08.03.2023 00:00
    Поделиться

    Хрупкая женщина-медик из ДНР спасает раненых там, откуда сбегают мужчины

    С начмедом батальона "Хан" мы встретились в располаге вблизи линии соприкосновения под Донецком. Миловидная хрупкая женщина с позывным Лель, не производит впечатления военного человека. Обстановка в медпункте тоже не очень вяжется с тем, что она рассказывает. Несмотря на звуки близких взрывов, рации и коробки с медикаментами, здесь кажется спокойно и уютно. Цветы в вазе - подарок от мужа. Найденная в разрушенном доме мягкая игрушка-талисман собака Бобик, которую начмед, как ребенок, тискает сейчас и которую часто берет с собой, выезжая на боевые задания. А между тем Лель приходилось вытаскивать раненых оттуда, откуда в истерике сбегали крепкие мужчины.
    Руслан Мельников

    Что такое КПП?

    - Когда начался Майдан, я сначала воспринимала все происходящее как какой-то фильм и не предполагала, к чему все это приведет. Осознание пришло позже. В тот день в моем родном поселке украинский снаряд попал в машину с военными. Я находилась рядом в магазине и видела, как обломки машины и оторванные конечности разлетелись по улице. Люди жутко кричали от боли и ужаса, - вспоминает Лель

    Шел 2014 год. Лель заканчивала медучилище. Сдавать экзамены пришлось практически под обстрелами: к этому времени ВСУ уже вовсю били по Донецку. В декабре 2014 года она получила диплом, а в марте тайком от родных стала военным медиком. В военкомате ей дали телефоны четырех батальонов "Хан", "Спарта", "Сомали" и "Оплот". Хановский телефон был первым в списке, и Лель позвонила туда. Уже на следующий день она встретилась с замполитом и комбатом. "Хорошо, - сказали ей, - принимаем, пиши рапорт".

    Нужно срочно эвакуировать раненых, а водитель в ступоре: "Я все равно не поеду". Я направила на него автомат и сказала: "Не поедешь - пристрелю"

    - А я даже не знала, что такое рапорт и как его писать. Мне дали образец. Когда я все заполнила, сказали, что ждут на построение на следующий день. "А что такое построение? - спрашиваю я. Совещание? Планерка?". "Главное в 8 утра пройдите КПП", - отвечают мне. А что такое КПП? Я ведь вообще ничего не знала, все приходилось начинать с ноля. Потом оказалось, что прежний начмед сбежал с поля боя, и теперь я была за него, - говорит Лель.

    Сорванная спина

    Не имевшая никакого представления о службе в армии, Лель, тем не менее, быстро влилась коллектив. Когда в переговорах по рации звучит "груз 300", она с водителем тут же срывается на санитарной машине к обозначенной точке эвакуации раненых. Иногда точка эта оказывается практически на передовой.

    - Однажды наш бывший водитель испугался и отказался ехать в самое пекло. Просто вылез из машины и заявил: дальше не поеду, там стреляют. По рации слышны крики, стрельба. Наших ребят на передке берут в кольцо, бьют по ним из всего, что возможно. Прилетают снаряды, мины, ВОГи, идет стрелкотня. Потом снаряды начинают рваться вокруг нашей машины. "Санитарку" аж сотрясает от взрывной волны. По рации кричат: "Где машина?" Нужно срочно эвакуировать раненых, а водитель уже забился под машину и лежит там. Я еле уговорила его сесть за руль, но он в ступоре. "Зачем, говорит, ты меня сюда затянула? Я все равно не поеду" Тогда я направила на него автомат и сказала: "Не поедешь - пристрелю". Передернула затвор. Со слезами и матом он поехал. Но недалеко. Водитель на ходу выскочил из машины и все-таки убежал. Я - на тормоза, остановила машину, вылезла с тактическими носилками, начала вытягивать раненых. Вижу наших ребят, кричу: есть водитель? Водитель нашелся, раненых мы вывезли, - рассказывает Лель.

    Вытаскивать под обстрелом раненых в одиночку - то еще испытание. Врач несет на себе медицинский рюкзак, автомат, тактические носилки, каску, бронежилет, зимой - еще бушлат. И при этом нужно как-то вытянуть раненного бойца в полном снаряжении.

    - Недавно был случай, я с километр тянула раненого с позывным Добрый. Ему пуля попала в край бронежилета и раскололась. Осколки пули и броника попали в плечо, шею, ключицу. Один осколок вошел в трех сантиметрах от сердца. Второй - пробил подключичную артерию. Хорошо, есть кровоостанавливающие средства. Закрыла раневой канал, замотала рану на шее. Спасли, в общем, Доброго. Но после того, как вытаскиваешь таких раненых, спина сильно болит, наверное, сорвала спину уже. Мне теперь дают ребят в помощь. А вообще у нас все уже отработали до автоматизма. Водитель подлетает на машине к месту эвакуации. Хватаем раненых. Сразу на газ - и полетели. Я наловчилась, иглой в вену попадаю на ходу. Обычно везем трех раненых. Пока едем, самым тяжелым занимаюсь я, двоим другим кидаю сумку, подсказываю, что делать, и они помогают друг другу. Однажды доставили в больницу тяжелораненого, которого по пути дважды приходилось "запускать", - он переставал дышать. В третий раз не дышал на операционном столе. Еле вытащили с того света. Врач в больнице удивлялся: как он в дороге не умер, - говорит Лель.

    На двух колесах

    Конечно, медики и сами сильно рискуют, выезжая на передовую. Лель рассказывает, что многие ее коллеги погибли, спасая раненых, да и сама она неоднократно была на волосок от смерти.

    - Однажды снаряды попали в машину, следующую за нами и позади нас. Взрывной волной нашу "санитарку" подняло вверх кормой, так что мы едва не перекувырнулись через кабину. Ехали несколько метров на передних колесах. Раненые сзади в тот момент даже забыли о том, что они раненые, - улыбается Лель.

    Сейчас, по словам начмеда, самыми распространенными ранениями являются минно-взрывные и осколочные. Однако бронежилет и каска часто спасают от осколков. Поэтому ранений живота, грудной клетки и спины не так много, и практически всех пострадавших с такими ранениями удается спасти. При наличии необходимых препаратов есть час-полтора, чтобы довести человека до больницы. А вот при отрыве конечностей и отсутствии помощи, человек в считанные секунды может истечь кровью.

    - Очень тяжело терять людей. Многие ведь умерли буквально у меня на руках, - вздыхает Лель. - Сил в такие моменты нет. Слезы льются - не сдержать.

    Все уже отработали до автоматизма. Водитель подлетает на машине. Хватаем раненых. Сразу на газ - и полетели

    Самым важным качеством для военного медика Лель считает готовность поставить семью на второй или даже третий план. Однако у нее самой семейная жизнь складываются удачно. Причина проста: супруг Лель служит вместе с ней, в одном батальоне.

    - Поначалу я даже не замечала его внимания. А он специально оставался в нарядах во время моего дежурства, заходил в кабинет попить кофе. Однажды я обнаружила у себя на столе цветы, вот как сейчас. О том, что это он их принес, даже не подумала. А он заходит и как бы между прочим спрашивает: "Кто такие цветы подарил?" "Не знаю, - говорю, - дурак какой-то". А он смотрит и улыбается. "Так это ты, что ли?" - догадалась я. Ну он и объяснился. Вы, говорит, мне нравитесь. Он только на "вы" со мной общался. Сказал, что хочет, чтобы я стала его женой. Вот третий год уже вместе. Конечно, муж боится за меня, когда я выезжаю на боевые задания. Но и я раненых бросить не могу.

    Эту мягкую игрушку - собаку Бобика - Лель нашла в разрушенном доме. Теперь Бобик - ее талисман. Фото: Руслан Мельников
    Кстати

    По словам Лель, не только военный медик, но и любой дончанин должен иметь при себе аптечку. Под постоянными обстрелами она может пригодиться в любой момент. Лель описала минимальный набор такой аптечки: жгут, перевязочный пакет, кровоостанавливающее средство, перекись водорода, зеленка, салфетки и набор из трех ампул: противошоковой, кровоостанавливливающей и обезболивающей. Их содержимое вкалывается одним шприцом. Также в аптечке нужны ножницы и турникет.

    - А вообще сейчас в Донецке и на передовой очень востребованы кровоостанавливающие средства, - подчеркивает Лель. Это, кстати, информация для волонтеров.