30.11.2022 09:55
    Рубрика:

    В Воронеже вспомнили пассажиров "философского парохода"

    Судьбы и идеи семи общественных деятелей, высланных из страны в 1922 году, стали объектом новой выставки в Никитинской библиотеке. Философы и преподаватели, священник и социолог - они, как могли, служили России и живя на родине, и за ее пределами.
    Размышления героев проекта о вере, свободе и призвании человека не потеряли актуальности. / Татьяна Ткачёва/РГ
    Размышления героев проекта о вере, свободе и призвании человека не потеряли актуальности. / Татьяна Ткачёва/РГ

    Спустя 100 лет вспомнить о них решили преподаватели и учащиеся из Москвы. Лаконичную стендовую экспозицию создали на основе исторических документов, мемуаров, книг знаковых представителей первой волны эмиграции и наших современников, осмысляющих их наследие. Выставку "Философский пароход: семь пассажиров" уже увидели жители столицы и Архангельска, ее ждет ряд других городов в нашей стране и за рубежом.

    На так называемых "философских пароходах" по инициативе Ленина и Троцкого отправили в эмиграцию, по разным данным, от 228 до 272 человек. Среди них - 69 ученых и педагогов, 43 врача, 34 политика и столько же студентов, 29 литераторов и журналистов, 22 экономиста и агронома, семь юристов... Их активность - например, во Всероссийском комитете помощи голодающим Поволжья - по абсурдной логике тех лет расценивалась как военный шпионаж и пособничество контрреволюции.

    Что интересно, все герои проекта: протоиерей Сергий Булгаков, Николай Лосский и Николай Бердяев, Семен Франк и Иван Ильин, Федор Степун и Питирим Сорокин - в юности пережили увлечение политикой. Многие из них переболели марксизмом, боролись против самодержавия и приветствовали как минимум Февральскую революцию, пропагандировали атеизм. К прозрению каждый шел своим путем.

    "Те элементы, которые мы высылаем или будем высылать, сами по себе политически ничтожны, но они потенциальное орудие в руках наших возможных врагов. Вот почему мы предпочитаем... выслать их заблаговременно", - пояснял Лев Троцкий в интервью американской журналистке.

    "Семь пассажиров" обосновались в разных странах, но до конца дней ощущали себя прежде всего уроженцами России

    Из Петрограда, Одессы и Севастополя можно было выехать на кораблях, из Москвы - поездами в Латвию и Германию. В партийных и чекистских кругах эта высылка обозначалась как "Операция". Инакомыслящих вызывали на допросы, где принуждали написать заявление с просьбой разрешить выезд за границу вместе с семьей за свой счет. Альтернативой могла быть ссылка внутри страны. Отъезжавших под подпись уведомляли: за самовольное возвращение в РСФСР их ждет расстрел.

    - Известна история философа Федора Степуна, которого в Москве при обыске не застали дома. Он вместе с женой сам пошел на Лубянку... Потом вспоминал, что следователь был удивительно любезен и предложил ему выбор: уехать самостоятельно или за казенный счет. Степун ответил, что хотел бы, конечно, оплатить дорогу сам, но совсем не имеет денег. "Тогда мы вас оставляем здесь под арестом и далее этапом высылаем через Польшу", - объяснил следователь. Ученый, конечно, тут же передумал и отправился искать, что бы ему еще продать, чтобы собрать денег на дорогу, - рассказала куратор выставки "Философский пароход: семь пассажиров", аспирант философского факультета МГУ и пресс-секретарь Свято-Филаретовского института Софья Андросенко.

    С собой разрешали брать очень мало вещей. Вывезти ценности (начиная с украшений и заканчивая личным архивом) было невозможно. Есть свидетельства о том, что оставлять в советской России следовало даже нательные кресты. На выставке можно оценить опись того, с чем уплывал на чужбину Николай Бердяев: один зимний костюм и один на себе, пара ботинок и пара калош, лыжный костюм, две подушки, одеяло, четыре простыни, 12 носовых платков и 12 воротников, ножик, кружка, флакон одеколона, иконка, распятие, 15 сигарет, термометр...

    "Семь пассажиров" обосновались в разных странах, но до конца дней ощущали себя прежде всего уроженцами России. Их размышления о вере, свободе и призвании человека, о зле и отношении к нему не потеряли актуальности. Сорокин - признанный авторитет в социологии. Наследие отца Сергия Булгакова продолжает питать христианскую мысль. Ильина перечитывают те, кто ищет, "как нам обустроить Россию". Лосского, Бердяева или Франка - те, кто пытается привести в порядок личный духовный мир.

    "В ужасающей бойне, в хаосе и бесчеловечности, царящих ныне в мире, победит в конечном счете тот, кто первый начнет прощать. Это значит: победит Бог", - вывел однажды в записной книжке религиозный философ Семен Франк. Стоял ноябрь 1942 года.

    Кстати

    Выставка доступна бесплатно в фойе Областной научной библиотеки имени И. Никитина до 19 декабря: с понедельника по пятницу - с 10.00 до 20.00, в выходные - с 12.00 до 20.00. Каждые субботу и воскресенье в 15.00 проходят экскурсии.