосфильм"

7 июня 1942 года в газете "Нове украiнське слово", выходившей в оккупированном Киеве, появилась заметка:

"С разрешения Штадткомиссариата и при помощи управы возобновляется спортивная жизнь. Уже организовано первое общество - "Рух", появляются спортивные коллективы на отдельных предприятиях. Так, хлебозавод уже составил команду из лучших игроков города. 7 июня, в воскресенье, в 17:30 на стадионе Дворца спорта состоится матч "Рух" - "Хлебозавод". Вход свободный".

Команда хлебозавода "Старт" обыграла киевский "Рух" со счетом 2:0. Не удивительно: на предприятии работали несколько бывших футболистов киевского "Динамо", крепкой по меркам чемпионата СССР команды - в 1937 году она заняла третье место.

Так началась недолгая футбольная история киевского "Старта", вошедшая в историю Великой Отечественной войны.

Хлеб и зрелища

В начале войны почти все динамовцы ушли на фронт. Воевали достойно. Часть футболистов оказались в плену. Вот за них и ходатайствовали перед главой Киевской управы Оглоблиным физкультурный функционер Дубянский и профессор Киевского университета Штепа (редактор уже упомянутой газеты "Нове украiнське слово"): "Секция физкультуры при отделе просвещения просит Вашего содействия в деле освобождения лучших мастеров спорта Украины - футболистов сборной команды г. Киева, которые в настоящее время находятся в Боярском лагере военнопленных".

Просили за восьмерых: Кузьменко, Трусевича, Клименко, Коротких, Балакина, Щегоцкого, Шацких, Сухарева. Просьбу удовлетворили. Так футболисты оказались на Киевском хлебозаводе, которым в оккупации руководил Йозеф Кордик. Моравский чех, фольсдойче и страстный болельщик. Все работали грузчиками.

Великолепная семерка

Летом 1942 года "Старт" провел в Киеве семь международных матчей против оккупантов. Во всех добился победы.

21 июня. "Старт" - сборная венгерского гарнизона - 7:1.

28 июня. "Старт" - сборная артиллерийской части (Германия) - 7:1.

17 июля. "Старт" - RSG (Германия) - 6:0.

19 июля. "Старт" - MSC WAL (Венгрия) - 5:1.

26 июля. "Старт" - GK Szero (Венгрия) - 3:2.

6 августа. "Старт" - Flakelf (Германия) - 5:1.

9 августа. "Старт" - Flakelf (Германия) - 5:3.

Афиши матчей "Старт" - Flakelf 6 и 9 августа 1942-го.

Футболист Макар Гончаренко позже вспоминал в интервью:

"Никто из официальной администрации перед матчем 9 августа не заставлял нас играть в поддавки. Правда, отдельные люди, то ли провокаторы из "Руха", то ли сочувствующие нам простые смертные уговаривали проиграть, чтобы не дразнить гусей".

Но эта команда не умела проигрывать.

Око за око

Из основного состава киевлян образца 1941 года в тот день на поле вышли трое: Трусевич, Клименко и Комаров. Плюс два дублера: Гундарев и Мельник. Плюс шесть бывших динамовцев: Гончаренко перед войной играл за одесский "Спартак", Путистин был тренером, остальные - футболисты киевского "Локомотива" и других городских команд.

Играли жестко, вот уж точно, как говорится, на смерть.

Вновь вспоминает Гончаренко: "Гитлеровские футболисты повели "охоту" на нашего вратаря Трусевича. Один из форвардов открыто ударил Николая ногой в лицо. Трусевич потерял сознание... Несколько минут мы отливали его водой. Видно было, каких усилий стоил Николаю каждый шаг".

Вратарь Николай Трусевич (в центре) с партнерами по команде. Довоенное фото.

Наши ответили око за око. Вот рассказ играющего тренера "Старта" Михаила Свиридовского. В марте 1944 года его записал член комиссии по созданию хроники Великой Отечественной войны Еловцев:

"На матч приехал генерал, привез букет цветов, апельсины, лимоны, шоколад. Сыграли первый тайм 2:1 в их пользу. У них появилось чувство превосходства. Мы, видя такое положение, решили выбить несколько их игроков из игры. Одному колено перебили, он ушел с поля... Генерал выкрикивал, что это бандиты, играют грубо, некультурно..."

Во втором тайме наши переломили ход игры и победили 5:3. Тем не менее ничто после финального свистка не предвещало трагедии.

А 18 августа начались аресты.

Третий тайм

Забрали Трусевича, Кузьменко, Клименко, Свиридовского, Комарова, Путистина и Балакина. Через несколько дней - Гончаренко и Тютчева, а потом и Коротких. Гончаренко уверен, что всех ребят "заложил" Швецов из "Руха", с которым "Старт" сыграл, кстати, через неделю после "матча смерти":

"Всыпали мы "Руху" от души, на полную катушку - 8:0. Было это 16 августа. И тут Жорка Швецов пожаловался, что мы режим нарушаем, ведем вольготную жизнь, пропагандируем спорт Советов. Настучал, короче. Немцы проверили по довоенным афишам, кто из "Старта" играл за киевское "Динамо", и отправили в лагерь".

Николая Коротких в гестапо несколько дней жестоко допрашивали, избивали, пытали. Он умер осенью 1942 года. Трусевича, Кузьменко и Клименко расстреляли в феврале 1943 года в концлагере. Во время погрузки дров, куда узники прятали продукты, лагерная овчарка стащила аппетитный сверток. Один из пленных бросился за ней, началась заварушка...

Немцы построили всех и расстреляли каждого третьего. Среди них - Трусевича, Кузьменко и Клименко...

Памятник футболистам "Динамо" на стадионе имени Валерия Лобановского в Киеве.

... Конечно, за 80 лет многие детали "матча смерти" обросли легендами и мифами.

Бесспорным осталось главное. Почти два месяца в оккупированном Киеве советские спортсмены громили фашистов - пусть не на ратном, а на футбольном поле. И кто скажет, что это не истинное мужество: играть на победу, зная, что у проигравших в запасе третий смертельный тайм.