Матч смерти на улице Керосинной

80 лет назад советские футболисты, обыгравшие в Киеве команду фашистских летчиков, были расстреляны

7 июня 1942 года в газете "Нове украiнське слово", выходившей в оккупированном Киеве, появилась заметка: "С разрешения Штадткомиссариата и при помощи управы возобновляется спортивная жизнь. Уже организовано первое общество - "Рух", появляются спортивные коллективы на отдельных предприятиях. Так, хлебозавод уже составил команду из лучших игроков города. 7 июня, в воскресенье, в 17.30 на стадионе Дворца спорта состоится матч "Рух" - "Хлебозавод". Вход свободный".

Кадр из советского художественного фильма "Третий тайм". 1962 год.
Кадр из советского художественного фильма "Третий тайм". 1962 год.

Команда хлебозавода "Старт" обыграла киевский "Рух" со счетом 2:0. Неудивительно: на предприятии работали несколько бывших футболистов киевского "Динамо", крепкой по меркам чемпионата СССР команды - в 1937 году она заняла третье место.

Так началась недолгая футбольная история киевского "Старта", вошедшая в Историю Великой Отечественной войны.

Стадион, на котором 9 июня 1942 года состоялся "матч смерти".

Хлеб и зрелища

В начале войны почти все динамовцы ушли на фронт. Воевали достойно. Часть футболистов оказались в плену. Вот за них и ходатайствовали перед главой Киевской управы Оглоблиным физкультурный функционер Дубянский и профессор Киевского университета Штепа (редактор уже упомянутой газеты "Нове украiнське слово"): "Секция физкультуры при отделе просвещения просит Вашего содействия в деле освобождения лучших мастеров спорта Украины - футболистов сборной команды г. Киева, которые в настоящее время находятся в Боярском лагере военнопленных".

Просили за восьмерых: Кузьменко, Трусевича, Клименко, Коротких, Балакина, Щегоцкого, Шацких, Сухарева. Указали, что все они украинцы и в рядах коммунистической партии не состояли. Просьбу уважили. Только Щегоцкого в лагере уже не было, он бежал из плена и через два месяца под Ростовом-на-Дону пробился к своим.

Так футболисты оказались на Киевском хлебозаводе, которым в оккупации руководил Йозеф Кордик. Моравский чех, фольксдойче и страстный болельщик. Первыми к нему на работу устроились Трусевич и Гончаренко. Затем Тютчев, Кузьменко, Комаров, Путистин, Клименко, Свиридовский. Все работали грузчиками.

Из интервью Макара Гончаренко, вышедшего в 1992 году: "... в цехах преимущественно девчонки работали. Они нас втихаря при первой возможности подкармливали: куски хлеба прямо из окон бросали. А сами мы почти не воровали. Так, по-мелкому".

Кадр из советского художественного фильма "Третий тайм". 1962 год. Фото: Мосфильм

Великолепная семерка

Летом 1942 года "Старт" провел в Киеве семь международных матчей против оккупантов. Во всех добился победы.

21 июня. "Старт" - сборная венгерского гарнизона - 7:1.

28 июня. "Старт" - сборная артиллерийской части (Германия) - 7:1.

17 июля. "Старт" - RSG (Германия) - 6:0.

19 июля. "Старт" - MSC WAL (Венгрия) - 5:1.

26 июля. "Старт" - GK Szero (Венгрия) - 3:2.

6 августа - "Старт" - Flakelf (Германия) - 5:1.

9 августа - "Старт" - Flakelf (Германия) - 5:3.

Поразительная победная серия! Почему же "матчем смерти" был назван именно тот, что состоялся 9 августа на стадионе "Зенит" по адресу: улица Керосинная, 24?

Общее фото команд Старт и Flakelf сделанное сразу после легендарного матча.

Первое и, возможно, самое главное: это был матч-реванш. За три дня до этого немцы потерпели сокрушительное поражение от наших 1:5 и жаждали отыграться. Добавляло ажиотажа и то, что это была последняя международная игра в оккупированном городе: накануне штадткоммиссар Киева Бернадт запретил проведение таких матчей. Ну и, конечно, затяжная победная серия советской команды нервировала новых хозяев Киева.

Из интервью Макара Гончаренко:

"Никто из официальной администрации перед матчем не заставлял нас играть в поддавки. Правда, отдельные люди, то ли провокаторы из "Руха", то ли сочувствующие нам простые смертные уговаривали проиграть, чтобы не дразнить гусей".

Но эта команда не умела проигрывать.

Вратарь Николай Трусевич и его довоенная команда.

Красные футболки

Из основного состава киевлян образца 1941 года в тот день на поле вышли трое: Трусевич, Клименко и Комаров. Плюс два дублера: Гундарев и Мельник. Плюс шесть бывших динамовцев: Гончаренко перед войной играл за одесский "Спартак", Путистин был тренером, остальные - футболисты киевского "Локомотива" и других городских команд.

"Старт" играл в красных футболках. В советское время писали, что цвет советского флага команда выбрала намеренно. На самом деле такой возможности, конечно, не могло быть. Макар Гончаренко: "Форма у нас была, как у сборной СССР, - красные майки и гетры, белые трусы. Разговоры о том, что мы ее специально подготовили к поединку с летчиками, - брехня. Просто у нас другой не было. Какую Трусевич раздобыл в самом начале, в такой все время и выступали".

Играли 9 августа жестко, вот уж точно, как говорится, на смерть. Макар Гончаренко: "Гитлеровские футболисты повели "охоту" на нашего вратаря Трусевича. Один из форвардов открыто ударил Николая ногой в лицо. Трусевич потерял сознание... Несколько минут... мы отливали его водой. Видно было, каких усилий стоил Николаю каждый шаг".


Наши ответили адекватно. Рассказ играющего тренера "Старта" Михаила Свиридовского в марте 1944 года записал член комиссии по созданию хроники Великой Отечественной войны Еловцев:

"На матч приехал генерал, привез букет цветов, апельсины, лимоны, шоколад. Сыграли первый тайм 2:1 в их пользу. У них появилось чувство превосходства. Мы, видя такое положение, решили выбить несколько их игроков из игры. Одному колено перебили, он ушел с поля... Генерал выкрикивал, что это бандиты, играют грубо, некультурно..."

Рисунок из газеты "Красный спорт", посвященный "матчу смерти".

Во втором тайме наши переломили ход игры и победили 5:3. Тем не менее ничто после финального свистка не предвещало трагедии.

Живописную послематчевую картину нарисовал сын футболиста Михаила Путистина в интервью 2002 года одной из киевских газет: "После игры 9 августа наши футболисты победу отметили: выпили в закусочной и закусили. Самогон кто-то из болельщиков принес. Долго сидели, разговаривали. Возвращались через рынок "Евбаз". Денег ни у кого ни копейки. Паша Комаров зубы торговкам заговаривал и меня, пацана, дармовыми пирожками угощал. У одной возьмет, у другой. "В долг", - успокаивал их.

Помню, около кинотеатра "Ударник" Алексей Клименко сцепился с полицейским. Немец его за сорочку схватил, хотел отвести в гестапо, но не удержался, упал. Стрелять из автомата не решился - людно было на улице. Так Клименко и утек..."

А 18 августа начались аресты.

Предатель из "Руха"

Забрали Трусевича, Кузьменко, Клименко, Свиридовского, Комарова, Путистина и Балакина. Через несколько дней - Гончаренко и Тютчева, а потом и Коротких. Гончаренко уверен, что всех ребят "заложил" Швецов из "Руха", с которым "Старт" сыграл, кстати, через неделю после "матча смерти":

"Всыпали мы "Руху" от души, на полную катушку - 8:0. Было это 16 августа. И тут Жорка Швецов пожаловался, что мы режим нарушаем, ведем вольготную жизнь, пропагандируем спорт Советов. Настучал, короче. Немцы проверили по довоенным афишам, кто из "Старта" играл за киевское "Динамо", и отправили в лагерь".

Алексей Клименко.

Картину дополнил после войны Владлен Путистин: по его словам, Швецов объяснил немцам, что команда "Динамо" принадлежала НКВД, а все футболисты в оккупации выполняли спецзадания. Во всяком случае, выступавших до войны за "Локомотив" Сухарева и Мельника не арестовали, а Балакина отпустили из застенков, когда узнали, что и он всего лишь "железнодорожник".

Ну а "энкавэдэшника" Николая Коротких в гестапо несколько дней жестоко допрашивали, избивали, пытали. Он умер осенью 1942 года. Трусевича, Кузьменко и Клименко расстреляли в феврале 1943 года в концлагере. Во время погрузки дров, куда узники прятали продукты, лагерная овчарка стащила аппетитный сверток. Один из пленных бросился за ней, началась заварушка...

Иван Кузьменко.

Немцы построили всех и расстреляли каждого третьего. Среди них - Трусевича, Кузьменко и Клименко. Тютчеву повезло. А когда фронт приблизился, повезло вторично: удалось бежать из лагеря и уцелеть. Выжили Свиридовский, Гончаренко, Путистин...

Война закончилась. А матч продолжался.

Третий тайм

Словосочетание "матч смерти" первым использовал писатель Лев Кассиль, опубликовавший статью в "Известиях" еще в ноябре 1943 года. В 1946 году в украинской молодежной газете "Сталинское племя" была опубликована киноповесть Александра Борщаговского "Матч смерти", а позже вышла его книга "Тревожные облака". Еще одна повесть - "Последний поединок" Петра Северова и Наума Халемского - появилась уже в 1957 году. В 1962-м году миллионы советских зрителей сердечно встретили картину Евгения Карелова "Третий тайм", в 2012-м на том же материале был снят фильм "Матч" с Сергеем Безруковым в роли вратаря Трусевича...

Николай Коротких.

Написано и снято за 80 лет немало. Однако сюжеты, увы, не выходят за рамки военного репортажа Льва Кассиля. В советское время, пока были живы участники "матча смерти" (последний умер в 1997 году), никто из профессионалов-историков не исследовал всерьез этот интереснейший эпизод Великой Отечественной войны. Правда ли, что несколько динамовцев Киева до войны прошли обучение в школе "Разведка и тактика партизанской войны"? Отчего так расходятся немногие воспоминания очевидцев о ходе "матча смерти"? Почему немцы расправились только с четырьмя его участниками?

Возможно, документы на дальних архивных полках все еще ждут своего часа...

Конечно, за 80 лет многие детали "матча смерти" обросли легендами и мифами. Бесспорным осталось главное. Почти два месяца в оккупированном Киеве советские спортсмены громили фашистов - пусть не на ратном, а на футбольном поле. И кто скажет, что это не истинное мужество: играть на победу, помня, что у проигравших в запасе третий смертельный тайм.

Памятник расстрелянным футболистам киевского "Динамо".