02.01.2024 13:37
    Поделиться

    Прозрачность изображения и установка на радость: на экраны выходит фильм "Ада"

    На экраны кинотеатров выходит дебютная картина ученика Владимира Меньшова, молодого режиссера Станислава Светлова "Ада" по сценарию Евгения Баранова и Дениса Осокина.
    kinopoisk.ru

    Ее героиня - двенадцатилетняя Ада - живет с мамой в крошечном городке на живописных берегах Оки. Жизнь неназойливо, но внятно преподносит ей свои уроки, и девочка учится понимать и прощать. Авторы картины обещали историю "настоящую, нежную и "полупрозрачную". "Фильм должен подарить зрителю много радости и тепла, - говорит режиссер Станислав Светлов. - Это кино для семейного просмотра, то есть для всех людей без возрастных и психологических перегородок. Хотим, чтобы наш фильм нес любовь и чтобы люди его любили".

    Установка на радость и тепло - в наши дни явление нечастое. И фильм ее сполна реализует: каждый кадр лучится светом, а прозрачность, судя по всему, - ключевое слово для режиссера. Его рассказ начинается отражением в воде, зыбким, прозрачным - призрачным. Прозрачен пейзаж - мостки на берегу. В прозрачной воде снуют прозрачные рыбки. Прозрачна капель музыки. Прозрачен приветливый мир.

    Прозрачность изображения - особая забота оператора Павла Медведева. Травы-паутинки, золотая и тоже прозрачная осенняя натура. Внимание к току природной жизни: струение вод, торжественное шествие облаков. Созерцательность, слияние с природой, несуетное любование ею - ведущий мотив этого редкого сегодня образца пантеистического игрового кино. Здесь лица только просветленные, на них всегда рассеянная полуулыбка. Пейзажи, увиденные из поднебесья, волшебны. Человек в них затерян, вписан как последний штрих художника.

    Есть даже внутренняя связь новинки с советскими лучезарными лентами типа "Человек идет за солнцем" - возможно, вот в этой хрупкой, эфемерной, как сон, музыке, оттеняющей умиротворенное изображение.

    От как бы застывшей, вечно благостной эмоции - к ощущению стабильной до статичности человеческой жизни. Утонувшее в золотой листве буколическое село, которому так идет безлюдье, что даже стайки школьников кажутся пришельцами-экскурсантами. "Не нужно пользоваться колесницами!" - по старинке заклинает один из героев. Люди не должны покидать своих мест, пусть вместо письма плетут узелки - и тогда жизнь будет радостной!

    Потом начинается этнографическое кино - с наваристой окской ухой, с песнопениями и хороводами в народных костюмах (снимался фольклорный ансамбль "Кудесы"). Внешне это фильм, принципиально изолированный от сколько-нибудь реальной человеческой жизни. В нем течение жизни как течение реки - несменяемое веками, завораживающее, движение без движения. Возможно, это взгляд истосковавшегося по просторам горожанина, которому "натуральная жизнь" кажется идеалом душевного покоя и счастья. Возможно, этот взгляд и привлек отборщиков международного фестиваля: мы все так далеко отлетели от идеализированной буколики древних легенд, от душевного покоя Шишкина и Левитана, что хватаемся за их отблески как за соломинку.

    У молодого режиссера, несомненно, есть свой почерк и свой взгляд на мир, который видится ему фосфоресцирующим. Он фанатеет и от величавого пейзажа, увиденного с высоты птичьего вольного полета, и от траекторий движения завороженной камеры. Во всем этом чувствуется и влияние сценариста Дениса Осокина с его страстью к тайнам древних цивилизаций - исчезнувших или вовсе не существовавших. Диалоги фильма во многом состоят из таких утонувших в загадочном прошлом баек, которые излагает рассказчик, не очень заботясь о том, слушает его массовка или нет - фильм так смонтирован, что саундтрек демонстративно не синхронен с изображением, но его дополняет - как параллельный кадр в полиэкранном кино.

    Кроме завораживающей музыкальной капели, есть еще один музыкальный "комментарий" - сопутствующие этой жизни деловитые песни от "Аквариума" ("Вышел бы на улицу, зашел бы в телефон…") и "Манго-Манго" ("Таких не берут в космонавты") до Булановой ("Чем длиннее каблуки, тем короче юбка")… - легкомысленные хиты школьных вечеров. Потому что часть действия протекает в школе № 1 - возможно, единственной в безлюдном городке. Там чуть другая энергетика, но тоже идут уроки, и педагоги учат общаться в той же природой - на ее пригорках, обрывах, кручах и речных просторах. А толику неназойливой самоиронии всему придает англоязычная лукавая песенка Жени Любич "I am just a simple Russian girl"…

    Это фильм о взрослении. Показанном без умолчаний - так, что считать картину детской трудно. Или нужно согласиться с мнением, что по части взрослых проблем детей тоже нужно просвещать. В основе ситуации любовный треугольник: мама Ады выходит замуж за ее учителя Эдуарда Сергеевича, который уже сделал предложение, но и со старой любовью - коллегой Олей - расстаться не может. Чему и становится свидетельницей девочка, которая тоже переживает пору первых сигналов, что она - женщина. Все это подается в той же ровной нежной интонации, с какой живописуются лес, обрыв реки или первая любовь - молчаливый Витя.

    В сущности, это скорее попытка эссе о мощных стихиях жизни, где все непредсказуемо, добро легко становится злом, хорошие порывы оборачиваются бедой, и все это вписано в столь же непредсказуемую и всесильную природу. Вряд ли она станет достоянием массовых семейных киноэкранов, но как предвестие нового хорошего кино - впечатляет.

    Главные роли сыграли Мария Кожуханцева (Ада) и Всеволод Ярчевский (Витя). Роли взрослых исполнили Ольга Озоллапиня ("Блокадный дневник", "Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов"), сыгравшая мать Ады, и Михаил Ложкин, актер Большого Театра кукол в Санкт-Петербурге - это его первая большая роль в кино.

    В марте 2023 года фильм "Ада" участвовал в Фестивале детского кино в Китае.

    Поделиться