29.11.2022 16:32
    Рубрика:

    Выставка "В той же мастерской" рассказала, какой была бы встреча Пушкина и Цветаевой

    Государственный музей А.С.Пушкина, как музей, посвященный поэту и поэзии, не мог пройти мимо 125-летия со дня рождения Марины Цветаевой. Юбилей встретили его тут тонко и смыслово, пригласив в свои стены московский Дом-музей Цветаевой и Мемориальный Дом-музей Марины Цветаевой в Болшеве.

    Как показать тему, в которой трудно найти что-то материальное, в которой есть только тексты, идеи, ассоциации? Но тексты и стали главной содержательной частью выставки "В той же мастерской": Александр Пушкин - Марина Цветаева". Куратор выставки, старший научный сотрудник Дома-музея Цветаевой Наталья Шаинян, перечитывая стихи Цветаевой, увидела, что диалог поэтов делится на три главы - и каждой досталось по залу в трехзальной анфиладе на первом этаже музея Пушкина на Пречистенке.

    "Пушкин! - Ты знал бы по первому слову, / Кто у тебя на пути! / И просиял бы, и под руку в гору / Не предложил мне идти" - это из открывающего выставку стихотворения "Встреча с Пушкиным", первого, что Цветаева написала о поэте. Цветаева и Пушкин в ее стихотворении шагают в крымском пейзаже, ввиду Аю-Дага, Цветаева без устали рассказывает поэту о себе, перечисляя то, что ее, 20-летнюю, вдохновляет в Крыму. Тут бесконечный романтический перечень того, что она любит - и того, что наследует у Пушкина - романтизм, свободу, дикую природу…И потому в первом зале и виды Аю-Дага и старинные открытки с видами Крыма и Бахчисарайского дворца, воспетого в поэме Пушкина. И акварельные образы цыган - поэму Пушкина "Цыганы" Марина прочла в 6 лет тайком от старшей сестры, "носом в полку" книжного шкафа в "огромном сине-лиловом томе с золотой надписью" из Собрания сочинений. Тома устроители не нашли - но вот в стеклянной витрине отдельное прижизненное издание поэмы.

    Здесь же еще один из немногих раритетов выставки - янтарные бусы, по легенде принадлежавшие Цветаевой.

    Во втором зале кураторы воссоздали ту самую пушкинскую мастерскую, которая обозначена в строке стихотворения, давшей название выставке - "Прадеду - товарка в той же мастерской, / Каждая помарка - как своей рукой". В эти "помарки", в пушкинские черновики, специально созданные для выставки, вглядывается "товарка" поэта (от слова "товарищ"). Черновики тогда были загадкой для современников, они нуждались в дешифровке - для всех кроме Цветаевой. Она видит тут каждую пропущенную скобку, каждую помарку.

    Рядом "черновиками", "пушкинскими" перчатками и цилиндром - трость, весившая четыре килограмма, с которой он упражнялся во время своих далеких пеших прогулок. Цветаева описывает в стихотворении из цикла "Стихи к Пушкину" его атлетическую мускулатуру, которая для нее - неотъемлемая часть образа поэта.

    В детстве Марина под ручку с няней гуляла вверх по Тверскому бульвару до памятника Пушкину. И позже ей казалось, что поэт у Опекушина, выступив вперед ногой и заведя руку со шляпой за спину, стоит не над Тверским, а над морем свободной стихии.

    О таком Пушкине, модель памятника которому расположили в центре заключительного зала, она и рассказывает в своем эссе "Мой Пушкин", впервые опубликованном в номере парижского журнала "Современные записки" в 1937-м. Журнал на выставке тоже представлен. Та публикация была проиллюстрирована знаменитой картиной Наумова "Дуэль Пушкина с Дантесом". А в последнем зале выставки висит "наивная", простодушная копия этой картины из комнаты матери Цветаевой.