01.12.2022 20:45
    Рубрика:

    Как издать хорошую книгу для дорогого читателя. Интервью гендиректора издательства "Искусство - ХХI век" Татьяны Боднарук

    На ярмарке интеллектуальной литературы non-fiction, открывшейся в Гостином Дворе, издательство "Искусство - XXI век" представляет свои новые книги. Среди них "Художники русской эмиграции в Америке". О том, как удалось собрать восемь американских авторов, чтобы сделать книгу о русских художниках в США, рассказывает "РГ" Татьяна Боднарук, генеральный директор издательства "Искусство - ХХI век".

    Татьяна Боднарук: Это развитие сюжета, который стал центральным для нас за эти годы. Это новый том в серии, в которой вышли книги о Наталии Гончаровой, Иване Пуни, Хаиме Сутине, Зинаиде Серебряковой, Василии Кандинском... Рассказав о наших художниках, работавших в Германии и Франции, мы решили сделать книгу о русских мастерах, работавших в Америке. Мы рассказываем об американском периоде творчества Давида Бурлюка, Сергея Судейкина, Наума Габо, Николая Фешина, Савелия Сорина...

    Кто автор книги?

    Татьяна Боднарук: Это восемь историков искусства, работающих в США. Собирал этот творческий коллектив Джон Боулт, один из самых серьезных исследователей русского авангарда, прекрасный знаток русского искусства первой половины ХХ века. Он же писал вступительную статью о феномене русской эмиграции в Америке.

    Очень трудная была книга. Достаточно сказать, что работа над ней шла в разгар пандемии. В какой-то момент казалось, что не судьба ей появиться на свет. После 24 февраля стало понятно, что печатать ее мы будем в России. В итоге очень красивое получилось издание, которым можно гордиться.

    Фото: Юрий Лепский/РГ

    Вы упомянули, что история художников русского зарубежья стала центральным сюжетом для вашего издательства? Почему?

    Татьяна Боднарук: Двадцать лет назад банки и крупные компании стали собирать свои коллекции искусства. И люди, которые думали о корпоративных собраниях, обратили внимание на русских художников, выбравших эмиграцию после революции 1917 года. Их работы появлялись на арт-рынке, какие-то были весьма дорогими, какие-то нет. При этом литературы на русском языке об этих авторах было немного. Конечно, о Шагале были книги на французском, английском, на русском было много меньше.

    Рассказав о наших художниках, работавших в Европе, мы решили сделать книгу о русских мастерах в Америке

    Нужно было осмыслить творчество художников, даже имена которых у нас были забыты. Задача была амбициозная и сложная, поскольку их наследие находилось за рубежом. При советской власти этим бы занимался Институт искусствознания, а тут мы, 15 человек, такие храбрые появились.

    Андрей Владимирович Толстой, который делал энциклопедию "Художники русской эмиграции", как раз человек с солидным академическим бэкграундом...

    Татьяна Боднарук: Дмитрий Владимирович Сарабьянов, с которым мы были дружны еще со времен советского издательства "Искусство", сразу сказал, что нам нужен Андрей Толстой, когда речь зашла о серии книг о наших художниках-эмигрантах. У Толстого диссертация была посвящена как раз творчеству художников русского зарубежья. Мы решили тогда начать с общей книги о художниках, работавших в Европе.

    Директор издательства Татьяна Боднарук: Наши книги рассчитаны не на снобов, а на широкий круг читателей. Фото: Александр Корольков/РГ

    У вас дорогие книги: суперобложки, мелованная бумага, цветные иллюстрации, хороший справочный аппарат... Библиотеки заказывают ваши книги?

    Татьяна Боднарук: Заказывают городские и университетские библиотеки. В основном это библиотеки Петербурга, Новосибирска, Томска, Москвы. Музеи покупают книги для своих библиотек. Чтобы снизить цену, мы начали дублировать дорогие издания более доступным вариантом с теми же текстами, иллюстрациями, но в бумажной обложке, на более дешевой бумаге.

    Какие книги стали самыми успешными?

    Татьяна Боднарук: Прежде всего - "История искусства" Эрнста Гомбриха. Сейчас заканчиваются 6000 экземпляров очередного тиража. Седьмого или восьмого издания! Когда мы начинаем разговор с будущим автором, всегда говорим, что наши книги рассчитаны не на снобов, а на широкий круг читателей.

    Словом, будьте как Гомбрих!

    Татьяна Боднарук: Это невозможно. Увы! А второй очень успешной книгой стало издание стихов Бориса Рыжего. Было уже шесть изданий. Правда, небольшими тиражами. Его стихи покупают.

    Его не отнесешь к художникам русского зарубежья.

    Татьяна Боднарук: Просто мы дружим с Мастерской Петра Фоменко. Они поставили спектакль "Рыжий". И после спектакля я спросила, где взять книгу. Мне говорят: особенно негде, мол, было только давнее издание. Мы решили, что выпустим книгу его стихов. Выпустили - разлетелся тираж. Напечатали еще. И еще. Так вот и пошло. Хорошо расходятся также книги из серии "Искусство_VED"

    Вы же не издаете книги о современном искусстве? Как вы объясняете название издательства?

    Татьяна Боднарук: "Искусство - XXI век" - это взгляд на искусство из XXI века. Что касается книг о современном искусстве, то действительно это не наша ниша. Хотя, например, мы издавали книги Екатерины Андреевой о современных художниках, в основном петербургских. Кроме того, искусство не знает не только границ, но и "временного предела". Только что мы выпустили книгу "Великие женщины художники". Ее героинями стали 400 женщин, творивших с XV века по XXI. Каждая представлена одной работой, о каждой - небольшой справочный текст. На мой взгляд, получился основательный "словарь художниц". Значительную часть занимают в нем работающие сегодня авторы.

    Иллюстративные фрагменты новой книги "Художники русской эмиграции в Америке" издательства "Искусство - XXI век" являются ее подлинным украшением.

    Недавно Совет Федерации одобрил законы, которые запрещают пропаганду ЛГБТ, смены пола и педофилии в рекламе, книгах, кино и СМИ. Активно новость обсуждают издатели художественной литературы. А как быть с изданиями по искусству? Коснулся ли этот закон книг, изданных вашим издательством?

    Татьяна Боднарук: Надеюсь, что нет. Но дело в том, что мы занимаемся искусством конца XIX - началом ХХ века. В Серебряном веке было много хороших художников и поэтов, которые позволяли себе...

    Хорошее искусство.

    Татьяна Боднарук: Конечно. Мы недавно издали прекрасную монографию о Павле Челищеве. Разумеется, ничего противозаконного в наших изданиях невозможно обнаружить. Это все равно что искать черную кошку в черной комнате. Челищев вообще был увлечен математическими расчетами и мистическими поисками. Мы люди законопослушные. Но вопрос, с чем и, точнее, с кем столкнутся книжные магазины. В Петербурге какой-то человек ворвался в книжный с криками: "Уберите это, это и это...". Закон еще не был принят, но энтузиасты уже пришли в книжные магазины.

    Можно, наверное, ставить маркировку 18+, например на книгах с репродукциями "Венеры" Тициана ...

    Татьяна Боднарук: Да, конечно. Я вспоминаю, как моя старшая внучка, когда ей было пять лет, объясняла младшим брату и сестре: "В музее нет голых, в музее есть обнаженная натура".

    Устами младенца...

    Татьяна Боднарук: Но проблемы возникают при объяснениях не с детьми, а с ведомствами. Реклама одной из последних наших книг на Ozon идет с расплывчатой обложкой, потому что внутри (!) книги рисунки автора с обнаженной натурой.