Павел Блонский: В омут страстей и догм мы тащим неокрепшего подростка...

Классик советской педагогики был потрясен увиденным в годы Гражданской войны

Павел Петрович Блонский  (1884-1941). / РИА Новости
Павел Петрович Блонский (1884-1941). / РИА Новости

В текущем году сотни российских школ вновь подписались на наш журнал. "Родина" давно стала дополнительным и незаменимым учебным пособием для учителей истории и литературы. Мы продолжаем публикации рубрики "Открытый урок", где даем слово лучшим российским педагогам и мыслителям прошлого и настоящего.

В 1920-1930-е годы не было, пожалуй, в советской педагогике человека известней Павла Петровича Блонского (1884-1941) - неутомимого энтузиаста, благословленного самим В.И. Лениным на работу в Государственном ученом совете, где решалась судьба новой школы; основоположника так называемой марксистской психологии и, наконец, идеолога молодой науки о детях - педологии. Последнее и стало причиной падения "советского Песталоции" с педагогического олимпа в 1936 году, когда педология была признана "реакционной лженаукой о ребенке".

Павел Петрович как соратник заместителя наркома просвещения Н.К. Крупской избежал репрессий, но подвергся травле коллег и после смерти вплоть до хрущевской оттепели оставался фигурой умолчания.

Труды П.П. Блонского.

После XX съезда о Павле Блонском заговорили снова - и теперь уже как о признанном классике советской педагогики. О дореволюционной деятельности писали мало: упоминали о революционной борьбе в бытность студентом историко-филологического факультета Киевского университета, о пропаганде идей народной трудовой школы, охвативших его в Москве, в годы Первой мировой, когда приват-доцентом Московского университета он подрабатывал в различных учебных заведениях. Ранние работы, которые могли бросить тень на безукоризненный образ педагога-большевика, просто не брались в расчет. Впрочем, благоразумно умолчал о них в автобиографии и сам Павел Петрович.

Так вне поля зрения исследователей осталась реакция выдающегося педагога и психолога на трагедию разгоравшейся Гражданской войны.

Юные красноармейцы.

В №1-3 и №4-5 журнала "Свободное воспитание и свободная школа" за 1918 год последовательно вышли две статьи Блонского - "О воспитании в наши дни" и "Гражданское или человеческое воспитание?", написанные под свежим впечатлением о захвате власти Московским советом рабочих и солдатских депутатов, вылившимся в кровавые столкновения "красных" и "белых" 27 октября - 2 ноября 1917 года. Эти статьи разительно отличаются и по настроению, и по содержанию от всего, что было им написано ранее и будет написано позднее. Неудивительно, что они не были включены ни в один сборник трудов Блонского и никогда не переиздавались.

Пламенный большевик, принявший Октябрьскую революцию, по его собственному признанию, "сразу и безоговорочно", писал в "Свободном воспитании..." отнюдь не о бескрайних горизонтах, которые открывала новая эпоха для народного просвещения; он писал об ужасах братоубийственной войны, калечившей психику детей, ставших по воле взрослых не только невольными свидетелями, но и участниками страшных событий. Он писал и о том, что школа должна оставаться внепартийным, неполитическим институтом, что цель ее - воспитать достойного человека, а не гражданина, так как от всякого гражданского воспитания "слишком явно веет партийностью". Пройдет несколько лет, и школа окончательно подчинится политике партии, станет кузницей верных ленинцев и строителей коммунизма.

"Родина" предлагает читателям ознакомиться с забытыми статьями "советского Песталоцци". Публикуются с сокращениями.

Научно-педагогическая сессия Государственного ученого совета Наркомпроса РСФСР. Стоят: В.В. Симаковская, О.А. Малиновский, М.М. Пистрак, Е.Т. Руднева, П.П. Блонский, С.Н. Луначарский, Н.П. Шульман, И.Т. Розанов. Сидят: С.И. Шацкий, М.С. Эпштейн, Н.К. Крупская, Катановская, А.И. Радченко, Е. Зомбе, Е.Т. Лифшиц. 1921 год. Фото: РИА Новости

О воспитании в наши дни

Четвертый год культурные народы Европы занимаются убийствами, грабежами и спекуляциями; девятый месяц граждане России осыпают друг друга площадной бранью и самой грязной клеветой, сажают друг друга в тюрьмы и, наконец, не удовлетворившись этим, начали расстреливать на улицах мирных городов и друг друга, и случайных обывателей. Для того, чтобы возмущаться всем этим, я уже одеревенел. Я слишком убежден в том, что современная европейская культура - пошлая, лживая и звериная культура. И только одна мысль утешала меня: вырастет новое поколение, создаст новое, лучшее будущее. Но гибнет и эта надежда...

Всего лишь несколько дней, как стихла в Москве гражданская война. Много страшных впечатлений дала она, но из этих впечатлений для меня одно страшнее всех других. Маленькие подростки "красногвардейцы", почти дети, из винтовок стреляли в людей, а другие люди называли за это этих несчастных подученных детей-убийц "молодцами". Вооруженные дети обыскивали и арестовывали прохожих. До какого полного одичания должны дойти люди, чтобы делать своих детей убийцами и полицейскими! Для этих людей есть, однако, хотя немного оправдания: это темные люди. Но накануне гражданской войны ходили по гимназиям уже образованные люди и, с поощрения воспитателей, записывали подростков-детей в "белую гвардию". Взрослые интеллигентные люди посылали тринадцатилетних детей "лазутчиками" в стан врагов. Что сделали эти "порядочные" люди с душою тех, кого учили в 13-14 лет стрелять в своих братьев, как охотник стреляет в дичь! И фантазия рисует кошмарную картину, как, по наущению взрослых, пуля подростка "белогвардейца" летит в грудь мальчика "красногвардейца" и наоборот. Каким нужно быть дикарем, чтобы ради тех ничтожных выгод, которые может дать помощь вооруженных детей, втягивать детей в убийства гражданской войны!

Но даже не это леденит сейчас сердце... Я уверен в том, что родители, учителя и воспитатели, люди с взрослой, то есть мертвой совестью, промолчат и не возмутятся всем этим "обыденным" вещам. Я уверен, наконец, и в том, что наиболее одичалые из педагогов поспешат оправдать и прославить подобное "воспитание" детей. Я уверен в этом, так как я живу в Европе 1917 г. среди борцов за "идеальное" будущее России...

А. Логвинюк. В.И. Ленин на празднике 1 мая.

Гражданское или человеческое воспитание

Всегда и везде проповедь человечности была высшей педагогической мудростью... Великие педагоги единодушны: их высший идеал - человек, как образ Бога живого. Но большинство современных педагогов забыло великие слова великих учителей и пытается построить воспитание на совершенно иных основах. И, строя воспитание на иных основах, эти педагоги, отступники от вечных педагогических идеалов, самоуверенно заявляют, что их лозунги - самые лучшие, самые нужные, даже самые прогрессивные. Воспитание гражданина - вот модный современный педагогический лозунг...

Еще не покрылась давностью фраза, что главная задача школы - создать верноподданных его величества, но бедная русская школа и сейчас продолжает служить не своему Богу, не Богу человечности. Фраза "надо создать из детей граждан" звучит на всех перекрестках педагогической улицы, а фразу "надо из детей сделать людей" почти не слыхать. Но так как в понимании "истинного гражданина" политические партии неизбежно расходятся, то столь же неизбежно гражданское воспитание на практике превращается в партийное. До революции школа жила идеальной монархической партией, а сейчас, с одной стороны, мы имеем ряд ученических организаций, выносящих политические резолюции в духе конституционно-демократической партии и агитирующих за "список N1", а с другой, читаем в газетах, как о чем-то нормальном, извещения о собраниях учащихся - гимназистов социал-революционной партии; наконец, крайне левая социал-демократическая партия ("большевиков") организует "свои" кружки и мечтает о "своей" школе.

Нормально ли это и насколько вяжется с воспитанием "человека"?

Уже самая необходимость партийного политического воспитания школьников вполне характеризует низкое состояние современной педагогики. Настоящий идеальный человек - человек со свободным критическим умом, терпимо, беспристрастно и честно относящийся к людям, с чуткой индивидуальной совестью. Но партийность - синоним догматизма и пристрастия: "партийный" убежден, что "его" партия абсолютно права, а "чужие" лгут, и для него его товарищи всегда оправдываемы, а чужие чуть ли не негодяи. "Разное" чужих убеждений и реклама своей партийной программы, партийные перебранки, азарт озлобления и оговора соперников, "ловкие" приемы в агитации и споре - не портит ли это все ума, сердца и характера подростков? Я взрослый человек, побыв некоторое время после революции в партии, (в мае-июне 1917 года Блонский состоял в партии эсеров - Авт.) не могу без ужаса перед собой вспомнить это, а мы в этот омут страстей и догм тащим умственно и нравственно неокрепшего подростка!..

Хороший человек всегда будет хорошим гражданином в идеальном смысле этого слова, но далеко не всякий гражданин, как бы ни славословили его те, чьим интересам он служит, будет хорошим человеком... Люди, будьте людьми, и вы будете самыми полезными гражданами!