"Радось мая, вот я жив..." В архиве сибиряка обнаружено письмо Григория Распутина

Известно, что Григорий Распутин составлял короткие, трудно читаемые записки, чаще карандашные, с характерным обращением.

Григорий Распутин (1869 - 1916)

Одна из таких записок оказалась в фондах Красноярского краеведческого музея, в архиве Л.Г. Смирнова. Она датируется началом осени 1914 года. В ней Распутин пишет:

"Радось мая вот я жив, вас беспокоить, дорогой, вы обещали помочь нам и с митрополитом Макарьем и нашему доброму идиляльному человеку, за ваш долг божей Илиониту Васильевичу Смирнову. Дорогой, зделай, пусь Макарей тысечам любви поклонов за тебя, пусь он должник добрых дел твоих.

Письмо Григория Распутина министру путей сообщения Сергею Рухлову. 1914 год.

Адресат записки - министр путей сообщения в 1909 - 1915 годах С.В. Рухлов.

Распутин ходатайствовал за многих просителей, но особенно протекционировал сибирякам. Одним из таковых оказался уроженец Енисейской губернии Леонид Васильевич Смирнов.

В 1900 году он окончил юридический факультет Московского университета, поступил на службу в Департамент полиции МВД, в 1903-1904 годах состоял крестьянским начальником Иркутской и Енисейской губерниях, до 1909 года - горный исправник и податный инспектор в последней губернии. В 1909 году оставил службу, возможно, следуя старому совету управляющего канцелярией иркутского генерал-губернаторства Николая Гондатти:

"...Вы напрасно стремитесь в Енисейскую губернию - это помойная яма и служить там Вам будет трудно".

Письмо управляющего канцелярией Иркутского генерал-губернатора Н.Л. Гондатти Л.В. Смирнову. 1904 год.

Выйдя в отставку, Л.В. Смирнов решил попытать служебного счастья в столице. После длительных поисков определился в Департамент окладных сборов, в 1913 году перевелся помощником делопроизводителя канцелярии Управления железных дорог. Но служба не задалась, сибиряка она не устраивала ни морально, ни в финансовом плане.

В начале 1914 года Л.В. Смирнов нашел способ познакомиться с Григорием Распутиным и заручиться его поддержкой. Тогда же он свел знакомство и с фрейлиной Анной Вырубовой. Узнав из письма сына о таком поручителе, живущая в Красноярске Глафира Петровна Смирнова, не скрывая раздражения, отвечала:

"...Об Распутине что сказать, у него и фамилия-то подходящая к нему... И подумаешь, что только делается на свете, простой мужичонко, развратник, и всем это известно, и он в ходу, и имеет хорошие деньги..."

Л.В. Смирнов. Санкт-Петербург. После 1910 года.

Но постепенно горечь матери сменилась надеждой, и 22 мая в столицу отправляется письмо не столь резкого содержания:

"...Это ты хорошо сделал, что письмо Григ(ория) не отдал министру, по правде сказать, всякому министру обидно, что какой-нибудь мужик распоряжается им, и долго ли этот Григ(орий) будет в фаворе, это гадательно, а потому тебе дело свое, по его протекции, надо бы скорее устроить, знаешь, в жизни все симпатии скоро меняются..."

Летом 1914 года Григорий Распутин выехал в Тобольскую губернию в родное село Покровское. Там крестьянка Гусева по наущению монаха Илиодора, как считало следствие, ударила его ножом в живот.

Анна Вырубова. 1914 год.

Состояние Распутина было настолько тяжелым, что Николай II распорядился прислать лейб-медика. Глафира Петровна в письме к сыну от 6 июля 1914 года печалилась о попечителе сына: "...Какое несчастье, право, лишиться его... Но я надеюсь, что и барышня (Вырубова. - прим. "Родины".) эта тебе поможет, хотя бы уже в память его...".

В декабре 1914 года Л.В. Смирнов был с очередным визитом у Распутина. В начале 1915 года Григорий отправил новое послание министру С.В. Рухлову; к хлопотам подключились Анна Вырубова, архимандрит Макарий.

Год подходил к концу, а протекции помогали мало. Г.П. Смирнова, теряя надежду на карьеру сына, писала 5 октября 1915 года: "...Да вот Григорий всем помогает и всем вертит, а тебе вот помочь..."

Скорее всего, в начале 1916 года, Леонид Васильевич написал матери отчаянное письмо о несбыточности продвинуться по карьере в своем уже немолодом возрасте. Во всяком случае, Глафира Петровна в ответном письме пыталась утешить сына, как могла сделать только мать: "Ну какой-ты старый, если тебе и 40 лет, эка важность, ты ... мущина, а мущина всегда интересен, в особенности для женщин... Когда мне было 40 лет, так я еще так цвела, что мне этих лет никто не давал".

Служба в столице у нашего земляка не заладилась, хлопоты оказались безуспешными по причинам, нам неведомым.

А в 1917 году Россия стала другой...

В начале 1918 года В.Л. Смирнов вернулся в Красноярск. В марте 1919 года он был назначен уполномоченным по снабжению Енисейской губернии, следовательно, служил у Колчака. В начале 1920-х годов работал в музеях Красноярска и Минусинска, написал несколько брошюр по орнитологии, сдал в Красноярский городской музей довольно интересную коллекцию предметов быта, оставил любопытные дневники бытоописательного характера, коллекцию писем с фронтов Первой мировой войны.

После 1924 года следы распутинского протеже теряются...