06.12.2023 15:04
    Поделиться

    Браконьеры поставили под угрозу бизнес тюменских рыбоводов

    В Тюменской области 77 рыбоводных хозяйств, за 9 месяцев 2023 года они вырастили почти 1900 тонн товарной продукции, в том числе более 300 тонн сиговых. Потребности населения региона это, конечно, не покрывает - выходит всего по полкилограмма в год на одного жителя. Что же мешает развитию отрасли, выяснял корреспондент "РГ".
     Не страдают от нелегального промысла только садковые рыбоводческие хозяйства. Но такое производство требует больших вложений.
    Не страдают от нелегального промысла только садковые рыбоводческие хозяйства. Но такое производство требует больших вложений. / Татьяна Андреева/РГ

    Уплывают кадры из села

    Более 80 процентов вылова рыбы в Тюменской области приходится на озера. При этом больших водоемов в регионе всего два, большинство же средние, и не все из них промысловые. Наиболее продуктивные используются для пастбищного рыболовства или выращивания аквакультуры, промышленное рыболовство там запрещено. Табу на массовый лов установлено, например, на 21 озере в Сладковском районе и на восьми - в Казанском. Там работают крупные рыбоводческие хозяйства.

    Главная проблема этих предприятий, говорят руководители, - нехватка рабочих рук. Беда эта, конечно, общая, во многих отраслях дефицит квалифицированных кадров. Но рыбоводам периодически нужны и "просто работники": путина ждать не будет, выловленное нужно быстро переработать, иначе труды нескольких месяцев, усилия рыболовецких бригад пойдут насмарку.

    - Раньше нас подпитывало рабочими кадрами СПТУ № 20, но оно давно ликвидировано, - говорит Дмитрий Косинов, гендиректор Сладковского товарного рыбоводческого хозяйства. - Когда-то в селе юноши устраивались механизаторами, девочки шли в цеха по переработке рыбы. Теперь и условия труда лучше, и зарплаты неплохие, а людей не хватает.

    Заморы и заморыши

    Нынче летний сезон выдался сложным, да и зимняя путина начнется позже обычного - в середине декабря, не раньше. В эту пору, впрочем, уловы всегда небольшие: в воде достаточно кислорода, и рыба находится в камышовой зоне. Но потом она выходит из укрытий, и за один проход рыболовецкая бригада может взять до 40 тонн.

    Пора думать о масштабных мелиоративных работах, пока основные рыбоводческие водоемы окончательно не вышли из строя

    А вот мартовский улов промысловиков заранее не радует: к весне в озерах огромное количество худорослого карася - дорого его не продашь, вырученного обычно хватает, чтобы только свести концы с концами. Но рыбья мелочь еще и отнимает кормовую базу у сиговых, им не хватает пропитания, идет задержка в развитии.

    Летом на озерах другая напасть - заморы. Бурное развитие сине-зеленых водорослей - бич водоемов Тюменской и Курганской областей. Порой все надежды предпринимателей, проводивших зарыбление, одним таким замором оказываются перечеркнуты. Минувшим летом ситуация вообще была чрезвычайной - жара стояла под 40 градусов, температура воды трижды доходила до критической отметки. В рыбхозах опасались, что сиговым не выжить. Но худшего не произошло за счет большой глубины тюменских озер - у дна вода не перегрелась.

    Однако в Казанском районе столкнулись еще и с резким обмелением. Даже озера, еще недавно считавшиеся полноводными, стали заморными. Зимой рыба в мелких озерах тоже часто гибнет - от нехватки кислорода подо льдом. Предприниматели говорят, что пора думать о масштабных мелиоративных работах, пока основные рыбоводческие водоемы окончательно не вышли из строя.

    Хлорелла в помощь

    В Сладковском рыбхозе решили не ждать милости от природы и для борьбы с заморами начали выращивать хлореллу - одноклеточную водоросль, фитопланктон, способный обогащать воду кислородом. Здесь еженедельно выпускают в озера 2000 литров взвеси, содержащей до 50 миллионов водорослей. За год лаборатория предприятия производит до 120 тысяч литров такой суспензии - ее хватает, чтобы один раз обработать весь озерный фонд, но мощности планируют увеличить.

    Внедрять инновации стоит и в переработке рыбы, производство которой низкорентабельно, например, того же мелкого мартовского карася. Его можно подвергать термическому гидролизу, получается минеральный или белковый гидролизат - продукт типа рыбной муки с высоким содержанием протеина (73-85 процентов).

    Рыбный коллаген используется в пищевой промышленности, производстве комбикормов, медпрепаратов. Подобные импортозамещающие проекты запущены в Подмосковье, Тверской области. Тюменские предприниматели уверены, что если из местного серебряного карася начнут делать продукты глубокой переработки, то рыбхозам не придется ломать голову, куда сбыть рыбную мелочь. Но для создания таких производств нужны серьезные инвестиции, у самих рыбоводов таких возможностей нет.

    Нелегальные снасти

    Значительный урон хозяйствам, занимающимся воспроизводством поголовья сиговых, наносят браконьеры. Беда в том, что они не просто воруют чужую рыбу, но еще и портят снасти законных владельцев. В Сладковском рыбхозе собрали целую коллекцию браконьерских приспособлений, начиненных острыми режущими элементами.

    - Мы три дня ловим, два стоим: порой так порвем неводы, что по частям их вытаскиваем. Рыбаки чинят, но геометрия невода меняется, его перекашивает, что сказывается на результате. Из-за этого в зимнюю путину из 90 дней полноценно ловим максимум 75, - сетует Косинов.

    У бизнеса нет полномочий составлять протоколы, штрафовать и изымать улов у браконьеров. А инспекторов рыбоохраны и участковых на территориях остро не хватает

    В Казанском районе тоже с горечью рассказывают: чуть только посадочный материал подрастает, буквально до 18-20 граммов, сразу же на озерах появляются браконьерские снасти. В день сотрудники хозяйства снимают до ста сетей, но остановить нарушителей не могут.

    - Подходим к рыбаку, он, не стесняясь, показывает открытый багажник, в котором целый ворох браконьерских снастей, - рассказывает Владимир Блинов, представитель компании "Казанская рыба". - Спросишь: "Это что?", он отвечает: "Какое тебе дело?". Получается, что ты зарыбляешь озера, выполняешь мелиоративные работы, а прав на защиту результатов своего труда у тебя нет.

    По подсчетам рыбоводов, браконьеры за день вылавливают сетями до тонны рыбы - вывозят ее машинами, прицепами. Проблему массового браконьерства на зарыбленных озерах подтверждает и статистика: в 2022-м на рыбоводных участках области было выявлено 60 правонарушений, в 2023-м - уже 81. Только в Сладковском районе их количество выросло с 25 до 43-х.

    По мнению бизнеса, для начала нужно навести порядок - выделить сельчанам конкретные участки на водоемах, находящихся в пользовании рыбхозов, где жителям будет разрешено рыбачить. Пока же все ловят, где хотят, бесконтрольно. А еще стоило бы пойти по пути соседнего Казахстана. Там приняли поправку к закону, дающую рыбоводческим предприятиям право содержать охрану, составлять протоколы, штрафовать и изымать улов у браконьеров. У наших компаний таких полномочий нет, при этом инспекторов рыбоохраны и участковых на территориях остро не хватает. Ну не может один инспектор полноценно работать в семи районах!

    Расхитители с неба

    В этом году на рыбозаводчиков свалилась и еще одна неведомая ранее напасть - стаи бакланов: над озерами небо от них буквально черное. Раньше эти птицы в наши края прилетали редко, обитали в основном в Казахстане. Но то ли опять климат виноват, то ли результаты зарыбления тюменских озер им пришлись по вкусу, но теперь их тысячи: на одном озере могут жить до 5000 особей. За одну посадку крылатый хищник выуживает из воды до трех килограммов рыбы, и так минимум дважды в день. И как бороться с этими "браконьерами", вообще никто не знает.

    Между тем

    Для обсуждения проблем, поднимаемых предпринимателями, в Тюменской областной Думе создали рабочую группу по вопросам рыбохозяйственной деятельности. Проведено два заседания, следующее планируется в декабре.

    Поделиться