18.01.2023 22:04
    Поделиться

    Геннадий Попов: Древнерусское искусство очень структурированное с точки зрения духовного смысла

    Что общего между Рублевым и Толстым
    На берегу Яузы, где она делает петлю перед тем, как впасть в Москву-реку, стоит белокаменный Спасо-Андроников монастырь. Здесь и собор XV века, в котором уже 75 лет работает Музей имени Андрея Рублева. Среди тех, кто собирал коллекции (а это более 20 тысяч экспонатов) и знает о музее все, крупнейший исследователь древнерусского искусства Геннадий Попов.
    На берегу Яузы, в соборе XV века, уже 75 лет работает Музей имени Андрея Рублева.
    На берегу Яузы, в соборе XV века, уже 75 лет работает Музей имени Андрея Рублева. / предоставлено Музеем им. Андрея Рублева

    Геннадий Викторович, в последнее время часто слышу разговоры о новом всплеске интереса к древнерусскому искусству. Это же старина - что в нем для современности?

    Геннадий Попов: Мы бьем себя в грудь - "древнерусское искусство - наше все", а на деле часто относимся к нему настороженно. А зря. За прошедший год прошло сразу несколько крупных выставок в музеях страны. К примеру, "Святитель Николай Чудотворец. Иконы XIII - XX веков" в Третьяковке. Там же сейчас выставка Игоря Грабаря, на которой есть работы, связанные с древнерусским искусством. Оживление и интерес я связываю еще с тем, что многое раскопано за последние десять лет, сделаны реставрационные открытия. Все это позволяет судить о высочайшем уровне древнерусского искусства. Это пласт, который не похож ни на что в мировом контексте, несмотря даже на преемственность от Византии. Это наше, уникальное. В нем, как ни удивительно, можно находить ответы на вопросы современной жизни.

    В Музее Рублева сейчас открыта крупная выставка "Тверская Атлантида". Что за Атлантида?

    Геннадий Попов: Мы привыкли, что у нас есть Москва, Новгород, Псков, где уровень сохранности архитектурных и живописных памятников настолько высок, что эти города как бы задавили все остальное. А существует еще целая вереница центров, о которых мы мало что знаем, - та же Тверь. Еще в 1960-х годах начались наши экспедиции в тогда еще Калининскую область. Мы вытащили из небытия целый художественный центр. На самом деле тверские экспедиции для истории нашего музея - очень важная страница. И кстати, если говорить о "биографии" нашего музея, то ей посвящена большая фотовыставка с уникальными документами, рассказывающими о жизни Андроникова монастыря в ХХ веке.

    Фотографии эти впечатляют, особенно, когда понимаешь, какое запустение было на месте музея много лет...

    Геннадий Попов: Когда-то здесь, где сейчас музей, был пересыльный лагерь. До 1960 года здесь еще оставались отдельные домики, где жили сотрудники завода "Серп и молот". С 1959-го началась работа по реставрации, по приведению в порядок всего, что вы сегодня видите. Я это видел, мне было 20 лет, когда я пришел работать в музей.

    Почему именно в этот?

    Геннадий Попов: Понимаете, таким уровнем искусства не увлечься просто невозможно. Когда ты видишь в течение нескольких хотя бы месяцев поверхность этой живописи, ты проникаешься, с одной стороны, благоговением, с другой - мечтой понять и объяснить, что это такое. Только представьте: вскоре после того как я стал работать в музее, мы открыли экспозицию, на которой показали часть копий монументальной живописи Рублева и Дионисия, это 1408-й и 1502-й годы, и довольно большое количество икон. И где-то через месяц у нас тогда появился некий сотрудник министерства культуры, ходил-ходил, и вдруг говорит мне: слушай, это вы, конечно, открыли зря... И вот это "зря" тянулось довольно долго.

    Сегодня этого вам не скажут - но в чем смысл таких выставок, открывающих древнерусское искусство?

    Геннадий Попов: Это же немного другая сторона духовности, другой язык, и это чрезвычайно привлекает, поверьте. Начиная с 1995 года, мы устраивали несколько выставок в Европе, и они пользовались успехом. Это нам кажется, что мы провинциальны, на самом деле все иначе. Нужно понять, что древнерусское искусство - достаточно четкое художественное наследие и очень структурированное с точки зрения духовного смысла. Да, оно требует усилий постижения. Но точно так же вы берете четыре тома "Войны и мира" и продираетесь сквозь страницы, потому что уже иной быт, иная вкусовая основа - но есть нутро, которое делает Толстого великим.

    Древнерусское искусство очень структурированное с точки зрения духовного смысла

    Один из символов древнерусского искусства, Андрей Рублев, по-прежнему в центре дискуссий и споров. Активно обсуждают Звенигородский чин - несколько икон, приписываемых кисти мастера...

    Геннадий Попов: Немножко преждевременно было выдано на-гора, что это якобы не Рублев. Я бы еще подумал, пообсуждал. С одной стороны, есть личности, а с другой - есть мастерские, в которых эти личности работали совместно. Поэтому вопрос четкого выделения авторства довольно сложен. Кто-то спорит и насчет "Троицы" - но у серьезных исследователей сомнений нет, это точно Рублев... А главное событие последних нескольких лет - раскрытие рублевских фресок в Успенском соборе Владимира. Там максимально "сняли" все дополнения, все тонировки, и это событие тоже подстегнуло волну интереса к древнерусскому искусству.

    Поделиться