25.07.2023 19:55
    Поделиться

    Два - один в пользу безопасности

    В губе Андреева на Кольском полуострове держат отчет о результатах ядерной приборки
    Территория береговой технической базы ВМФ в губе Андреева на Кольском полуострове и ее уже выведенные из эксплуатации объекты, перешедшие под контроль СевРАО (ныне - филиал ФГУП "Федеральный экологический оператор"), страшилкой для экологов быть перестают, но до лужайки - зеленой или хотя бы "коричневой" - здесь еще далеко. А многие задачи ждут безопасного и рационального решения.
    Вячеслав Перовский (слева) и Александр Косников из Технической академии "Росатома" в губе Андреева.
    Вячеслав Перовский (слева) и Александр Косников из Технической академии "Росатома" в губе Андреева. / Александр Емельяненков

    Таков, если суммировать, главный вывод по итогам выездного семинара и технических туров на атомные объекты Мурманской области, где вместе с экспертами и членами Общественного совета "Росатома" побывал спецкор "Российской газеты".

    В часе езды от Мурманска в сторону Печенги и Киркинеса (это уже Норвегия) двухполосная лента федеральной трассы "Кола" живописно виляет между сопками, прижимается к правому берегу Западной Лицы, а потом форсирует ее. Еще несколько километров, проезжаем КПП в Заозерск и попадаем в губу Андреева.

    В самом начале 60-х, вслед за появлением на Северном флоте атомных подводных лодок, именно здесь была создана и повела свою историю 569-я береговая техническая база ВМФ. Ее исходное назначение - выгрузка и прием на хранение отработанного, то есть уже использованного в реакторах АПЛ, ядерного топлива.

    Территория, на которой сконцентрированы основные объекты, занимает около двух гектаров. Всего ничего - и по строительным меркам, и по резонам аграрным. Но этот режимный объект в Мотовском заливе Баренцева моря недалеко от границы с Норвегией три последних десятилетия называли самым опасным наследием "холодной войны" в Арктике. И не случайно на международном семинаре в Мурманске губа Андреева снова была в центре внимания. Но теперь об острых проблемах говорили в прошедшем времени, проводили параллели "было - стало", сравнивали подходы и делились полученным опытом.

    По словам руководителя проектов международной технической помощи Анатолия Григорьева, опыт управления проектами в губе Андреева был использован для решения проблем наследия в пункте Гремиха (в прошлом - еще одна береговая техническая база ВМФ) и на плавбазе "Лепсе".

    Из ПТБ "Лепсе" с особыми мерами предосторожности были выгружены 639 тепловыделяющих сборок с отработанным ядерным топливом. А на объектах в губе Андреева с 1961 по 1985 год было накоплено 22 тысячи облученных ТВС - результат замены активных зон в 205 реакторах атомных подводных лодок. Такие цифры привел член Общественного совета госкорпорации "Росатом", кандидат технических наук Олег Муратов.

    Вместе с ним и его коллегами участниками семинара "Проблемы реабилитации площадок ядерного наследия в рамках международных проектов: успешный российский опыт" стали специалисты из Беларуси, Казахстана, Киргизии, Китая, Мексики, Турции, Узбекистана. В режиме ВКС к работе семинара присоединились коллеги из других стран и штаб-квартиры МАГАТЭ в Вене.

    А у меня первая сюда командировка случилась осенью 2011-го. И уже тогда, но только издали, была возможность рассмотреть округлые бока бетонных емкостей для ЖРО, которые в критический момент переоборудовали под выгрузку ядерного топлива из аварийного хранилища в здании N 5.

    По фамилии автора едва ли не главного для губы Андреева середины 80-х ноу-хау (держим ОЯТ не в бассейнах под защитой и охлаждением больших объемов воды, а "всухую", с расчетом на естественную вентиляцию) их назвали "банками Перовского" и намеревались как можно скорее такие времянки освободить. С тех пор прошло без малого сорок лет, и теперь "банки"-долгожители именуют по-научному солидно: блоки сухого хранения облученного ядерного топлива 2а, 2б и 3а.

    В этот раз и сам Вячеслав Перовский, капитан I ранга в отставке, несмотря на почтенный возраст, побывал там, где начиналась его офицерская служба и где с его участием принимались судьбоносные для губы Андреева решения - организационные и технические. Хронику тех событий, подтвержденную документами, личные воспоминания и оценки Вячеслав Александрович изложил в недавно выпущенной на собственные средства брошюре "Губа Андреева без мифов и легенд".

    Этот режимный объект недалеко от границы с Норвегией три десятилетия называли самым опасным наследием "холодной войны" в Арктике

    Поднявшись вместе с нами в пультовую, откуда идет управление выгрузкой ОЯТ из его именных "банок", а до этого проводились сложные манипуляции с биологической защитой, Перовский, не скрывая удивления, признал:

    "Впечатляет. Вот если бы с самого начала так..."

    Сейчас прежних "банок", когда-то наскоро прикрытых листовым металлом и рубероидом поверх бетонных плит, со стороны не увидишь. Над ними выстроен многоэтажный корпус-цех с многоуровневым дозиметрическим контролем, краном-манипулятором, перегрузочной машиной и другим, в том числе роботизированным оборудованием для проведения штатных и нештатных, но ожидаемых операций по извлечению тепловыделяющих сборок, их "перечехловке" и загрузке в транспортные контейнеры.

    - Емкости 2а и 2б сейчас выгружены почти полностью, - пояснил Александр Драган, заместитель директора и главный инженер отделения СевРАО в губе Андреева, встречавший нас на объекте. - В этом году планируем отправить на "Маяк" еще один эшелон с ОЯТ. А в последующие год-полтора нужно подготовить к выгрузке блок 3а - там ситуация технологически более сложная...

    Позиция и оценки руководителя, отвечающего за конкретный объект, совпали с тем, что говорил за день до этого в Мурманске директор по государственной политике в области РАО, ОЯТ и вывода из эксплуатации ядерных и радиационно опасных объектов ГК "Росатом" Василий Тинин. На Северо-Западе России, заявил он, специалистами атомной отрасли практически с нуля создана высокотехнологичная инфраструктура, которая позволяет комплексно обращаться с РАО и ОЯТ.

    - За время реализации проектов по ликвидации объектов ядерного наследия госкорпорацией "Росатом" при содействии зарубежных партнеров в Северо-Западном регионе удалось решить ряд сложных проблем, разработаны и внедрены уникальные технологии, оборудование, которыми мы гордимся, - сказал Тинин.

    Среди таких примеров - вывод из эксплуатации регионального хранилища РАО мурманского предприятия "Радон" и реабилитация его территории, утилизация атомного ледокола "Сибирь" и аварийной плавтехбазы "Лепсе", вывоз радиоактивных отходов с Кольской АЭС и предприятия "Атомфлот".

    На особом счету - ликвидация ядерного наследия в местах базирования Военно-морского флота. На Северо-Западе удалось создать региональную систему, которая объединила все ядерно опасные объекты береговой линии Баренцева и Белого морей: пункт базирования Гремиха, губу Андреева, губу Сайда, судоремонтные заводы "Нерпа" и "Звездочка", ФГУП "Атомфлот". Определен порядок, который позволяет сокращать объемы накопленного в регионе облученного ядерного топлива, обеспечивает сбор и переработку отходов с радиационно опасных объектов в едином региональном центре.

    Особое мнение

    Вячеслав Перовский, ветеран ВМФ, капитан I ранга в отставке:

    - Не первый год кочуют мифы о губе Андреева и нерадивости военного ведомства, допустившего в этих местах радиационную аварию. Между тем на протяжении 40 лет персонал размещенной в губе Андреева технической базы давал вторую жизнь реакторам атомных лодок Северного флота, одновременно взяв на себя всю сферу обращения с ОЯТ и РАО. Была произведена замена активных зон на 250 корабельных реакторах, принято на технологическую выдержку 60 тысяч отработавших топливных сборок, из которых 40 тысяч отправлено на переработку за пределы Кольского полуострова (110 спецэшелонов). А мне самому довелось в числе первых вскрыть корабельный реактор, последовательно пройти в губе Андреева все низовые должности для работ с ОЯТ и РАО, при возникшей радиационной аварии руководить аварийно-восстановительными работами. Располагая ограниченными ресурсами и невеликим набором технических средств, флотские специалисты сумели восстановить утерянные мощности для хранения ядерных материалов и не довести аварийную ситуацию до большой беды.

    Поделиться