Драма русского контр-адмирала Вильгельма Витгефта, обреченного быть виновным за "позор" 1904 года - Российская газета

Вечный заложник Порт-Артура

Драма русского контр-адмирала Вильгельма Витгефта, обреченного быть виновным за "позор" 1904 года

125 лет тому назад, в декабре 1897 года, крейсера 1 ранга "Адмирал Нахимов" и "Адмирал Корнилов" и канонерская лодка "Отважный" вошли в китайский порт Люйшунь (в Европе именовавшийся Порт-Артуром), а крейсер 1 ранга "Дмитрий Донской", которым командовал капитан 1 ранга В.К. Витгефт, - в находившийся неподалеку порт Даляньвань (Талиенван). Это стало первым из шагов, заставивших Китай в марте 1898 года согласиться на передачу Порт-Артура и Талиенвана - незамерзающих портов с открытым выходом в Тихий океан - России в аренду.

Порт-Артур. Внутренний и  (на заднем плане) внешний рейды.
Порт-Артур. Внутренний и (на заднем плане) внешний рейды.

А еще через шесть лет, в русско-японскую войну, Порт-Артур стал роковым как для базировавшейся в нем эскадры Тихого океана, так и для командовавшего ею с 22 апреля по 28 июля 1904 года* контр-адмирала Витгефта.

В октябре 2022-го исполнилось 175 лет со дня его рождения.

Контр-адмирал В.К. Витгефт (1847-1904).

Клеймо "не моряк"

"Теперь уже покойный адмирал Вильгельм Карлович Витгефт был честнейшим и благонамереннейшим человеком, но, к сожалению, работа его была бестолковой и всегда все его распоряжения вели ко всякого рода недоразумениям и даже несчастиям. Прослужив уже много лет во флоте, адмирал Витгефт не был вовсе моряком, а тем более военным человеком. В детстве, как он сам рассказывал, отец предназначал его к миссионерской деятельности, и, пожалуй, к этому он был бы более способен, чем к морской службе, так как ему нельзя было отказать в обладании даром слова и пером. В морскую службу Витгефт попал как бы по недоразумению и все прохождение им службы было каким-то сплошным недоразумением"1.

Капитан 1 ранга Н.О. фон Эссен (1860-1915).

Капитан 1 ранга Н.О. фон Эссен (будущий флотоводец) написал это в 1905 году не для публикации, а для себя. А капитан 1 ранга В.И. Семенов в 1907-м почти то же самое заявил и в печати:

"В прошлом его сопровождала репутация безукоризненно честного человека и ученого работника... Но вся почти его служба прошла на берегу. Моряком он не был и открыто в этом признавался. Вступив в командование эскадрой, на первом же собрании флагманов и капитанов он так и заявил: "...Жду от вас, господа, не только содействия, но и совета. Я - не флотоводец..."2

Капитан 1 ранга В.И. Семенов (1867-1910).

И Эссен, и Семенов воевали под началом Витгефта, а Семенов еще и плавал с ним целых три года на "Дмитрии Донском". И все же оба, мягко говоря, погорячились. (Возможно, в пылу досады на поражение в войне - одним из руководителей флота в которой был, как ни крути, Витгефт.)

То, что "вся почти" его служба "прошла на берегу", - это просто ложь. За 36 лет службы на офицерских и адмиральских должностях (1868 - 1904) в плавание Витгефт не ходил только в 1872, 1890 и 1891 годах. Правда, еще в шести кампаниях (1878, 1886 - 1889 и 1899 годов) он плавал в качестве практиканта либо члена различных комиссий (т.е. за судно** и несение службы на нем не отвечал)3, но сути дела это не меняет.

Ложно и то, что "все прохождение им службы было каким-то сплошным недоразумением". Кругосветное плавание на клипере "Всадник", полукругосветное (с Балтики на Тихий океан и обратно) плавание на "Дмитрии Донском", четыре кампании старшим офицером (по-нынешнему, старпомом, главным организатором повседневной службы на судне) на клипере "Изумруд", командование на Балтике канонерской лодкой "Гроза", минным крейсером "Воевода" и крейсером 2 ранга "Наездник" - это недоразумение?

Еще никто не сказал (и тем более не доказал), что за Витгефта на всех этих должностях работал кто-то другой...

Неверно и то, что "моряком он не был". Во-первых, "флотоводец" и "моряк" - это все же не синонимы, а во-вторых, достаточно прочитать написанный Витгефтом очерк о плаваниях "Воеводы" в 1892 - 1893 годах. С его страниц перед нами предстает именно моряк.

Гордый за свое новейшее судно - быстроходное и изящное, с белой трубой! (Над составом устойчивой к обгоранию краски для нее на "Воеводе" долго колдовали!)

Ценящий сплоченность офицерской "судовой семьи" и преданность своему судну матросов.

Знающий, что такое 24 часа кряду не сходить с мостика.

На собственном опыте понявший, что "воспитание морского офицера клонится к закалению его нервов" - во время "неизбежных на море случайностей"4...

И вдобавок хорошо подготовленный технически.

Корвет "Витязь". Фото: Константин Фёдорович Шульц / Википедия

Ярлык "не флотоводец"

Давайте отдадим себе отчет в том, что капитаны и флагманы русско-японской войны долгие годы служили на парусных судах! (Формально - на парусно-паровых, но таких, где на паровую машину смотрели как на двигатель равнозначный парусам.)

Корвет "Витязь" в 1886 - 1889 годах, в своем знаменитом кругосветном плавании под командованием С.О. Макарова, прошел под парами лишь 33 412 миль, а 25 856 - под парусами5. Те же "Дмитрий Донской" и "Адмирал Нахимов" ходили под парусами еще и в 1893-м, "Адмирал Корнилов" - и в январе 1895-го, крейсер 1 ранга "Рында" - в октябре 1895-го, крейсер 2 ранга "Джигит" - и в марте 1896-го, крейсер 2 ранга "Крейсер" - еще и в апреле 1899-го, а крейсера 2 ранга "Разбойник" и "Забияка" - даже и в июне 1900-го! За три с половиной года до японской войны...

И многие до самой этой войны так и донесли непонимание того, что жизнь судна зависит теперь от того, что происходит в "низах", в котельных и машинных отделениях. А также и пренебрежение ко всем этим досадным механизмам - мешающим наводить чистоту на судне и требующим еще какой-то особой заботы! "Начальство, - писал еще осенью 1903 года младший инженер-механик с эскадренного броненосца "Ослябя" А.А. Быков, - смотрит на машину, как на лишнюю вещь на корабле, и притом вещь грубую, сделанную из железа, чугуна... О ней можно и не заботиться"6...

Эскадренный броненосец "Ослябя".

А вот Витгефт разбирался и в "железе". Так, что даже в форс-мажорных обстоятельствах мог прикинуть, удастся ли не останавливать надолго машину "Воеводы" из-за разрушения бронзовой прокладки у направляющей штока отсечки золотника цилиндра высокого давления7...

Мы не говорим уже о том, что окончив Минный офицерский класс, капитан 2 ранга Витгефт шесть лет был помощником главного инспектора по минному делу. Того, что обнимало тогда во флоте не только минно-торпедное вооружение, но и все, что связано с электричеством.

Флотоводцем же Вильгельм Карлович вначале действительно не был.

Н.А. Матусевич в чине капитана 1 ранга (1852-1912).

И не только потому, что он сам так о себе говорил. (А что говорил - это подтверждал и он сам, и начальник его штаба контр-адмирал Н.А. Матусевич, и командиры его броненосцев, капитаны 1 ранга Э.Н. Щенснович, В.М. Зацаренный и Н.М. Иванов8.)

Капитан 1 ранга Н.М. Иванов (1856 - 1916).

И не только потому, что был (по точной оценке старшего флаг-офицера его штаба лейтенанта М.А. Кедрова) "лично храбрым, но нерешительным"9, стремился избегать риска. (В самом деле, на войне командир по определению не может не рисковать. Любое его решение всегда будет содержать элемент риска - потому что всегда будет основываться на не вполне ясных исходных данных. Ведь принимая решение, командир никогда не будет знать в точности, каковы силы противника, и тем более - каковы его планы.)

У Витгефта, похоже, действительно не было ясного понимания, как эффективнее распорядиться эскадрой.

Его мысль раздваивалась. Начальнику Квантунского укрепленного района (в котором находилась крепость Порт-Артур) генерал-лейтенанту А.М. Стесселю он отвечал 22 мая, что "не флот создавался для защиты Артура, а Артур для защиты флота"[10]. (Что абсолютно верно.) А начальству постоянно доказывал прямо противоположное - что главной задачей эскадры является именно содействие армии в защите Порт-Артура! И чем дальше, тем усерднее приказывал свозить с судов на берег орудия и моряков, расписывал их по участкам сухопутной обороны крепости...

Мичман В.В. Витгефт (1884-1917).

(Уже после смерти Витгефта, вместе с тысячами других моряков, сошел на берег и стал воевать на берегу, защищая Порт-Артур, его средний сын Владимир - 19-летний мичман с эскадренного броненосца "Пересвет". До последнего оборонявший форт № II и умерший в апреле 1917-го от последствий артурских ран и контузий.)

В мае 1904 года (после того, как у русских вошли в строй три поврежденных ранее броненосца, а у врага два броненосца погибли) наместник императора на Дальнем Востоке адмирал Е.И. Алексеев стал настаивать на переходе к активным действиям на море. Атаковать японский флот, а если Артуру будет угрожать падение, то прорываться во Владивосток.

М.А. Кедров в чине капитана 1 ранга. (1878-1945).

Витгефт считал, что и для того, и для другого нет сил. Но уверен в своей правоте не был: он же не флотоводец... И еще после 10 июня, по свидетельству М.А. Кедрова, "переживал целую драму, я видел, как он страдал, по-видимому, в душе сознавая, что флот делает не то, что нужно, и вместе с тем не видел перед собою ясно выраженной идеи о том, как поступить флоту [...]"11

Печать "не военный"

"Не военный"? Казалось бы, да - раз нерешительный...

И да, Н.О. фон Эссен моральное право называть Витгефта "не военным" имел. Ведь сам он в бою 27 января 1904 года под Порт-Артуром не задумался атаковать на маленьком, почти не бронированном крейсере 2 ранга "Новик" эскадренный броненосец "Микаса"! А когда в ноябре японская осадная артиллерия стала топить стоявшие на внутреннем рейде Порт-Артура суда, по собственной инициативе вывел свой эскадренный броненосец "Севастополь" в море, в бухту Белый Волк - для подготовки к прорыву в нейтральный порт. И шесть ночей отбивал там атаки японских миноносцев и минных катеров, и только когда повреждения, нанесенные торпедами, сделали прорыв невозможным, сам затопил "Севастополь"...

Однако нерешительность свою Витгефт умел и переламывать.

В.М. Зацаренный в чине капитана 2 ранга. (1852-1919).

Да, свидетельствовал В.М. Зацаренный, он говорил, "что он не флотоводец; но никогда не объявлял, что чувствует или признает себя совершенно не на месте. Напротив, он производил впечатление начальника, вполне сознававшего величину и ответственность своей задачи и твердого в исполнении выпавшего на него долга"12.

То есть Витгефт все-таки умел брать на себя ответственность и невзирая ни на что выполнять свой служебный долг, - а это черты военного человека.

При том, что бремя командования эскадрой на него и впрямь "выпало" внезапно. Не забудем, что он был лишь временно исправляющим должность командующего - до приезда назначенного еще 19 апреля на эту должность вице-адмирала П.А. Безобразова. Но 28 апреля японцы блокировали Порт-Артур уже не только с моря, но и с суши, - и Безобразов туда попасть не сумел.

После 10 июня (когда Витгефт не решился вступить в сражение с главными силами японского флота) он не только страдал от сомнений.

Он постепенно отодвигал их - все больше и больше утверждаясь в своей старой точке зрения (эскадра должна не искать побед на море, а защищать Порт-Артур).

И не боялся отстаивать эту точку зрения перед вышестоящими - а это тоже качество военного человека.

Он до последнего высказывал свое особое мнение даже императору! "Лично я и собрание флагманов и командиров [...] были против выхода, не ожидая успеха прорыва и ускоряя [при неуспехе. - Авт.] сдачу Артура"13, - телеграфировал Витгефт Николаю II даже после того, как, выполняя волю государя, вывел 28 июля эскадру из Порт-Артура для прорыва во Владивосток. С борта флагманского броненосца...

("Кто знает погибшего адмирала Витгефта, - отмечал Н.А. Матусевич, - тот знает его упрямый характер"14.)

И, как военный человек, Витгефт прекращал колебания, получив четкий приказ.

"Выхожу сообразно высокой воде [приливу. - Авт.], около десятого.

В случае смерти прошу похлопотать пенсию жене; средств не имею"15 (из телеграммы Е.И. Алексееву 6 июня, по получении приказа выйти в море и искать боя).

"Постараюсь честно умереть, совесть [в случае. - Авт.] гибели эскадры будет чиста"16 (из телеграммы Алексееву 22 июня; по получении приказа прорываться во Владивосток)...

А.А. Тронь. Эскадренный броненосец "Цесаревич" в бою в Желтом море 28 июля 1904 года. Фрагмент.

Эпитафия "просто герой России"

О смерти Вильгельм Карлович говорил отнюдь не ради красного словца. Его подчиненные вспоминали потом одно и то же.

"Он все говорил о своей неминуемой смерти"17 (Н.М. Иванов).

"Он открыто выражал, что чувствует, что идет на верную гибель"18 (Н.О. фон Эссен, о последних днях перед прорывом во Владивосток.)

Адмирал Х. Того (1848 - 1934).

...В бою в Желтом море 28 июля 1904 года (завязавшемся в ходе прорыва) Витгефт показал даже, что становится флотоводцем! Да, все его маневры были лишь реакцией на ошибки командующего японским флотом, адмирала Х. Того - но были тем не менее удачными. Из-за них Того несколько часов не мог навязать русским бой на дистанциях эффективного огня и в выгодной для себя позиции - фактически проиграв первую фазу боя19.

Общая схема сражения в Желтом море. 28 июля 1904 года.

Но во второй фазе японцы все же сблизились с русской эскадрой на дистанцию, с которой попадания в наши суда резко участились.

В бою Витгефт стоял на нижнем носовом мостике эскадренного броненосца "Цесаревич". (Как и его оппонент Хэйхатиро Того на броненосце "Микаса".)

Перейти в бронированную боевую рубку он отказался: там тесно даже офицерам "Цесаревича", а он со штабом стеснит их еще больше. А один, без штабных, не пойдет.

Тогда хотя бы на верхний мостик, продолжал настаивать начальник штаба. (Туда могли угодить лишь снаряды, выпущенные с большой ошибкой прицела, дававшие обычно большой перелет. - Авт.).

"Все равно где умирать", - отвечал Витгефт20.

Адмирал Того на мостике "Микасы" остался невредим. И в этом бою, и в Цусимском сражении 14 мая 1905 года.

Гибель В.К. Витгефта. Фото: Getty Images

А на "Цесаревиче", после того, как около 17.30 305-мм японский снаряд угодил в нижний мостик, смогли найти только ногу контр-адмирала Витгефта...

Эскадренный броненосец "Цесаревич" в Циндао после боя 28 июля 1904 года. В ограждении нижнего носового мостика - повреждения от разрыва снаряда, которым был убит В.К. Витгефт.
  • 1. "...Надо же было набрать в Артур таких начальников!" Фрагменты из неопубликованных воспоминаний Н.О. фон Эссена // Кортик: Флот. История. Люди. 2004. N 3. С. 36.
  • 2. Семенов В.И. Трагедия Цусимы. М., 2008. С. 164-165.
  • 3. Общий морской список. Ч. XIII. Царствование Александра II. А - Г. СПб., 1907. С. 461-465.
  • 4. Витгефт В.К. Счастливые и тяжелые минуты крейсера "Воевода". Воспоминания конвоира императорской яхты в Данию в 1893 году // Гангут. Вып. 83. СПб., 2014. С. 141.
  • 5. С.О. Макаров. Документы. Т. I. М., 1953. С. 497.
  • 6. Цит. по: Худяков П.К. Путь к Цусиме. М., 1907. С. 150.
  • 7. См.: Витгефт В.К. Указ. соч. С. 141.
  • 8. Русско-японская война 1904-1905 гг. Действия флота. Документы. Отд. III. 1-я Тихоокеанская эскадра. Кн. 1. Действия на Южном морском театре войны. Вып. 5. Период командования эскадрою в Порт-Артуре контр-адмирала Витгефта. (22 апреля - 28 июля 1904 года.) СПб., 1913. С. 46; Вып. 6. Бой 28-го июля 1904 года. СПб., 1913. С. 104, 172, 254, 343.
  • 9. Там же. Вып. 6. С. 274.
  • 10. Там же. Вып. 4. Период командования эскадрою в Порт-Артуре контр-адмирала Витгефта. (22 апреля - 28 июля 1904 года.) СПб., 1913. С. 183.
  • 11. Там же. Вып. 6. С. 278.
  • 12. Там же. С. 172.
  • 13. Там же. Вып. 5. С. 205.
  • 14. Там же. Вып. 6. С. 261.
  • 15. Там же. Вып. 4. С. 295.
  • 16. Там же. Вып. 5. С. 47.
  • 17. Там же. Вып. 6. С. 344.
  • 18. Там же. С. 124.
  • 19. Гладких С.А. Бой 28 июля 1904 года: поединок смертников // Гангут. Вып. 85. СПб., 2015. С. 68.
  • 20. Русско-японская война 1904-1905 гг. Действия флота. Документы. Отд. III. Кн. 1. Вып. 6. С. 282.

** В XVIII - начале ХХ в. кораблями в русском флоте именовали, как правило, только линейные корабли, а все прочие плавсредства - судами.