01.03.2024 15:47
    Поделиться

    Историк Стародубов: Важно поддержать тех, кто готов брать ответственность за памятники архитектуры

    В Послании Федеральному Собранию речь шла о спасении архитектурной идентичности малых городов России. Президент России Владимир Путин обратился к правительству, парламентариям и профильным комиссиям Госсовета с просьбой устранить "явно избыточные, противоречивые требования, из-за которых порой памятник разрушается на глазах, а формально, по закону оперативно принять меры по его спасению невозможно".

    Будет сформирована и долгосрочная программа сохранения объектов культурного наследия России, в которой пропишут меры поддержки тех, кто готов вкладывать свой труд, время и средства в восстановление памятников.

    В пилотном проекте, который запустят уже в этом году примут участие пять регионов - Забайкалье, Новгородская, Рязанская, Смоленская и Тверская области. А к 2030 году приведут в порядок тысячи объектов культурного наследия. Чего ждут от новой программы "люди с земли", "РГ" рассказал историк, волонтер объединения "РеставросЪ", объехавший пол-России, и собственник "Строгановского амбара" в Тутаеве Юрий Стародубов.

    Чтобы спасти готовый рухнуть памятник федерального значения 18 века Юрий его выкупил за полмиллиона. Деньги собирал по друзьям и знакомым. Сейчас там проходят выставки.

    - Гражданское общество, волонтеры, собственники старинных зданий ликуют. Пора всем вместе спасать то, что пока еще живо в наших малых городах. Там множество аварийных памятников архитектуры, где все еще живут люди. По закону, если дом не является объектом культурного наследия, он сносится, а землю продают на аукционе. Но если это памятник, снести его нельзя. Нужно выставлять на аукцион, но очереди из инвесторов нет из-за гигантского ценника на реставрационные работы. Дома не покупают даже за символическую цену. Поэтому так важно поддержать людей, которые готовы брать ответственность за памятники на себя.

    С одной стороны, как было верно отмечено президентом, есть сложные бюрократические препоны, которые мешают спасению памятника. Однако к сохранению наследия необходимо допускать только людей и фирмы, имеющих соответствующие лицензии, профессиональных архитекторов-реставраторов. Реставрационный проект стоит несколько миллионов, авторский надзор и сама реставрация - еще больше. Если говорить о тех зданиях, например в Тутаеве, которые имеют любую степень охранного статуса (федерального или других), входят в реестр объектов культурного наследия, их несколько десятков. И реставрации требуют все. Включая те, которые, назовем вещи своими именами, уже отремонтированы владельцами. А по закону хозяин не имеет права даже гвоздь лишний в стену памятника забить. Должен нанимать реставрационную фирму, имеющую лицензию.

    Проблема завышенного ценника услуг реставрационных организаций в условиях рыночной экономики решается вопросом здоровой конкуренции. Но реставрационный рынок в России сейчас ориентирован на крупное государственное финансирование, а для обычных жителей домов-памятников, для людей, которые берутся за восстановление усадеб, храмов, старинных особняков расценки по реставрации не по карману. Так, в последние годы в Тутаеве за федеральные деньги отреставрировано всего несколько объектов, в основном это храмы.

    Еще один актуальный вопрос - подготовки кадров. Скажем, в Ярославской области всего несколько профессиональных архитекторов-реставраторов. Просто физически они не в состоянии объять то количество памятников, которое требует ухода в каждом малом городе. А реставраторы-производственники (каменщики, штукатуры, плотники) - вообще вымирающая профессия. Если же говорить о госпрограмме, а именно это и имел в виду президент, нужно решать срочно кадровый вопрос, открывать когда-то закрытые профессиональные училища. Дело не только в финансовой поддержке, которая позволит инициативным гражданам делать дело. К слову, гранты на реставрацию практически не выделяют. Прежде всего потому, что она стоит очень дорого. Льготное кредитование хорошо поможет тому, у кого есть хоть что-то, какие-то средства на инвестиционные проекты. Но глава государства говорил и об объектах с малой инвестиционной привлекательностью. Например, есть сельский храм - памятник и шедевр, но община вряд ли сможет отдать кредит. Поэтому речь должна идти о грантах и, возможно, о софинансировании.

    В советское время была отлаженная система реставрации: во многих малых городах существовали реставрационные участки, были училища, подчеркиваю, государственные реставрационные организации. Сейчас этой системы уже не существует. Думаю, что в продолжение того, о чем говорил президент, стоит возродить реставрационные участки.

    Поделиться