Бои среди стен: военный эксперт Руслан Пухов рассказал об особенностях штурма Соледара

    В рамках спецоперации наиболее ожесточенные бои разворачиваются в населенных пунктах, на территориях промышленных предприятий. В чем особенности войны в городских условиях? Чем обеспечивается успех и что может привести к поражению? Об этом и многом другом в своем интервью нашей газете рассуждает директор Центра анализа стратегий и технологий, член Общественного совета при Министерстве обороны РФ Руслан Пухов - о значении взятия Соледара и о том, что сегодня представляет из себя война в городе.
    Взятие Соледара - первый значимый успех российских сил в СВО за минувшие полгода, и он будет развиваться. / РИА Новости
    Взятие Соледара - первый значимый успех российских сил в СВО за минувшие полгода, и он будет развиваться. / РИА Новости

    Руслан Николаевич, взятие российскими силами Соледара стало еще одним примером ожесточенных боевых действий в городских условиях. Какое, по-вашему, значение имеет это событие в общем контексте специальной военной операции?

    Руслан Пухов: Взятие Соледара важно не только потому, что стало первым значимым успехом российских сил в СВО с начала июля, то есть за полгода. Я бы рассмотрел его в нескольких аспектах.

    Во-первых, на оперативно-тактическом уровне Соледар является своего рода ключом к Бахмуту, позволяя охватить с севера этот город, пока еще удерживаемый украинскими войсками, и перехватить часть украинских коммуникаций в Бахмут. Неслучайно на Украине, по известным данным, уже обсуждается оставление Бахмута. Также под угрозой оказывается и контролируемый ВСУ Северск. Взятие же Бахмута и Северска, в свою очередь, обеспечивает продвижение к Славянску и Краматорску, то есть к освобождению всей юридически заявляемой территории ДНР в пределах бывшей Донецкой области.

    Во-вторых, на стратегическом уровне российское наступление на Соледар и Бахмут позволило приковать к ним крупную группировку украинских сил, включая часть оперативно-стратегических резервов, которые ВСУ до того планировали использовать для наступательных действий в развитие своих осенних успехов, достигнутых на балаклейско-изюмском и херсонском направлениях. Теперь планы этих наступлений сорваны или по крайней мере отложены, а часть резервов израсходована в оборонительных боях в Соледаре и Бахмуте. Отсюда и столь настойчивые призывы Киева к западным партнерам о поставках новой боевой техники, предназначенной в первую очередь именно для пополнения резервов.

    В-третьих, взятие Соледара и нажим на Бахмут позволили сильно уменьшить оптимизм (или вернее сказать, "сбить спесь") ВСУ, киевского руководства и его западных союзников, возникший у них после осенних успехов. В октябре, ноябре и начале декабря на Украине и на Западе было изобилие рассуждений о том, как ВСУ в скором времени освободят всю территорию Украины, включая Крым. Теперь общее мнение на том же Западе состоит в том, что война будет скорее затяжной, снова заговорили о "корейском сценарии", имея в виду позиционный этап Корейской войны в 1951-1953 годах, приведший в итоге в разделу страны по тогдашней стабилизировавшейся линии фронта, превратившейся в существующую по сей день демаркационную линию.

    В-четвертых, бои за Соледар продемонстрировали качественное изменение российских сил. Я имею ввиду в первую очередь значительное увеличение численности пехоты, которая теперь стала основой российской группировки. Напомню, что именно крайний недостаток пехоты был российской "ахиллесовой пятой" и одной из значимых причин наших неуспехов в СВО весной и летом 2022 года. По сути, отсутствие пехотного наполнения ранее не давало возможности российским силам ни результативно наступать, ни эффективно обороняться.

    Сегодня обычно используется термин "мотострелок". А вы говорите о пехоте, не считая это архаизмом. Почему?

    Руслан Пухов: Мотострелковые подразделения и, соответственно, мотострелки - неотъемлемая часть современных армий. Однако когда бойцы покидают свои боевые машины и спешиваются, они объективно становятся пехотой, действуя по сути так же, как действовали их предки сто лет назад. Конечно, с большой поправкой на условия боев XXI века.

    Кстати, о ключевой роли пехоты в современных боевых действиях в урбанизированных районах много говорится в недавно вышедшей книге нашего Центра АСТ "Война среди стен", которую я рекомендую тем, кто интересуется этими вопросами.

    Именно массовое применение высокоточных средств поражения в перспективе должно стать решающим для ведения успешных боевых действий в городе

    - Знаю, что эксперты Центра скрупулезно изучали "городские битвы современности" - от Второй мировой войны до событий 2014-2015 годов на Донбассе. Привнесли ли бои за Соледар что-либо новое в тактику боев в городах?

    Руслан Пухов: Особенностью боевых действий последнего времени в районе Соледара и Бахмута стало, как уже было сказано, широкое задействование с российской стороны чисто пехотных частей. Для нас это в значительной мере ново, поскольку, например, в боевых действиях в Грозном в обеих Чеченских кампаниях российская армия ввиду нехватки пехоты была вынуждена использовать в качестве ее замены части ВДВ, Внутренних войск, всевозможные спецназы, ОМОНы и тому подобные формирования, слабо годящиеся для интенсивных боевых действий в урбанизированных районах. Также нехватка пехоты вела к неоправданно широкому использованию бронетехники, лишенной какой-либо пехотной поддержки. Сейчас мы видим применение более сбалансированных для городского боя сил, что, видимо, и сказалось позитивно на результатах боев за Соледар.

    В принципе, как можно судить, российские силы использовали при штурме Соледара все основные приемы городской войны и штурмовых действий, выработанные за последние десятилетия в городских районах военными разных стран.

    Что нового, по вашему мнению, можно наблюдать в городских боях сегодня?

    Руслан Пухов: Прежде всего это все более масштабное применение беспилотных летательных аппаратов как для разведывательных, так и для ударных задач. Причем особо следует подчеркнуть именно разведывательные задачи - беспилотники революционизируют современную войну в первую очередь именно возможностью обеспечить практически непрерывное круглосуточное наблюдение за полем боя, причем в интересах даже самых малых подразделений, экипажей и расчетов. Это беспрецедентно расширяет, употребляя модный термин, "ситуационную осведомленность" войск и возможности контроля за обстановкой и целеуказания.

    - Можем ли мы извлечь какие-либо выводы из современных концепций и подходов ведущих стран НАТО к войне в городах?

    Руслан Пухов: Взгляды наиболее передовых в военном отношении стран Запада на "войну среди стен" достаточно известны. Они демонстрируют важность информационного превосходства, обеспечивающего ту самую "ситуационную осведомленность", а также высокий уровень контроля и координации при боевых действиях в городе - то есть важнейшее значение средств связи и управления. Это позволяет, с одной стороны, обеспечивать эффективные действия комбинированных сил и групп, которые наиболее результативны в городских условиях, а с другой - обеспечивать им огневую поддержку при помощи артиллерии, авиации и высокоточного оружия.

    Именно массовое распространение высокоточных средств поражения в перспективе должно стать решающим для ведения успешных боевых действий в городе. Только высокоточное оружие позволит эффективно и гарантированно поражать огневые точки и узлы сопротивления противника, при этом уменьшая сопутствующий ущерб. Также выделю применение авиации, оснащенной именно высокоточным оружием. Действуя в связке с качественным передовым авианаведением и целеуказанием, она дает возможность уже сейчас формировать сокрушительный "разведывательно-ударный контур" для поражения противника на переднем крае с минимизацией задействования наземных сил.

    К сожалению, как показал опыт СВО, именно в этих вопросах (высокоточное оружие и применение оснащенной им авиации для поддержки войск) мы серьезно отстаем. В том числе и потому штурмы городов идут так медленно и сопровождаются столь ожесточенными боевыми действиями наземных сил.