17.09.2022 07:00
    Рубрика:

    Глава Минприроды Александр Козлов рассказал в интервью "РГ" об оценке лесопожарного сезона, нацпроекте "Чистый воздух" и турпотоке в заповедники страны

    Глава Минприроды Александр Козлов в интервью "РГ" рассказал, как уменьшить количество лесных пожаров, о добыче полезных ископаемых в Арктике и экологическом образовании школьников.
    Вывод этого лета: в Центральной России нужно усилить группировку по борьбе с лесными пожарами. / Александр Рюмин/ ТАСС
    Вывод этого лета: в Центральной России нужно усилить группировку по борьбе с лесными пожарами. / Александр Рюмин/ ТАСС

    Александр Александрович, как вы оцениваете лесопожарный сезон в этом году?

    Александр Козлов: В этом году ситуация в лесах намного спокойнее, чем в прошлом году. На что я бы хотел обратить внимание. Средняя площадь одного пожара до тушения в прошлом году составляла 380 га. В этом году - уже 160 га. Это более чем в два раза меньше. Это тоже очень важно, потому что на это повлияли в первую очередь обнаружение и реагирование.

    В этом году мы получили дополнительное финансирование, которое дало нам возможность усилить группировку. Почти полторы тысячи парашютистов-десантников мы привлекли в штат, увеличились авиачасы, пешее патрулирование. У глав регионов, которые получили дополнительное финансирование, есть возможность, если в этом году субъект не горит, потратить его на подготовительные мероприятия, на предупреждение пожаров.

    Считаю, что в Центральной России нам нужно усилить группировку. Это было сделано на Дальнем Востоке, и мы видим результаты. Нужно будет нам и коллегам из МЧС вместе обратить внимание на единообразие информации и единую координацию, которая позволяет моментально реагировать на всех уровнях. У нас есть четкая цель - мы должны сократить площади лесных пожаров не менее чем в два раза. В 2021 году в среднем горело 10 млн га леса, а сегодня мы достигли цифры в 3,3 млн га.

    Нужно мониторить и, конечно, бороться с ландшафтными пожарами. Весной треть всех лесных пожаров в стране произошла из-за перехода ландшафтного огня на земли лесного фонда. На Дальнем Востоке так случилось 411 пожаров (8%). Причем статистику переходов ведем только мы. В регионах их не фиксируют, они проходят как термоточки. На федеральном штабе Рослесхоза в июне договорились с губернаторами, что они начнут вести учет ландшафтных возгораний уже с сентября.

    Вы говорили, что проведете проверку собираемости штрафов за неосторожное обращение с огнем. Что показали результаты?

    Александр Козлов: На начало сентября выявлены 193 виновника лесных пожаров, на 17 больше, чем за тот же период в прошлом году. К административной ответственности привлечены 6248 лиц. Выписано штрафов на 85,5 млн рублей. Но взыскано лишь 63 млн рублей. При этом необходимо учитывать, что 8 июня вступил в силу закон, по которому штрафы за нарушение правил пожарной безопасности в лесах увеличиваются от 2 до 10 раз. Сумма штрафов значительно выросла, но наша задача не деньги собрать, нам нужно, чтобы виновник понимал, что за это придется ответить. Нужна ответственность. Если взыскания не происходит, то получается, что вся государственная система отработала вхолостую.

    Сколько нужно датчиков для замера воздуха в рамках нацпроекта "Чистый воздух"? Эксперты говорят о дефиците техники для реализации этой программы. Ее достаточно?

    Александр Козлов: Мы действительно посмотрели наши возможности по датчикам. И, понимая объем этих требований, договорились о том, что наша промышленность каждый из видов датчиков по загрязнителю изготовит. На сегодня не все есть, но промышленность взяла на себя эти обязательства, и мы уверены, что наши ребята сделают.

    Люди должны, открывая форточку, чувствовать, что государство о них заботится. Даже сегодня там, где промышленность создана в прошлом веке, всегда есть технологический процесс, связанный с реструктуризацией этого производства. При реструктуризации нужно учитывать нормы, которые позволяют людям лучше жить. Задача же не датчик поставить, а сделать воздух чище.

    Когда предприятия могут наладить выпуск датчиков?

    Александр Козлов: В Омске и Москве датчики изготавливают. Мы им сейчас формируем задание. Компании, которые не установили датчики, будут платить по нормативу. По нормативу дороже.

    Получается, будет платить бизнес?

    Александр Козлов: Да. Смотрите, мы приходим с вами на предприятие и говорим: "Померьте, пожалуйста, источник загрязнения". Если нам отказывают, то мы сами измеряем воздух. И если фиксируем загрязнение, то не будем гадать, откуда его принесло.

    Штрафы выросли, но главное, чтобы виновные несли ответственность

    В нацпроект "Чистый воздух" вошли еще 29 городов. Когда жители этих городов откроют форточку и почувствуют, что воздух стал чище?

    Александр Козлов: По каждому из этих городов появится план деятельности каждого собственника-загрязнителя. Город что загрязняет? Транспорт. Из чего он состоит? Муниципальный транспорт, соответственно, есть программа обновления парка. Есть предприятия, есть сектор ЖКХ. Главное, чтобы в этих городах получилось исправить то, откуда проблема берется. Например, мы в квартире у себя понимаем, где у нас проблема. Когда появляется запах, мы сразу думаем: откуда? Из холодильника, если свет отключили. Из ведра мусорного, которое не вынесли. Вода потекла где-нибудь... Мы примерно понимаем источник загрязнения.

    То же самое и город. Важно понимать, откуда проблема и как правильно на нее реагировать. Допустим, труба какого-нибудь завода - это как раз проблема по конкретным выбросам. На этой трубе навели порядок в течение трех лет, через три года серы или еще чего-то в воздухе нет, а значит, нет и в легких. Смотрим - и здоровье у людей наладилось. И хотелось бы белый снег видеть, а не черный.

    Александр Козлов: Задача не датчик поставить, а сделать воздух чище, учесть нормы на промышленном производстве. Фото: Петр Ковалев / фотохост-агентство ТАСС

    Сколько туристов посетили нацпарки и заповедники в России в этом году?

    Александр Козлов: За семь месяцев этого года наши нацпарки и заповедники посетили 8,12 млн человек. Это самый высокий показатель за последние пять лет и на 27% больше, чем за этот же период в прошлом году. Самые популярные наши ООПТ: нацпарки "Красноярские Столбы", "Куршская коса" и Кавказский заповедник.

    Вице-премьер Виктория Абрамченко поручила организовать экологическое образование для туристов на Байкале. Как это может быть реализовано?

    Александр Козлов: Вице-премьер 3 августа утвердила перечень поручений Правительственной комиссии по вопросам охраны озера Байкал. Минэкономразвития совместно с Ростуризмом, нашим министерством и правительствами Республики Бурятия и Иркутской области была поставлена задача такой вопрос проработать. В наших особо охраняемых природных территориях, расположенных на Байкале, уже накоплен большой опыт эколого-просветительской работы. Здесь находится 14 ООПТ. В каждой из них регулярно проходят лекции, фестивали, конкурсы, экскурсии и экологические слеты. Весь этот накопленный опыт будет систематизирован, станет базой для формирования единых подходов экологического просвещения на Байкале.

    В школах надо вводить обязательное экологическое образование?

    Александр Козлов: Да, это один из приоритетов национальной политики и задача государственного стратегического планирования.

    А обсуждается ли введение отдельного предмета "Экология", на котором, например, могли мы рассказывать про раздельный сбор мусора?

    Александр Козлов: Я как раз недавно об этом разговаривал с главой минпросвещения Сергеем Кравцовым. Мы договорились, что вместе посмотрим всю нашу образовательную программу и добавим в нее что-то новое.

    Поделиться: