Российская газета
1000 stars
TopList

Чью тень скрывают террористы?

     Действиями боевиков тайно дирижируют те влиятельные силы в исламском мире, которые стремятся к переделу "сырьевых" регионов.

     НАЧИНАЯ с августа, самым употребляемым в лексиконе политиков стал термин "терроризм". Министры иностранных дел России и Канады объявили на днях, что на следующей неделе в Нью-Йорке на встрече руководителей внешнеполитических ведомств "большой восьмерки" они предложат созвать саммит для обсуждения общей борьбы с терроризмом.
     Между тем анализ событий последних 20 лет показывает, что сами по себе так напугавшие всех акты террора в США, Африке, России являются не более чем камуфляжем событий более глубоких.
     Эксплуатируя термин "терроризм", руководители G-8 не называют вещи своими именами. Лишь российский премьер Владимир Путин прямо заявил (может быть, потому, что знает больше, чем другие, как бывший директор ФСБ РФ?), чьи руки управляют террористами.
     Попробуем разобраться в этом более детально.
     Вначале - инвентаризация наиболее громких преступлений террористов.
     1993 год. Взрыв в Международном торговом центре в Нью-Йорке. Шесть человек погибли, более 1000 ранено. Виновные обнаружены - "Вооруженная исламская группа".
     1995 год. Вооруженная исламская группа из Алжира четыре месяца терроризирует Париж. Взрывы в метро, на площади Звезды, неудавшаяся попытка взорвать поезд Париж-Лион. Убитых 7, раненых более 100.
     Весна 1995 года. Взрыв в Оклахоме, США. Более 150 человек погибли, сотни ранены. Осуществил взрыв американец, но метод исполнения - припаркованная к зданию автомашина, начиненная взрывчаткой, - один к одному повторяет метод палестинских исламских экстремистов.
     1997 год. В среде исповедующих ислам коренных жителей Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР группа исламских экстремистов требует создать "Независимый Восточный Туркестан", отделить от Китая "независимое исламское государство" и организует ряд взрывов в Урумчи и затем взрыв бомбы в автобусе в Пекине.
     1998 год. Взрывы американских посольств в Кении и Танзании (Африка). Метод тот же, что и в Израиле: припаркованные к зданиям автомашины, начиненные взрывчаткой. Погибли более 200 человек. ФБР США возложило ответственность за теракт на объявившего джихад Америке Усаму бен Ладена.
     1999 год. Февраль. Попытка узбекских экстремистов, именующих себя исламистами, путем серии взрывов в Ташкенте по испытанной методе - машины, начиненные взрывчаткой, - лишить жизни президента Узбекистана Ислама Каримова. Жертвы среди мирного населения.
     Июль-август. Агрессия со стороны Чечни исламских экстремистов в Дагестане.
     Август. Захват исламскими экстремистами пограничного с Таджикистаном района в Киргизии накануне встречи в Бишкеке "Шанхайской пятерки".
     Сентябрь. Террористические акты в России (Буйнакске, Москве и Волгодонске). Сотни убитых и раненых. Первые результаты расследований показывают, что следы ведут в Чечню, к людям, называющим себя "воинами ислама", к Ш. Басаеву, эль-Хаттабу. И опять возникает в этой связке фигура Усамы бен Ладена.
     Разные страны и разные континенты. А почерк событий один и тот же. И когда размещаешь эти события рядом, трудно отделаться от впечатления, что все они представляют собой звенья одной цепи, что 1999 год представляет собой апогей, пик какой-то тенденции, что за всем этим проглядывается некая организованная сила, имя которой совсем не террор, а нечто еще более крупное и серьезное.
     Латинское слово terror означает не просто "ужас", "страх", но и господство с помощью запугивания. Но не ради самого устрашения устраивается террор. Для чего-то? Преследуется какая-то цель. И эта цель кем-то намечена. Кем?
     Самое примитивное объяснение предлагают американцы: небелая раса размножается быстрее белой и стремится отвоевать себе жизненное пространство.
     Я хорошо помню, как в самом начале 60-х годов в СССР приезжал Збигнев Бжезинский и в аудитории ИМЭМО АН СССР убеждал нас в том, что Советский Союз должен отойти от дружбы с Китаем и солидаризироваться с Америкой, так как не за горами время, когда придется вместе защищаться от нашествия небелых народов.
     А потом наступило время написания научных трудов об агрессивной сущности ислама и его адептов. В 1969 году большинство государств, население которых исповедует ислам, и Организация освобождения Палестины (ООП) объединились в организацию "Исламский конгресс", позже переименованную в "Организацию Исламская конференция" (ОИК).
     ОИК приняла устав, где было подчеркнуто, что деятельность организации направлена на укрепление "мусульманской солидарности" и сотрудничества между государствами-членами и ООП. Штаб-квартира ОИК была установлена в городе Джидда (Саудовская Аравия).
     Сама организация была создана по инициативе и по настоянию возникшей еще в 1964 году ООП, объединившей большинство организаций палестинского движения сопротивления Израилю и общественных палестинских организаций.
     С этого момента начинается целая цепь взаимосвязанных между собой событий, которые привели к возникновению в рамках ОИК некоего интеллектуального ядра, состоящего из формальных и неформальных лидеров в мусульманских странах. Духовные руководители этого центра сумели, по всей теперешней видимости, сформулировать задачу и цель по организованному противостоянию исламски ориентированных сил западной цивилизации.
     Именно западной. Советский Союз не входил в число их противников, поскольку в то время сам противостоял Западу, да к тому же и вооружал арабские режимы.

     ЗАПАД не сразу понял, что в мире появилась, пока только в идеологическом плане, новая мощная сила. Запад был слишком занят борьбой с коммунизмом в лице всего социалистического лагеря, чтобы заметить у себя под носом появление нового опасного противника.
     Позже появились первые проблески этого понимания. В июле 1977 года солидные западные журналы с изумлением писали, что еще несколько лет назад только наиболее проницательные аналитики смогли дать прогноз: современная история мира началась в 1970 году, именно тогда в пустынном местечке африканского побережья лопнула труба трансарабского нефтепровода, через который каждый день протекало 500 тысяч тонн нефти из Саудовской Аравии к побережью Средиземного моря. С этого дня колесо истории направилось по дороге, которую не мог представить себе ни один фантаст.
     Из-за сбоя трансарабского нефтепровода резко возросло значение ливийской нефти. Молодому амбициозному полковнику Муамару Каддафи, который всего год как управлял Ливией, нефтяные магнаты США, Великобритании, Франции, Нидерландов предложили резко увеличить поставки нефти на Запад. Но Каддафи в ответ на это сократил производство ливийской нефти, повысил на нее цену и национализировал собственность нефтяных компаний у себя в стране. К изумлению Запада, остальные страны-члены ОПЕК не подчинились ультиматуму транснациональных нефтяных компаний Запада, а последовали примеру Ливии и потребовали от нефтяных магнатов Запада начать переговоры. И уже в феврале 1971 года в Тегеране было достигнуто судьбоносное соглашение, которое утвердило капитуляцию Запада в этом вопросе.
     Мир мусульманских государств впервые и надолго осознал свою действительную силу. Нашлись люди, которые начали оформлять это осознание в организационные структуры. На свет был произведен неформальный, но очень влиятельный, условно говоря, мусульманский центр в рамках ОИК, который начал путь к завоеванию своего места под солнцем.
     В январе 1979 года в Иран вернулся из Парижа аятолла Хомейни, совершил там при поддержке ОИК исламскую революцию и объявил США главным врагом человечества.
     В декабре 1979 началось вторжение советских войск в Афганистан. По инициативе США и при поддержке абсолютного большинства мусульманских стран Генеральная Ассамблея ООН осудила это вторжение и тем самым открыла дорогу к легальному участию в войне в Афганистане боевиков-моджахедов, а фактически - к созданию вооруженных отрядов упомянутого выше центра, ему подчиненных и им финансируемых. Боевиков-моджахедов собирали по всему миру, обучали и направляли в Афганистан.
     Известный исламовед, доктор философских наук Александр Игнатенко утверждает, что с 1979 по 1989 год едва ли не все экстремисты из стран распространения ислама прошли обкатку в войне в Афганистане. А потом тех из них, кто уцелел, организованно направляли последовательно в Боснию, Чечню и вот сейчас в Россию - в Дагестан. Военные специалисты единодушно отмечают, что с каждым годом боевики-моджахеды проявляют все большую организованность и выучку. Растет квалификация как командиров, так и рядовых боевиков. По сути речь идет уже об организации армейских частей с соответствующим и вооружением, и выучкой.
     К слову сказать, Запад еще не оценил подлинную значимость этого явления на международной сцене. Только сейчас Вашингтон объявил бен Ладена международным террористом N 1, а во времена афганской войны он пользовался по меньшей мере снисхождением американских спецслужб.
     Прозрение приходит медленно. Во время нападения международных террористов на Дагестан официальный Вашингтон неделю хранил молчание. И только когда ЦРУ пришло к выводу, что за спиной Басаева и Хоттаба стоит бен Ладен, госдеп выступил с резким осуждением агрессии и поддержал действия Москвы против боевиков.
     Но это госдеп. А западная пресса по-прежнему демонстрирует сдержанность, если не сказать больше, сочувствие к моджахедам. Освещая теракты в России, даже солидные газеты Financial Times, Wall Street Journal, Le Figaro называют террористов не "бандитами", не "экстремистами", а... "повстанцами"!
     Так кто же на самом деле стучится в двери западной цивилизации под зеленым знаменем ислама?
     Да, в мире действительно скопилось большое количество динамично-агрессивных элементов, и прежде всего на окраинных по отношению к господствующей цивилизационной системе территориях. По воле судьбы это страны, население которых исповедует ислам. Там же скопилось и подавляющее число бедного населения, которое служит социальной базой для существования моджахедов.
     Но, как говорил еще Экклезиаст, нет ничего нового под солнцем. Все это уже было до нас. И в давней истории, и в ХХ веке. Так было у нас в революционной России, так было в Китае в 60-е годы в период "культурной революции". Люди, разрушающие единство общественной организации, появлялись в большом количестве в определенные периоды истории, выступали агрессивно по отношению ко всему обществу, сбивались в стаи. Вопрос был лишь в том, кто умел оседлать эту разрушительную силу и направить ее в нужном для этой оседлавшей силы направлении.
     Все это длилось ровно до того момента, когда действия разрушителей начинали приходить в противоречие с целями тех, кто их использовал. По наступлении этого момента эти руководители апеллировали к тому, кто всегда и изначально сильнее бузотеров, - к общественному мнению населения, к рычагам государства и загоняли разрушителей туда, где им изначально предназначено место в обществе, - в самый низ социальной лестницы, в социальный подвал.
     Именно так происходит сегодня с экстремистскими элементами, нашедшими прибежище в исламе.
     Они еще в силе. Начав разрозненную борьбу с Израилем на Ближнем Востоке, они продолжили ее с Соединенными Штатами. Дело не только в том, что они закалились организационно. Пока мировой порядок существовал в биполярном варианте, "воины ислама" не имели свободы деятельности: ЦРУ и КГБ эффективно контролировали свои территории.
     Но вот СССР ушел с мировой арены. И слабым местом международной сцены оказалась контролируемая им ранее географическая территория: Афганистан, Средняя и Центральная Азия, Северный Кавказ. Сюда по принципу "вода стекает в низину" и устремились экстремисты, прикрывающиеся зеленым знаменем ислама.
     Но не сами по себе, конечно. Организующая рука видна и невооруженным взглядом. И на Северный Кавказ, и в Киргизию, и в пограничные с ней районы Таджикистана и Узбекистана стекаются хорошо обученные, экипированные и вооруженные боевики.

     ВЫСТУПАЯ перед Советом Федерации РФ, обычно взвешивающий свои слова премьер-министр России Владимир Путин так оценил ситуацию: агрессия в Дагестане, теракты в Буйнакске, Москве и Волгодонске представляют собой "задолго спланированную, заранее подготовленную и щедро финансируемую из зарубежных центров" агрессию. Это не просто безумие. "Это безумие с маниакальными, но вполне прозрачными целями. Мания величия с абсолютно конкретными геополитическими и экономическими задачами... Религиозный фанатизм выполняет здесь лишь роль идеологической оболочки. Он является прикрытием агрессивных внешнеполитических и экономических интересов".
     Так считает не только российский премьер. Собкор РИА "Новости" Андрей Правов сообщает: в Израиле широкое общественное мнение абсолютно убеждено, что действиями исламских радикалов, будь то на Ближнем Востоке, в Югославии или на Северном Кавказе, "руководят одни и те же силы. И одна и та же рука направляла взрывы в Хайфе и Буйнакске".
     Что же это за "рука", которую я условно называю "мусульманским центром"?
     Вся опубликованная в российской и международной прессе информация (а я отслеживаю эти сюжеты с 1977 года и из России, и из Европы и Америки) позволяет прийти к выводу, что географически речь идет о Саудовской Аравии, Ливии, Пакистане, Иране и Афганистане.
     Я подчеркиваю, речь идет только о географии. Официальные государственные структуры этих стран в борьбе против западной цивилизации не участвуют.
     Члены этого центра существуют, по-видимому, в рамках ОИК, но опять же неформально.
     Трудно сказать, каким совокупным капиталом располагает этот центр, но в целом согласно американским, израильским и западноевропейским оценкам, мусульманские страны Ближнего Востока и Азии, начиная с мая 1970 года, сумели сколотить более 10 триллионов долларов избыточного капитала. Этот капитал не может лежать неподвижно. Он требует выхода, движения и находит его в том числе и через деятельность упомянутого центра.
     Эта организация, судя по имеющейся о ней скупой информации, коренным образом отличается от геостратегов возникшего в 50-х годах знаменитого Бильдербергского клуба, или организованного в 1968 году Римского клуба, или выросшей в 1973 году из недр того и другого Трехсторонней комиссии. Эти организации не напрасно называют "мировыми правительствами", они хотя и секретят свою деятельность, но делают это цивилизованно. Дают сообщения в прессе, принимают резолюции, открыто провозглашают свои цели.
     С "мусульманским центром" все иное. Громогласно устами покойного аятоллы Хомейни, а сегодня бен Ладена был брошен открытый вызов не только Америке, но всей западной цивилизации, ее основным ценностям. И этот вызов не менее весом, нежели тот, что прозвучал в середине ХХ века со стороны Гитлера, когда евреи и славяне были провозглашены недочеловеками.
     Форма нового вызова впечатляет. Решения о конкретных действиях против США, судя по всему, не имеют вид написанных резолюций. А организационные действия, и очень жесткие, есть, кровь, и немалая, льется.
     Это вообще не западный стиль отношений. Здесь все решает устное слово, которое исполняется гораздо жестче, чем написанное.
     Война в Афганистане, а потом в Боснии позволила не только найти применение огромному людскому ресурсу мусульманского мира, но и открыть поток прибылей от наркоторговли.
     Возможен ли компромисс западной цивилизации с новой политической силой? Думаю, что невозможен.
     Во-первых, 10 триллионов долларов избыточного капитала требуют движения. А находясь в таковом, этот капитал сомнет любого его владельца или группу их, будь то человек, семья, международная организация или государство. А во-вторых, мусульманский геостратегический центр слишком долго шел к тому, чтобы отвоевать для себя часть мира. При этом вряд ли его лидеры стремятся к абсолютному господству. И хотя рядовым моджахедам такая мысль внушается, но она имеет чисто пропагандистский эффект.
     Журналист Андрей Правов рассказывал, что в 1992 году в Кабуле он слышал от молодого моджахеда, как тот обрисовывал ему цель исламского движения: "Мы закончим джихад у стен Кремля и возьмем Вашингтон, освободим Иерусалим, освободим единоверцев от продажных исламских правительств и обратим в единственно правильную веру все заблуждающееся человечество".
     Ничего этого, конечно, не будет. Сторонникам пресловутого джихада не по зубам оказалось нанести поражение даже сравнительно небольшому Израилю. Но для демонстрации степени ослепления молодых авантюристов, считающих себя воинами Аллаха, этот пример характерен. Иначе их нельзя было бы подвигнуть идти на верную гибель в Дагестане или Чечне. В истории все это уже было. Гитлеровские солдаты тоже ведь шли завоевывать для фашистов мир с надписями на пряжках своих солдатских ремней Got mit uns (С нами Бог). Понадобилось с 1939 по 1945 год 10 миллионов 300 тысяч немецких жизней, чтобы одурманенная фашистской идеологией нация сообразила наконец, что господствовать над миром немцам не дано.

     СЕГОДНЯ ситуация в чем-то похожа на те военные годы. Джихад надо остановить, пока он еще не забрал миллионы жизней. Но сделать это кому-то одному уже невозможно. Парадокс ситуации в том, что острие джихада с самого начала было направлено против Запада, а в эпицентре этого противоборства оказалась Россия.
     Но Запад сегодня, как и в 1941-м, должен понять, что речь в этом столкновении идет не только о российской, но и его безопасности.
     Тем более что события развиваются по нарастающей. В Пакистане состоялась встреча лидеров международных экстремистских организаций, исповедующих ислам. Обсуждался вопрос о Северном Кавказе. Участники встречи высказали мнение, что и с исламской экспансией на Кавказе "все еще впереди", и приняли решение выделить Басаеву и Хаттабу 30 млн. долларов на активизацию войны с Россией.
     Есть ли ответ на это? Есть. Его сформулировал проводивший в Москве консультации высокопоставленный ветеран ЦРУ Винсент Каннистраро. Он заявил, что обуздать угрозу исламского терроризма "можно лишь с помощью международного сотрудничества. В этом - ключ к успеху. Это наш общий враг".

Владимир КУЗНЕЧЕВСКИЙ,
доктор исторических наук.

----------------
Официально * События дня * Приложения * О газете * Подписчикам
"Российская газета"
125881, Москва, ул. Правды, 24
E-mail: www@rg.ru