"Мужайся, стой, крепись и одолей!" Стихи Федора Тютчева сегодня читаются, цитируются и вызывают жаркие споры

Его обществом дорожили члены Императорской фамилии и великосветские львицы, восторженные барышни и недоверчивые студенты, седые сановники и маленькие дети. Притягательная сила, исходившая от этого человека, не знала преград. Его гениальная одаренность никем не подвергалась сомнению, но она реализовалась лишь в очень слабой степени: незадачливый дипломат, так и не сумевший получить сколько-нибудь заметный пост, не говоря уже о месте посла при дворе великих держав; поэт, при жизни издавший всего два небольших стихотворных сборника, да и то сделавший это вопреки собственной воле.

Ф.И. Тютчев. Дагерротип работы неизвестного мастера. Петербург 1848-1849 гг
Ф.И. Тютчев. Дагерротип работы неизвестного мастера. Петербург 1848-1849 гг

Прошло без малого полтора века после смерти поэта, а тютчевский гений, не претерпев даже малейшей девальвации, успешно преодолел пространство и время. Мы вступили в зону турбулентности, когда ход Истории в ее незавершенности касается каждого из нас. И в этот момент к нам на помощь приходит Тютчев. Открываем его томик - и читаем: "Увы, что нашего незнанья/И беспомощней и грустней?/Кто смеет молвить: до свиданья/Чрез бездну двух или трех дней?"

Вчитываясь в прозу и стихи Тютчева, мы получаем как неожиданные и меткие формулировки вызовов времени, так и ответы на самые злободневные вопросы, которые еще вчера не стояли на повестке дня и перед которыми пасуют современные аналитики. А это значит, что тайный советник и камергер Тютчев остается нашим современником. "Стоим мы слепо пред Судьбою./Не нам сорвать с нее покров.../Я не свое тебе открою,/Но бред пророческий духов.../Еще нам далеко до цели,/Гроза ревет, гроза растет, -/И вот - в железной колыбели,/В громах родился Новый год..." Стихи написаны на излете 1855 года - и не утратили актуальности в конце 2022-го!

Человек, десятилетиями живший в Западной Европе и всегда находившийся в курсе всех наиболее существенных новостей ее политической и интеллектуальной жизни, он раньше других ухитрился распознать лицемерие Запада и присущее ему наличие двойных стандартов. В 1845 году в докладной записке, адресованной Николаю I, Тютчев сказал, что Запад смотрит на Россию "сквозь призму ненависти, помноженной на невежество".

В то время как заграница была закрыта для большинства россиян, исколесивший всю Европу Тютчев-дипломат охотно пользовался комфортом и различными материальными благами, которые несла с собой европейская цивилизация. Находившийся на ее пике Тютчев не мыслил свою жизнь без каждодневного чтения европейских газет и журналов, но раньше других современников осознал необходимость ведения наступательной информационной войны, направленной против Запада.

"До сего дня, признаем это, в тех редких случаях, когда мы поднимали голос, дабы отразить его (Запада. - С.Э.) нападения, мы за крайне редкими исключениями избирали тон, весьма мало нам подобающий. Мы слишком походили на школяров, пытающихся неуклюжими восхвалениями умилостивить прогневавшегося наставника. ...Если Запад враждебен к нам, если он глядит на нас недобро, причина заключается в том, что, признавая и даже преувеличивая, быть может, нашу материальную силу, он чаще всего, как ни абсурдно это звучит, сомневается в том, что могущество наше одушевлено собственной нравственной жизнью, собственной жизнью исторической. Между тем человек, в особенности же человек нашего времени, так создан, что он смиряется с физической мощью лишь тогда, когда различает за нею могущество нравственное... И при этом находятся люди, которые всерьез задаются вопросом, где патенты этой Империи на благородство, каково ее законное место в мире!.. Неужели нынешнее поколение так заплуталось в тени горы, что не умеет различить ее вершину?"

Мы вступили в зону исторической турбулентности. И в этот момент к нам на помощь приходит Тютчев

В ночь на 23 января 1863 года в Царстве Польском, входившем в то время в состав Российской империи, вспыхнуло восстание. Одновременно в нескольких десятках пунктов Царства повстанцы неожиданно напали на военные гарнизоны и попытались их уничтожить. Общественное мнение Западной Европы сочувствовало полякам. Летом 1863 года Франция, Австрия и Англия направили в Петербург ноты с требованием созвать конференцию для решения польского вопроса, что было прямым вмешательством во внутренние дела России. Федор Иванович испытывал чувство тревоги, вызываемое опасным положением России, которой грозила новая война с коалицией европейских держав.

Великосветский салон. 1830-е годы. Неизвестный художник. Фото: Неизвестный художник

Среди высших сановников отсутствовало единство по поводу польских дел. Министр внутренних дел Валуев и петербургский генерал-губернатор князь Суворов, внук знаменитого полководца, осуждали жесткие меры. "Что скажет на это Европа?" - вопрошал князь Суворов. Вслед за князем Суворовым этот риторический вопрос задавали российские либералы, по поводу которых в мае 1867-го поэт отозвался так: "Как перед ней ни гнитесь, господа,/Вам не снискать признанья от Европы:/В ее глазах вы будете всегда/Не слуги просвещенья, а холопы".

Медаль "За взятие приступом Варшавы 25 и 26 августа 1831 года".

Сталкивались противоположные взгляды, стремления, интересы, а объединяющая всех идея отсутствовала. Именно такую идею и пытался предложить Тютчев. Свое политическое кредо Федор Иванович, тогда еще молодой дипломат, изложил в стихотворении, которое никогда не печаталось при его жизни. Это большое стихотворение 1831 года было не просто непосредственным откликом на события, в нем с предельной четкостью были изложены историософские взгляды Тютчева.

"Так мы над горестной Варшавой/Удар свершили роковой,/Да купим сей ценой кровавой/России целость и покой!/...Другая мысль, другая вера/У русских билася в груди!/Грозой спасительной примера/Державы целость соблюсти,/Славян родные поколенья/Под знамя русское собрать/ И весть на подвиг просвещенья/Единомысленных, как рать".

Поэт говорил очень жестко: Как перед ней ни гнитесь, господа, Вам не снискать признанья от Европы

Для России польский вопрос был исключительно болезненным. Поколение современников Тютчева унаследовало его от своих предшественников, десятилетиями решало, да так и нерешенным передало потомкам. Любой ход приводил к патовой ситуации. Россия не могла признать правоту Польши, ибо подавляющее большинство патриотически настроенного населения расценило бы подобную уступку как несомненную слабость верховной власти и пролог грядущего распада империи: все знали о существовании сильных центробежных тенденций в Прибалтике, Финляндии и на Украине. Практическая реализация этих тенденций привела бы к неизбежным, продолжительным и кровавым территориальным спорам. Согласиться с этим означало пренебречь национальными интересами и утратить статус великой державы. Тютчев считал польский вопрос "династическим роком" Дома Романовых.

Ужасный сон отяготел над нами

Стихотворения Ф. Тютчева. СПб.: тип. Э. Праца, 1854 г. Прижизненное издание.

... И целый мир, как опьяненный ложью,

Все виды зла, все ухищренья зла!..

Нет, никогда так дерзко правду божью

Людская кривда к бою не звала!..

И этот клич сочувствия слепого,

Всемирный клич к неистовой борьбе,

Разврат умов и искаженье слова -

Все поднялось и все грозит тебе,

О край родной! - такого ополченья

Мир не видал с первоначальных дней...

Велико, знать, о Русь, твое значенье!

Мужайся, стой, крепись и одолей!

Август 1863