16.11.2023 18:43
    Поделиться

    Главный врач Ильдар Хайруллин: У пациента должно быть право выбора врача и клиники

    Первая Градская больница Москвы - это целая история. Никак иначе! Согласитесь, 221 год от рождения - это срок. Старейшая, крупнейшая. И как нельзя представить Москву без Склифа, без Боткинской больницы, так и невозможно ее представить без Первой Градской. Меня всегда поражал приемный покой больницы. В любое время суток сюда доставляют тяжелейших больных, пострадавших. Отказы не приняты. Помощь обязательна. Уровень достойный. Лечиться в Первой Градской - это везение? Об этом говорим с Ильдаром Хайруллиным, который год назад возглавил Первую Градскую.
    Первая Градская красива от рождения. 1825 год. Архив ГКБ № 1 им. Н.И. Пирогова.
    Первая Градская красива от рождения. 1825 год. Архив ГКБ № 1 им. Н.И. Пирогова. / mos.ru

    Ильдар Индусович, не страшно было вливаться в такой большой, такой сложный коллектив?

    Ильдар Хайруллин: Еще недавно я работал генеральным директором международного медицинского кластера в Сколкове. До этого главным врачом Республиканского онкодиспансера в Казани, главным врачом больницы скорой медицинской помощи в Набережных Челнах... Поэтому нет, не страшно.

    Храбрый вы человек! Конфликтов не боитесь? Как их преодолеваете?

    Ильдар Хайруллин: Производственные конфликты всегда были и есть. Без них не бывает. Важно их перевести в конструктивное русло, определить ценности конфликтующих сторон.

    Ильдар Хайруллин: К нам приходят с болью. И помогать людям с болью - главная задача врача. Фото: Александр Корольков

    Изначально вы были хирургом. Это я к тому, что многие руководители медицинских учреждений бывшие хирурги. Ошибаюсь, или все-таки есть у хирургов некий административный уклон?

    Ильдар Хайруллин: Есть! Потому что хирурги работают в команде. В одиночку они не справятся ни с какой проблемой. Они центр создания команды по спасению жизни пациента.

    Уже поняла, что вы живете по строгому расписанию, в котором все рассчитано по минутам. Главный врач не может без расписания?

    Ильдар Хайруллин: Давайте сравним работу врача и работу главного врача. Врач, который ведет тяжелого пациента, буквально каждый час мониторирует его состояние. А главный врач постоянно должен быть в курсе того, как работают его сотрудники и организация в целом.

    Когда вы приходите на работу?

    Ильдар Хайруллин: В семь утра. С восьми начинается поток коллег, с которыми решаем насущные вопросы. Ухожу в районе 18.00-19.00.

    А во сколько ложитесь спать?

    Ильдар Хайруллин: Около 22.00 ложимся, читаем сыну. Около 23.00 засыпаем. А встаю в четыре утра. Каждое утро бегаю по Тропаревскому парку. В свободное время занимаюсь фитнесом, велоспортом. Для меня это лучшая перезагрузка. Мечтаю объехать на велосипеде вокруг земного шара. В комнате сына висит карта, на которой отмечаю преодоленный мною путь. В прошлом году я проехал 980 километров от Сколкова до Набережных Челнов. В этом году - 840 километров от Набережных Челнов до Челябинска. Даст Бог, на следующий год от Челябинска до Омска доеду. А потом дальше, до Владивостока...

    Зачем вам это нужно?

    Ильдар Хайруллин: Это самопреодоление. Преодоление собственных слабостей. И это же так интересно! Посмотреть мир не из окна поезда или автомобиля.

    Пока "не укатили": что планируете сделать, чтобы Первая Градская была флагманом московского да и российского здравоохранения?

    Ильдар Хайруллин: Главное, чтобы она оставалась флагманом по тем разделам, по которым таковым является. Это прежде всего травматология-ортопедия, хирургия, флебология, неврология, кардиология, офтальмология, челюстно-лицевая хирургия, ЛОР-хирургия, нейрохирургия.

    Ничего себе замашки! У меня есть любимый персонаж - тетя Маша из подъезда. Вот обратилась она в Первую Градскую и…

    Ильдар Хайруллин: Она попадает в приемное отделение. Регистратор заполнит необходимые документы и отправит ее к врачу. Каждый день сюда поступают в среднем 350 человек. Одним мы оказываем помощь, и они уходят домой. А кого-то, если нужно, госпитализируем. Как к нам попасть? По каналу скорой медицинской помощи и по направлению участковых врачей из районных поликлиник.

    Не москвичи в Первую Градскую попасть могут?

    Ильдар Хайруллин: Да. Если у человека экстренная ситуация, мы его госпитализируем в любом случае. Первая Градская всегда была на это нацелена. Всегда работала на потоке экстренных пациентов без различия рангов и званий. Основатель больницы князь Голицын написал в своем "Завещании": "Все бедные, неимущие обоего пола люди, принимаемые лечены будут безденежно, кроме достаток имущих". Все свои деньги, имущество князь оставил на ее постройку в память о рано умершей жене - ей было всего 40 лет. Братья выполнили последнюю волю князя Голицына, попросили у Екатерины II разрешения построить лечебницу в своем поместье, на окраине Москвы. В ответ императрица издала указ: "Построить больницу на вечные времена". Так в 1802 году открылась Голицынская больница. Позднее, в 1833-м, уже город на свои деньги рядом построил Первую городскую больницу. А позже к ней добавилась и построенная в 1866-м Вторая городская. Вот на основе всех трех в XX веке и родилась Первая Градская в ее нынешнем виде.

    Без медсестер нет больницы. И это на все времена. Архив ГКБ № 1 им. Н.И. Пирогова. Фото: mos.ru

    Такое знание истории Первой Градской...

    Ильдар Хайруллин: Я же не манкурт, не помнящий родства своего. Придя на работу в знаковую для меня, как и для любого российского врача, клинику, где когда-то я учился сосудистой хирургии в первом историческом корпусе еще при академике Викторе Савельеве, я не могу относиться к этим стенам по-другому. Мы лишь маленькое звено в цепочке поколений. С нас жизнь не начинается и нами не заканчивается. Мы "сидим" на плечах великанов. Но мы не великие. И надо знать, что было до тебя, какие люди работали до тебя в этой легендарной больнице. И передать дело, начатое поколениями врачей, которые создали славу Первой Градской, российской медицинской школы, следующим поколениям. Чтобы оно, это дело, развивалось.

    Тогда о главных задачах нынешней Первой Градской?

    Ильдар Хайруллин: Первая - усилить те ключевые школы, которые у нас работают. Чтобы применялись современные, инновационные технологии. Мы должны быть конкурентоспособными.

    Ловлю на слове: конкуренция между лечебными учреждениями должна быть или нет?

    Ильдар Хайруллин: Я бы ответил так: у пациента должно быть право выбора врача и лечебного учреждения.

    Чем гордится Первая Градская?

    Ильдар Хайруллин: Гордимся травматологией и ортопедией, флебологией, кардиологией, неврологией, хирургией, челюстно-лицевой хирургией, ЛОР-отделением. Есть направления, которые требуют, чтобы мы немножко подросли. И это реально. Скажем, еще год назад в Первой Градской время от поступления пациента с инфарктом миокарда в приемное отделение до раздувания баллона в сердечной артерии составляло около 60 минут. Сейчас - 28 минут. Если раньше мы ставили точный диагноз пациенту, поступающему в приемное отделение с признаками инсульта, в течение 40 минут, то сейчас заключение о наличии инсульта получаем за 10-15 минут!

    А почему онкологии здесь больше нет?

    Ильдар Хайруллин: Онкология у нас была в основном хирургического профиля. Теперь онкология все больше уходит от хирургии к системному лечению. Пришло понимание, что рак - не хирургическое заболевание. И начинать лечение нужно с системных вещей. Хирургия вторична. И это удел онкологических центров.

    Год в должности главврача - не время подведения итогов. И все-таки...

    Ильдар Хайруллин: Пришло понимание, куда необходимо развиваться. Мы разобрались в том, какие направления для нас приоритетны, и начали их реализовывать. Например, создали Центр легочной гипертензии. Ведь как ее диагностировать и лечить, подчас не знают даже опытные врачи. Выявить легочную гипертензию удается лишь тогда, когда у пациента развивается сердечная недостаточность, а изменения в работе сердца становятся критическими. Между тем Первая Градская - из тех лечебных учреждений, где диагностикой и лечением легочной гипертензии занимаются на экспертном уровне.

    Если раньше мы ставили точный диагноз пациенту с признаками инсульта в течение 40 минут, то сейчас заключение получаем за 10-15 минут

    Мы создали Центр фибрилляции предсердий (мерцательной аритмии). Это очень актуальная проблема. Риск ее развития у каждого третьего человека старше 55 лет. Благодаря тактике раннего лечения и комплексного мультидисциплинарного подхода к каждому пациенту специалисты клиники могут вовремя предотвратить развитие и остановить рецидив аритмии. Клиник такого формата в России до сегодняшнего дня не было.

    Создали Центр мочекаменной болезни, обратившись в который пациент может пройти комплексное обследование, получить консультацию ведущих специалистов. Развиваем уникальные технологии в области артроскопии, при которых лечение суставных заболеваний проводится без операции, без эндопротезирования. В Первой Градской лучшие специалисты в области венозной патологии и грыжесечения. В области челюстно-лицевой хирургии разработана собственная методика по пластике глазницы у пациентов с перенесенной множественной травмой. У нас прекрасные специалисты в области ЛОР-патологии. На поток поставили лечение пациентов с катарактой: каждый день проводим 50-60 операций. А то, что делают наши рентгенохирурги - это вообще фантастика! Вот, например, здоровый 60-летний мужчина пошел на фитнес позаниматься. И… у него случился инсульт. К нам его привозят в течение буквально одного часа. Делают ему ангиографию, понимают, что у него тромб, удаляют его. Попутно устанавливают стент в сонную артерию. У человека наступает полный регресс неврологической симптоматики! И когда на следующий день я делаю обход в реанимации - вижу этого пациента, который плачет от счастья! А рядом его жена и дети….

    В следующем году у нас откроется новый флагманский центр по оказанию экстренной помощи. Диагностические и лечебные возможности Первой Градской станут еще больше.

    Как часты ваши обходы?

    Ильдар Хайруллин: По понедельникам и четвергам. Не каждый день. Не нужно людям мешать работать. В любой медорганизации есть системные отделения, благополучие или неблагополучие которых влияет на деятельность других отделений. Это приемное отделение, реанимация и оперблок. Там всегда должен быть порядок. Их без внимания оставлять нельзя!

    А в других отделениях, значит, он не нужен?

    Ильдар Хайруллин: Должен быть. Но если в приемном отделении, реанимации, оперблоке порядка не будет, страдают все. Они задают тон.

    Сотрудники других отделений не обижаются, что к ним главный врач не заходит?

    Ильдар Хайруллин: Я за этот год был во всех отделениях. С другой стороны, главный врач не должен быть хорошим. Он должен быть честным и справедливым. Главное - как работает больница, как в ней чувствуют себя пациенты и сотрудники.

    Хорошим не должен, а добрым должен быть?

    Ильдар Хайруллин: По отношению к человеческому страданию, к пациенту - да. Выдающийся российский хирург, ученый, педагог, профессор Валентин Сергеевич Маят, когда общался с молодыми хирургами, говорил: "От хирурга требуются две вещи. Первая - это чувствовать чужую боль, как свою собственную. Вторая - это каждый день читать десять страниц хирургического текста". Избавляйте человека от боли и занимайтесь профессиональным развитием!

    Вопрос ребром

    Если умирает пациент, чем снять переживания?

    Ильдар Хайруллин: Спасать других.

    Выходит, медики в более привилегированном положении. У тех, кто с медициной не связан, такой возможности нет.

    Ильдар Хайруллин: Есть такая профессия - людям помогать. К нам приходят с болью. К нам со счастьем не приходят. И вот помогать людям с болью - главная задача врача.

    Сколько лет вы в профессии?

    Ильдар Хайруллин: Институт окончил в 1988 году. Медбратом стал в 1984-м. Я из медицинской семьи. Папа - невропатолог, мама - акушер-гинеколог. Сестра - акушер-гинеколог. Признаюсь, думал о профессии юриста. Но медицина перевесила. И как врач, как человек, который всю жизнь в медицине, хотел бы, чтобы люди с пониманием относились к тем сложностям, которые испытывает здравоохранение. Службой здоровья довольны не все. Как не бывает идеальных людей, так и не бывает идеальной организации, идеальных систем. Тысячи людей, которые довольны оказанием медицинской помощи, воспринимают это как должное. Мы же знаем только о тех случаях, где возникли проблемы. Почему это происходит? Нужно отдельно разбираться в каждом конкретном случае. Любая система выстраивается благодаря неким порядкам, стандартам. Например, в Нидерландах беременная женщина ждет УЗИ четыре месяца. Артроскопию там ждут шесть месяцев. И это норма.

    Мы же любим представлять медицину как голливудский кинофильм. Вот человек поступил в больницу, и все бегут к нему, суетятся. А когда люди действуют профессионально, они не шумят. Есть стандарты, клинические рекомендации. Весь мир идет по этому пути. Только благодаря стандартизации можно просчитать, какие технологии нужны, по каким нозологиям, какие деньги государство должно на это потратить. Когда стандартов нет, мы переходим в область искусства. И появляются "врачи-художники".

    Это плохо?

    Ильдар Хайруллин: Это хорошо в уникальных случаях, когда случай не стандартный. У каждого хирурга такие ситуации бывают. Но упиваться уникальностью... Есть такая книжка хорошая "Как гибнут великие". Джим Коллинз ее написал. Там описано пять стадий упадка успешной организации. И самая первая называется "самолюбование успехами". Как только мы начинаем впадать в стадию гордыни, мы оказываемся на первой ступени к деградации.

    Для вас важно, что о больнице, ее сотрудниках говорят со стороны?

    Ильдар Хайруллин: Это важно для всех и всегда. Тот, кто это отрицает, мягко говоря, лукавит. Мы недавно создали Общественный совет, призванный помочь выйти на качественно новый уровень и выстроить партнерские отношения с пациентским сообществом. В него вошли представители пациентских организаций, ветеранского сообщества ЦАО, ветераны, приписанные к нашей больнице, потомки князя Голицына, представители префектуры. Собираемся каждый квартал. Я перед ними отчитываюсь. Бывает, они нас ругают, критикуют. Мы прислушиваемся.

    Коллеги к вам расположены или думают: когда он уйдет?

    Ильдар Хайруллин: Я не волшебник. Я технолог. Нам еще работать и работать. А начал я с того, что спросил у самих людей: чего вы хотите, что вам не нравится? Проблемы постепенно решаются. Вот маленький пример. Травмпункт. Он работает у нас с 8 утра до 8 вечера. А рентген в травмпункте работал с 8.00 до 14.00. Я спросил: почему? Мне сказали: у нас так принято. Спрашиваю: а куда идут больные с переломами? В приемное отделение делать снимок, а потом возвращаются. Подумали вместе, как ситуацию исправить. За два дня решили проблему. Пример не единственный. При этом не нужно сворачивать горы. Есть много простых, но эффективных решений, которые позволяют изменить культуру в больнице и впечатление о ней.

    Некоторые больницы на слуху как самые-самые. Вы в этом тренде?

    Ильдар Хайруллин: Пока нет. Но мы к этому стремимся.

    Не выгораете? Где, как заряжаетесь?

    Ильдар Хайруллин: Заряжаюсь каждый день на работе. От той помощи, которая оказывается пациентам. Это огромный энергетический ресурс - людям помогать!

    Вы во главе Первой Градской год. Но пройдет время, и вы скажете: "Какого черта я пришел в эту Первую Градскую!" Или наоборот: "Как хорошо, что я пришел в Первую Градскую". Как думаете, какой у вас будет ответ?

    Ильдар Хайруллин: Второй.