25.12.2022 22:01
    Рубрика:

    Павел Басинский: Литературных событий, несмотря на сложность ситуации, было великое множество

    Подведение итогов литературного года - дело неблагодарное. Кого-то или что-то непременно забудешь, и картина выйдет неполной. Поэтому поговорим, что называется, в общих чертах.
    iStock
    iStock

    Писательские юбилеи: 200 лет Аполлону Григорьеву, 140 лет Корнею Чуковскому, 130 лет Константину Паустовскому и Марине Цветаевой, 120 лет Вениамину Каверину, 100 лет Юрию Левитанскому и Семену Гудзенко, 90 лет Евгению Евтушенко, Роберту Рождественскому и Василию Белову. Это те, кто вспоминаются в первую очередь.

    Два очень важных юбилея - это 100-летие рождений издательства "Молодая гвардия" и первого советского литературного журнала "Сибирские огни".

    Разных литературных событий, несмотря на сложность общественно-политической ситуации, было великое множество. Честно говоря, от них голова шла кругом, и порой казалось, что это даже какой-то перебор. Возможно, это было связано с тем, что мы очнулись после пандемийного года. Возможно (а я даже уверен в этом), сработала грантовая система государственной поддержки литературы. Особенно жаркими выдались лето и осень. Состоялись книжные фестивали: "Красная площадь" - в Москве, "Белый июнь" - в Архангельске, в Твери - "Дементьев-фест", "Китоврас" - во Владимире, "Этим летом в Иркутске" - в Сибири, фестиваль "ЛиТР" - во Владивостоке, в Саратове - "Волжская волна"... Наконец, Московская международная книжная ярмарка. Некоторые фестивали по разным причинам были отменены: например, "ЛитераТула" в Туле и КрЯКК в Красноярске. Но и того, что было (я назвал далеко не все), вполне достаточно, чтобы признать, что книжные ярмарки и фестивали сегодня - лучшая форма поддержки и пропаганды чтения в нашей, увы, уже не самой читающей в мире стране. (Для справки: стартовый тираж нового романа Мишеля Уэльбека во Франции - 300 000 экземпляров. Какие серьезные писатели выходят у нас таким тиражом?)

    Отличным завершением фестивального года стала книжная ярмарка non/fiction в Гостином дворе.

    Литературных событий, несмотря на сложность ситуации, было великое множество

    Как и обычно, заметными событиями стали литературные премии. В Москве с запозданием в связи с ковидом вручили премию Александра Солженицына - музейщикам Наталье Михайловой, создателю музея Василия Львовича Пушкина, и Сергею Некрасову, создателю музея Гавриила Романовича Державина. На фестивале "Красная площадь" наградили лауреатов главной молодежной премии "Лицей", ими оказались прозаики Екатерина Манойло, Михаил Турбин, Алексей Колесников и поэты Ольга Скорлупкина и Денис Балин. От себя поздравляю с первым местом Катю Манойло, она - моя выпускница в Литературном институте (даю честное слово: в работе жюри я участия не принимал). По итогам ММКЯ названы лауреаты премии "Книга года". Главная книга - альбом "Коллекция Государственного музея изобразительных искусств имени А.С. Пушкина". В номинации "Проза" победил роман Дмитрия Данилова "Саша, привет!".

    О романе Данилова скажу особо. Я считаю его лучшим романом этого года. Он читается на одном дыхании и написан хотя и о трагическом событии (человека приговорили к смертной казни), но с потрясающей иронией, легко и ненавязчиво и в каком-то совершенно новом жанре, который сочетает в себе литературу, кинематограф и театр в одном формате. И то, что этот роман получил еще и одну из самых крупных литературных премий "Ясная Поляна", считаю большой победой не только Данилова, но и премии.

    Страсти вокруг главной литературной премии "Большая книга" еще не улеглись. Впервые в ее истории все три позиции заняли книги документальной прозы: биография сына Марины Цветаевой Георгия Эфрона, жизнеописание Василия Розанова и книга о романе "Анна Каренина".

    Вопрос: почему из десяти финалистов, среди которых семеро авторы художественных романов, выбрали тройку исключительно создателей нон-фикшен? Не заговор ли это Большого жюри? Но разумные люди понимают, что сто с лишним членов жюри, в которое входят не только писатели, критики и филологи, но и учителя, политики, бизнесмены, собраться вместе и сговориться вряд ли могли. Скорее сработала тенденция, которая намечается в последние годы. Читать документальную прозу становится интересней, чем художественную. Не потому, что она лучше, а потому, что познавательнее.

    И еще выскажу мнение от себя. Пока писатели-документалисты все более активно осваивают приемы художественной прозы, художники в чистом виде объективно не успевают разобраться с современностью. Но ведь именно это отличало писателей прошлого. Все великие книги, которые мы изучаем в школе, писались о современности, от "Мертвых душ" до "Анны Карениной" и от "Обломова" до "Палаты N 6". "Тихий Дон" и "Мастер и Маргарита" были романами о современности. "Один день Ивана Денисовича" и "Прощание с Матерой" тоже были о современности. Они совпадали с жизнью, которая была вокруг них. Современность эта ушла, а книги о ней остались. Может быть, потому, что они были выше и глубже современности, но не в стороне от нее.

    Современный роман переживает кризис из-за отсутствия прямого контакта с жизнью

    Художественная проза сегодня оказалась в трудном положении. Все, что происходит вокруг, мгновенно перемалывается СМИ, а то, что для СМИ по разным причинам недоступно, перемалывается в соцсетях. Поэтому "Бесы" Достоевского сегодня невозможны. Литературой уже никого не удивишь. И пока, повторяю, нон-фикшен с успехом осваивает художественные формы и жанры, художественная проза переживает серьезный кризис из-за отсутствия прямого контакта с современной жизнью.

    Думаю, это временный кризис. Михаил Бахтин писал, что роман - это вечно меняющийся и обновляющийся жанр. Он еще найдет свои пути к современности. И надеюсь, что "Большая книга" будущего года нам это покажет.