06.10.2022 18:36
    Рубрика:

    Зельфира Трегулова: На выставках Третьяковки в этом году побывали уже более миллиона зрителей

    Третьяковская галерея открыла выставку "Дягилев. Генеральная репетиция". О работе над этим проектом, об открытии Книжной гостиной и меняющихся планах музея директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова рассказала на "Деловом завтраке" в "РГ".
    Зельфира Трегулова: Коллекция Третьяковской галереи, связанная с именем Дягилева, - одна из самых значимых в России. Фото: Сергей Куксин/ РГ

    Людям, на первый взгляд, в эти дни не до выставок вовсе. На что вы делаете ставку, готовя блокбастеры сегодня?

    Зельфира Трегулова: На коллекции Третьяковской галереи.

    В планах этого года у нас был другой проект - "Искусство и мода. Русская нить", который мы готовили пять лет в сотрудничестве с Музеем Виктории и Альберта. Он должен был открыться в ноябре. Понимая, что мы не можем реализовать его в нынешней ситуации, стали думать о выставке, которая опиралась бы на наше собрание и была бы интересна зрителям. Фигура Сергея Павловича Дягилева - одна из самых притягательных фигур русской культуры ХХ века. Кроме того, история "русских сезонов" была одной из ключевых глав выставки "Русская нить". "Русские сезоны" повлияли не только на развитие мирового балета ХХ века, но и на моду. Наиболее очевидно это влияние в нарядах, которые создавал Поль Пуаре. Имя Дягилева, гениального антрепренера, поэтому возникло совершенно естественно.

    Опять же - юбилей. В этом году 150 лет со дня рождения Сергея Павловича.

    Зельфира Трегулова: Юбилей важен, но дело не только в нем. Ни один человек в России не сделал столько для продвижения русского искусства и культуры в мире, как Сергей Павлович Дягилев. И никто в ХХ веке не поднял русское искусствов и культуру на такой пьедестал, как это удалось сделать Дягилеву. Он создал балетный театр, который определил развитие балета ХХ века. Фраза, сказанная им Жану Кокто, "Удивите меня!" стала крылатой. Сам Дягилев умел удивлять. Именно так "Удивите меня!", кстати, называлась выставка 2009 года, которую мы с известным исследователем русского авангарда Джоном Болтом делали в Национальном музее в Монако. И которая стала основой экспозиции в Третьяковской галерее, правда, в Москве у нее было другое название - "Видение танца". Мне посчастливилось во время подготовки этой выставки вместе с Болтом разбирать документальную часть архива Сергея Лифаря, купленную много лет назад принцессой Грейс.

    Сегодняшняя выставка своего родагенеральная репетиция постоянной экспозиции, посвященной Дягилевским балетным сезонам. Фото: Сергей Куксин/ РГ

    Архив удивил вас?

    Зельфира Трегулова: Потряс. Мы открывали бережно упакованные письма, дневники Дягилева, его тетрадь с записями концепций спектаклей 1922-1924 годов. Рассматривали фотографии экспериментальных постановок с участием Сергея Лифаря, в том числе балета "Ода" в оформлении Павла Челищева.

    Мы нашли там серию кадров из документального фильма, который был снят во время похорон Сергея Павловича Дягилева. И даже счет за огромный букет белых роз, который был на фотографии в руках Сержа Лифаря. Он - на одной из лодок, а на заднем плане - остров Сан-Микеле. Счет за букет был оплачен Коко Шанель, как и похороны.

    В последней упаковке лежала серебряная щетка для волос и записочка Лифаря: "Это щетка, которой я причесывал умершего Сергея Павловича". Лифарь сам обмывал тело Дягилева и готовил его к погребению. И в отдельной упаковке лежала маленькая серебряная прядь волос Сергея Павловича, которую Лифарь срезал на память. Джон Болт потом назвал свою статью "Серебряная прядь - Серебряный век". Эти вещи мы потом разложили на рабочем столе Дягилева, который хранился в театре в Монте-Карло. На выставке в Монако был отдельный зал, посвященный архиву Дягилева.

    Чем вы собираетесь удивлять зрителя на нынешней выставке в Москве?

    Зельфира Трегулова: Мы впервые показываем тринадцать подлинных балетных костюмов к дягилевским постановкам 1909-1912-го и начала 1920-х годов, которые приобретены Третьяковской галереей в последние годы за рубежом. Из этой же коллекции куплен театральный задник для "Половецких плясок", созданный в 1909 году по эскизам Николая Рериха. Мы смогли привезти этот задник из-за рубежа в августе 2020 года, в разгар пандемии. Сама не понимаю сейчас, как нам это удалось.

    Люди в любом возрасте заслуживают честного разговора. И интересных собеседников. А Врубель, Серов, Дягилев - неординарные собеседники

    Но на этой выставке его нет. Он нуждается в реставрации?

    Михаил Ларионов. Эскиз костюма Солдата в балете "Шут". Фото: репродукция Сергея Куксина

    Зельфира Трегулова: Да. Это огромное полотно - 10 х 23 метра. Наши реставраторы придумали уникальную технологию, чтобы в мастерской можно было вести реставрационные работы на полотне площадью 230 квадратных метров. Надеемся, что к ретроспективе Николая Рериха, запланированной на 2023 год, задник будет приведен в экспозиционное состояние и мы сможем его впервые показать публике, чтобы по завершении работы выставки продолжить реставрацию этого масштабного произведения.

    Третьяковская галерея еще и обладательница парижского архива Наталии Гончаровой и Михаила Ларионова, которые были художниками нескольких дягилевских постановок…

    Зельфира Трегулова: Их архив поступил в музей в конце 1980-х по завещанию Александры Клавдиевны Ларионовой-Томилиной. Вместе с недавними приобретениями подлинных театральных костюмов дягилевских постановок и задника к "Половецким пляскам" этот архив делает Дягилеское собрание Третьяковской галереи одним из самых значимых в России.

    На нашей выставке мы показываем не только эскизы Ларионова и Гончаровой к балетным спектаклям, но и зарисовки, сделанные Ларионовым во время репетиций. Плюс - шаржированные портреты Дягилева, знаменитых танцовщиков и этуалей русских балетных сезонов. Мы представляем и богатый фотографический архив этих постановок.

    Книжная гостиная в Новой Третьяковке будет бесплатная. Это первая публичная библиотека в Третьяковской галерее

    По какому принципу выстроена экспозиция?

    Зельфира Трегулова: Мы вводим зрителя в мир дягилевских спектаклей разных лет. Начинаем с первых балетов, художниками которых были Николай Рерих, Александр Бенуа и Лев Бакст, а хореографом - Михаил Фокин. Затем от "Половецких плясок" и "Шахерезады", если говорить о хронологии спектаклей - но сама выставка строится по несколько иному принципу, - мы переходим к "Весне священной", поставленной в 1913 году в Париже. Премьера сопровождалась чудовищным скандалом. Но этот балет на музыку Игоря Стравинского, оформленный Николаем Рерихом, определил хореографию XX века. Третий этап - постановки 1914-1915 годов, над которыми работали Гончарова и Ларионов. Из работ зарубежных художников мы показываем эскизы костюмов к балету "Соловей" Анри Матисса. И последняя часть посвящена авангардным постановкам 1920-х годов…

    Выставка получилась зрелищная. Думаю, она впервые откроет для зрителей невероятное собрание произведений и раритетов, которым располагает Третьяковская галерея. И заставит нас еще раз внимательнее вглядеться в собственную коллекцию.

    Наталия Гончарова. Эскиз костюма к балету "Литургия". 1915-1918. Фото: репродукция Сергея Куксина

    Путь на Восток и другие дороги

    Российские музеи способствовали знакомству мира с русским культурным наследием, можно сказать, продолжали по мере сил дело Дягилева. В прошлом году Третьяковская галерея показывала русских импрессионистов - в Потсдаме, ретроспективу Ильи Репина в Пти-Пале.

    Зельфира Трегулова: …На очень успешной выставке коллекции Морозовых в Фонде Louis Vuitton было также 35 работ русских художников из собрания Третьяковской галереи.

    Нет ощущения, что эта работа была напрасна? Обнулены налаженные музейные связи…

    Зельфира Трегулова: Никакая работа, если она делается на максимуме возможностей, не может быть напрасной. На этих выставках побывали сотни тысяч людей. Только выставку коллекции братьев Морозовых в Париже видели миллион триста тысяч зрителей. Билеты на выставку Репина в Пти-Пале заказывали за неделю. Это в Париже, где есть куда пойти. На нее пришли сто десять тысяч зрителей за два осенних месяца, при всех ковидных ограничениях прошлого года.

    Конечно, мы и, думаю, наши зарубежные коллеги сожалеем о совместных планах, которые не стали реальностью. Можно лишь надеяться на то, что наступит момент, когда мы сможем приступить к возобновлению совместной работы.

    Выставка Ивана Кудряшова стала открытием нового имени в созвездии художников русского авангарда… Теперь в планах музея - выставка Алексея Моргунова совместно с Музеем изобразительных искусств республики Каракалпакстан имени Игоря Савицкого в Нукусе. Могли бы вы поподробнее рассказать об этом сотрудничестве?

    Зельфира Трегулова: Мы действительно очень тесно сотрудничаем с коллегами и в Нукусе, и в Ташкенте, где хранится прекрасная коллекция русского искусства начала XX века. А в ноябре прошлого года Третьяковская галерея подписала фундаментальный договор о сотрудничестве с Фондом развития культуры и искусства при кабинете министров Узбекистана. Речь - об изучении русского искусства, хранящегося в музеях Узбекистана, о реставрации произведений, о развитии музейного дела.

    Мы также планируем участие Государственного музея изобразительных искусств республики Каракалпакстан в трех выставочных проектах Третьяковской галереи в 2023-2025 годах. Это как раз выставка Алексея Моргунова, одного из ярких сподвижников Казимира Малевича. Благодаря усилиям Игоря Савицкого, основателя музея в Нукусе, огромная часть наследия Алексея Моргунова хранится именно там, в том числе очень ранние работы. Мы рады, что будет возможность многие из этих произведений показать в Москве в 2023 году. Кроме того, мы готовим выставку "Путь на Восток", о русских художниках в Туркестане 1920-1930-х годов. В центре третьего проекта будет наследие Соломона Никритина, которое поделено между Москвой, Нукусом и Салониками.

    Планируете ли показ современного искусства?

    Лидия Соколова и Тадеуш Славинский в балете "Шут". Лондон. 1921 год. Фото: репродукция Сергея Куксина

    Зельфира Трегулова: Вместе с коллегами из Татарстана готовим выставку Булата Галеева. Вначале - в Казани, а осенью 2023 года - в залах Западного крыла Новой Третьяковки. Это очень актуально сегодня, поскольку Булата Галеева можно с полным правом назвать провозвестником цифрового искусства.

    По традиции продолжим представлять наследие художников 1960-1980-х годов. На 2024 год запланирована выставка Виктора Попкова. Хотелось бы сделать масштабную выставку, которая бы дала современный взгляд на его искусство, помогла бы понять травму и внутреннюю драму этого художника, отраженную в его творчестве.

    Работа с травмой - одна из магистральных тем послевоенного искусства ХХ века. И, видимо, нынешнего века. Но наследие Попкова, как и Галеева принадлежит уже прошлому столетию. А выставки современного искусства?

    Зельфира Трегулова: Нам пришлось сильно перетасовать свою программу выставок. В планах есть выставки современного искусства. Пока идёт работа над ними, готова буду более подробно рассказать позже.

    Якутия вдохновляет

    Картина Репина "Иван Грозный и сын его Иван…" отреставрирована. Дело за антибликовым и антивандальным стеклом для нее. Оно уже заказано?

    Зельфира Трегулова: Проблема с поставкой стекла, которое производится в Италии. Мы собирались использовать такое же стекло, каким закрыты "Венера" и "Весна" Боттичелли в Галерее Уффици. Нам нужно в зале выстроить нишу, в которую будет помещена картина. Ниша закрывается стеклом, но у хранителей и реставраторов должен оставаться доступ к картине. Мы работаем с российской компанией, которая производит подобного рода оборудование. Из-за сложностей с импортом, в том числе параллельным, работа затянулась.

    Резонансный акт вандализма случился в Екатеринбурге, где на выставке русского авангарда пострадала картина Лепорской. Нет ли соблазна после таких случаев вообще не выдавать картины?

    Зельфира Трегулова: Картина Анны Лепорской, ученицы Малевича, отреставрирована. Она будет участвовать в выставке русского авангарда в Еврейском музее и центре толерантности. Нашим условием было, чтобы картину закрыли защитным стеклом. Еврейский музей это требование выполнил.

    Но случай в Екатеринбурге заставил нас вернуться к вопросу об условиях экспонирования наших произведений на региональных выставках. Когда мы отдаем работы на зарубежные выставки, то, как правило, просим закрыть их антибликовым стеклом в целях безопасности. Это является условием соглашения.

    Логично было бы, чтобы такое же условие ставилось при выдаче работ и на российские выставки. Но его выполнение требует солидных вложений. И многие региональные музеи не могут себе это позволить.

    Ни один человек в России не сделал в ХХ веке столько для продвижения русского искусства и культуры в мире, как Сергей Павлович Дягилев

    А на иконы это условие распространяется?

    Зельфира Трегулова: С иконами более сложная история. Часть икон у нас находится в витринах. А как вы застеклите, например, "Васильевский чин"? Это очень сложная задача. Разумеется, мы сами стараемся постепенно закрывать антибликовым стеклом произведения в постоянной экспозиции. Эта работа ведется, хотя она далека от завершения… Но на выставки мы выдаем также картины из запасников.

    С другой стороны, где же еще показывать произведения из Третьяковской галереи, как не в России?

    Зельфира Трегулова: Конечно. Мы уже говорили о трех филиалах нашего музея, которые строятся в Самаре, Калининграде и Владивостоке. Но они еще не открыты, кроме того, и в других городах зрители имеют право на доступ к национальной культуре.

    Есть, конечно, примеры вдохновляющие. Только что мы показывали выставку "Сокровища Третьяковской галереи" в Якутске, приуроченную к столетию Республики Саха. В таком объеме и таком составе работ она стала возможна, потому что глава республики Айсен Николаев сделал все, чтобы национальный музей был подготовлен к настолько сложному проекту. Были оборудованы системы безопасности, контроль климатического режима, выделены средства, чтобы застеклить все шедевры, предоставленные музеем. Национальный музей в Якутске теперь готов принимать шедевры из любого крупнейшего музея, российского и зарубежного.

    Сложить пазл

    Вы подробно рассказывали про строительство филиалов Третьяковской галереи. А когда начнется реконструкция Новой Третьяковки? Что со строительством хранилища в Коммунарке? Когда будет закончено новое здание Третьяковской галереи на Кадашёвской набережной?

    Зельфира Трегулова: На самом деле эти три проекта - части одного пазла. Только запустив в эксплуатацию здания на Кадашёвской набережной и получив новое хранилище в Коммунарке, мы сможем закрыть на реконструкцию здание на Крымском Валу.

    Мы завершили работу по разработке архитектурной концепции реконструкции здания Новой Третьяковки при участии голландского архитектора Рема Колхаса. Сейчас основная проблема - строительство хранилища в Коммунарке. О сроках его строительства вопрос не совсем ко мне. Этот проект правительства Москвы.

    А здание Третьяковской галереи на Кадашёвской набережной когда откроется?

    Зельфира Трегулова: Рассчитываем, что строительные работы закончатся в декабре 2023 года. Где-то полгода, вероятно, нужно для апробации всех систем климат-контроля, безопасности и т.д. В 2024 году, думаю, сможем открыть это здание. Оно будет соединено стеклянным переходом с историческим зданием в Лаврушинском переулке. Выставочные пространства на двух уровнях общей площадью около 5000 кв.м.

    Пожалуйте в Гостиную! Вы недавно объявляли, что в Западном крыле Новой Третьяковки открываете Книжную гостиную. Она будет платная?

    Зельфира Трегулова: Конечно, бесплатная. Гостиная будет в вестибюле перед входом в большой зал в Западном крыле. Это будет первая публичная библиотека в Третьяковской галерее.

    Книжек не жалко?

    Зельфира Трегулова: Книжки существуют для того, чтобы их читали. Я сама передала в эту библиотеку, наверное, 150 книг. Мы представим там все наши издания, которые есть на сегодняшний день в продаже, включая все академические каталоги. Там будет детский уголок, пространство коворкинга. Для нас образцом стала Национальная библиотека в Казани. Нам есть чему поучиться и у регионов.

    Ключевой вопрос

    170 тысяч билетов в Третьяковскую галерею, приобретенных по "Пушкинской карте", впечатляют. Похоже, ваш посетитель резко помолодел?

    Зельфира Трегулова: Он помолодел еще во время пандемии, когда во время локдауна все ушли в онлайн. Думаю, это одна из причин того, что после отмены локдауна помолодела и офлайн-аудитория, которая в период пандемии была крайне активной онлайн.

    Что касается "Пушкинской карты", то, как только она появилась, мы стали продавать по ней все, включая билеты на абонементы, концерты… И разумеется, на все выставки.

    Не хотелось попридержать для взрослых посетителей? Все же в "Пушкинскую карту" заложена цена льготных билетов…

    Зельфира Трегулова: По большому счету делать это неразумно. Эмоциональное переживание художественного опыта в детстве и юности - самое сильное. Если человек получает этот опыт, он возвращается в музей. А потом мы стараемся не уходить от трудных сюжетов и работаем "для всех и для каждого". Пример тому - выставка Михаила Врубеля. Мне кажется, люди в любом возрасте заслуживают честного разговора. И интересных собеседников. А Врубель, Серов, Дягилев, безусловно, неординарные собеседники.

    Как меняется соотношение бюджетных и небюджетных средств в финансовой жизни Третьяковской галереи? В 2019-м доля внебюджетных средств достигала 64 процентов.

    Зельфира Трегулова: Она упала в пандемийном 2020-м до 30 процентов. Но уже 2021-м к нам пришли 1 миллион 600 тысяч человек. По числу посетителей мы фактически оказались на уровне Эрмитажа, серьезно опережавше м нас в предыдущие годы. Отчасти это связано было с отсутствием в 2020-2021 годах иностранных посетителей, которых у нас всегда было относительно немного. Доля внебюджетных средств выросла до 54 процентов - спасибо спонсорам Третьяковской галереи.

    Что в этом году?

    Зельфира Трегулова: К сентябрю наши выставки увидели 1 миллион 334 тысячи зрителей. Но впереди еще выставки Дягилева, Щусева, Грабаря.

    Поделиться: