30.11.2023 21:54
    Поделиться

    Павел Басинский: Я зашел к Толстому с черного хода

    Писатель представил на non/fiction свою новую книгу "Подлинная история Константина Левина", в которой автор вновь обращается к хрестоматийному тексту Льва Николаевича.

    Какая книжная ярмарка без Павла Басинского? Вот и зимний non/fiction не обошелся без его новой книги. Совсем недавно у Павла Валерьевича вышла еще одна книга об одном из самых популярных текстов Толстого. Предыдущая, "Подлинная история Анны Карениной", принесла Басинскому "Большую книгу".

    В "Подлинной история Константина Левина" писатель продолжает вглядываться в роман Толстого, его черновики и дневники, и пытается найти ответы на вопросы. Зачем в "Анне Карениной" нужен Константин Левин? Для чего Толстой отдает ему половину своего романа? Является ли прототипом Левина сам Толстой - или все не так просто? Чтобы узнать ответы на все вопросы, придется прочитать книгу - но кое-что все-таки можно было разузнать в амфитеатре Гостиного двора, где Басинский рассказывал о новинке под чутким модераторством Екатерины Писаревой, шеф-редактора группы компаний "ЛитРес".

    "Когда мне говорят, что я популяризатор Толстого, мне немного неловко становится, - признался Павел Валерьевич. - Зачем популяризировать Толстого? Популяризировать его не надо - другое дело, что многие люди начинают его читать и ничего не понимают. <…> К Толстому не так просто подойти. У меня так получилось, что я зашел к нему с черного хода".

    Это интригующее заявление он тут же развил: "Я сначала заинтересовался его историей ухода из Ясной Поляны - а это семейная история. Он не раз пытался уйти, и тема ухода его всегда волновала <…> Я не то чтобы понял Толстого, понять его нельзя - но он стал мне близок".

    Непосредственно про новую книгу тоже, конечно, поговорили: "Это не исследование, это не трактовки, это не литературоведение. <…> Толстой пишет, что главная задача писателя - заражать читателя. И вот это слово - заражать… Эти две книги - просто признание в любви к этому роману".

    Получили слушатели и ответ на один из волнующих вопросов: действительно, Левин - альтер-эго Толстого. "Когда ему говорили, что это он - Толстой, писатель все-таки сердился. Но сердись не сердись, а есть очевидные параллели истории Левина и Китти и истории Толстого и Софьи… Сама Софья Андреевна говорила, что "Левин - это Толстой минус талант", и видела в этом персонажи худшие черты его автора, в том числе "дикость толстовской породы".

    Левин был для Толстого своего рода дневником в романе, считает Басинский - через него Толстой анализировал самого себя.

    Интересно при этом, что в первоначальных черновиках Левина не было - он не задумывал, что этот персонаж станет такой огромной частью романа. Но позднее Толстой вписал Левина и Китти "между строк - и даже поперек рукописи". "Сначала он хотел написать просто роман об измене жены мужу" - а потом понял, что этого ему мало, и ввел вторую часть" - без которой представить этот текст сегодня попросту невозможно. "Кинематографисты [часто] выбрасывают линию Левина, но из романа ее выкинуть нельзя, - уверен Басинский. - Он не будет лететь, этот роман".

    Поделиться