Исполнилось пять лет со дня полного уничтожения химического оружия в России

    Пять лет назад, 27 сентября 2017 года недалеко от удмуртского города Кизнер был уничтожен последний химический снаряд и последняя капля его снаряжения - боевого отравляющего вещества Vx. Переоценить поистине глобальную значимость того события невозможно.
    Илья Питалев/РИА Новости
    Илья Питалев/РИА Новости

    Удивительно, но Запад продолжает пугать мировую общественность тем, что Россия вот-вот применит в рамках своей военной спецоперации боевые отравляющие вещества. А ведь весь процесс уничтожения химического оружия в России шел под постоянным и очень придирчивым международным контролем. И в Кизнере были представители ОЗХО, которые официально засвидетельствовали - химоружия в России больше нет.

    А вот США, в отличие от нашей страны, в своих арсеналах продолжают хранить тысячи различных боеголовок содержащих смертоносную химическую отраву.

    Так можем ли мы использовать химоружие в спецоперации? И не поторопились ли с ликвидацией такого оружия ускоренными темпами?

    Начальник Федерального управления по безопасному хранению и уничтожению химического оружия генерал-полковник Валерий Капашин однозначно отвечает: нет! Во-первых, наша страна никогда бы не применила первой боевые отравляющие вещества. Во-вторых, и это самое главное, содержимое арсеналов химоружия полностью ликвидировано. Мы действительно торопились с его ликвидацией. Но не потому, что хотели показательно разоружиться перед теми же США. Дело в том, что уже в конце ХХ века арсеналы с боевыми отравляющими веществами несли смертельную угрозу прежде всего России. И если бы мы их не уничтожили пять лет назад, в нынешней ситуации эта угроза возросла бы, скорее всего, стократно.

    Не стоит сомневаться, что безумный Киев приложил бы все усилия, чтобы организовать диверсию хотя бы на одном из арсеналов. А их у нас было шесть. Причем самый крупный и самый опасный находился совсем рядом с российско-украинской границей - в Брянской области. В арсенале, расположенном недалеко от городка Почеп хранились авиационные химические боеприпасы калибра от 150 до 2000 кг. Суммарное количество нервно-паралитических отравляющих веществ составляло 7498,155 тонн. Напомним, что авиабомба калибром 500 килограммов, начиненная Vx, имела около миллиарда весовых смертельных доз для человека. То есть, одна такая пятисоткилограммовая бомба теоретически могла убить миллиард людей. Это было страшнее ядерного оружия. А в России различных сверхубойных боевых ядов было не 500 килограмм, а 40000 тонн.

    Имело ли смысл хранить такое оружие, если боеприпасы, выпускавшиеся десятки лет назад, стремительно теряли свою герметичность? Ответ очевиден - нет.

    Благодаря специалистам высочайшего уровня, которых генерал Капашин смог собрать в своем Федеральном управлении, наша страна сделала почти невозможное - уничтожила одно из самых опасных и бесчеловечных средств массового поражения. Кстати, 22 августа исполнилось 30 лет со дня образования этого Управления. По словам В.П. Капашина, уничтожение опаснейших веществ шло непрерывно в течение 15 лет - с 2002 по 2017 год.

    В отличие от США, где отравляющие вещества сжигают, у нас применялись уникальные двухстадийные технологии, разработанные отечественными учеными. Главным дезактиваторным реагентом была вода. Поэтому в ходе многолетнего процесса не случилось ни одного серьезного ЧП. На уничтожение химоружия в России было потрачено около 320 млрд рублей. Но эти средства, как неоднократно подчеркивал Валерий Капашин, нельзя считать потраченными безвозвратно. Ведь они были освоены российскими научными, проектными, строительными, промышленными, медицинскими, управленческими и другими организациями. В регионах хранения и уничтожения химоружия - Удмуртии, Брянской, Кировской, Курганской, Пензенской и Саратовской областях - были построены не только промышленные предприятия, но и сотни объектов гражданской инфраструктуры.

    Сейчас все объекты, на которых уничтожалось химоружие переводятся в гражданский сектор экономики. Например, тот, что находится в Почепе, уже работает в интересах фармацевтики.

    Стоит повторить: химического оружия в России нет. А вот в США по сей день не могут ликвидировать даже аварийные боеприпасы с отравляющими веществами. Обещают это сделать только в 2024 году.

    А может быть они попытаются утилизировать свое старое химоружие на территории Украины? Ведь известно, как Пентагон избавлялся от отработанных стержней ядерных энергетических установок своих авианосцев и подводных лодок. Их помещали в снаряды под видом обедненного урана, и тысячи таких снарядов расстреливали на территории Ирака, Кувейта, а потом на Балканах. И вероятность того, что Вашингтон примет решение передать часть оставшихся химических боеприпасов Киеву, со счетов сбрасывать нельзя.

    Поделиться: