Российская газета
1000 stars
TopList

В свою Москву он больше не вернется?
Хранящиеся в Киеве останки Юрия Долгорукого стали предметом торга

     Все, что осталось от основателя Москвы, сейчас умещается в картонной коробке из-под посылки. Время превратило некогда великого человека в два десятка пожелтевших костей. Их обнаружили в 1989 году в Киеве у стены храма Спаса на Берестове, но до сих пор не были уверены, что это останки Юрия Долгорукого. Только теперь они идентифицированы учеными, и с уверенностью можно сказать: в найденном экспедицией Харламова саркофаге был похоронен именно основатель Москвы.

     Долгоруковские кости содержат в помещении Института археологии НАН Украины на территории Киево-Печерской лавры. Младший научный сотрудник института Владимир Гончар, ведающий хранением останков Долгорукого, согласился мне их показать. Они скрываются в полутемной и никем всерьез не охраняемой комнате за длинной вереницей запыленных стеллажей.
     Около года назад, когда умер глава экспедиции Харламов, останки основателя Москвы чуть не потеряли: кроме самого археолога и его помощника Гончара, никто не знал, что кости, лежащие у всех на виду, долгоруковские. Владимир Гончар стал единственным ученым, продолжившим исследование этой находки.
     По летописи, Долгорукий был погребен "у монастыря святого Спаса" на Берестове 16 мая 1157 года, "и много зла свершилось в тот день". Сейчас в церкви Спаса на Берестове, одной из самых древних на Руси, установлен саркофаг с надписью "Тут похоронен Юрий Долгорукий, основатель Москвы". Но это захоронение - ложное.
     Там, где стоит саркофаг, ни Долгорукий, ни его ближайшая родня никогда не были погребены. Появление лжезахоронения стало следствием ошибки предыдущих экспедиций Герасимова, в 40-х годах перекопавших внутренние приделы храма, но так и не выполнивших приказ Сталина - найти и торжественно внести в Москву в дни ее 800-летия останки ее основателя.
     ...Распаковав картонный ящик с надписью "Саркофаг N 1. Кости захоронения Юрия Долгорукого", Владимир Гончар раскладывает на столе растрескавшиеся кости, привычно поясняя: "Это пальцы, это коленные чашечки, ребра, позвонки..." Как выглядел Долгорукий при жизни, устанавливали три независимые экспертизы. Прочитав их заключения, смею заверить: московский памятник Долгорукому, воинственно скачущему на мэрию, - исключительное мифотворчество: князь был человеком низкорослым, толстым, болевшим остеохондрозом, с непомерно длинными руками и ступнями, любившим пировать и искренне ненавидевшим сам процесс передвижения верхом. Прозвище Долгорукий связано не с мыслью о длинных руках Москвы, а с болезненно удлиненными конечностями князя.
     Невоинственный и непрезентабельный вид владыки осложнил его отношения с киевлянами, невзлюбившими правителя и в день его смерти устроившими праздничный погром в его владении "Рай", резиденции и домах его сторонников-суздальцев.
     Как первый истинный русский демократ (сам не любил править и воевать, а делегировал полномочия сыновьям и "доверенным лицам") Долгорукий был замечен в пристрастиях к "сладкой еде", дамам и алкогольному питью, коим, вероятно, и был отравлен в мае 1157 года.
     Сейчас княжеские кости признаны исконным украинским достоянием и передаче Москве не подлежат. Киевские ученые не сомневались, что в ближайшее время долгоруковские останки не покинут мрачную археологическую кладовую. Но недавно объявился новый претендент на "костное наследние" - нью-йоркский импресарио Виктор Шульман, назвавшийся потомком долгоруковского рода.
     О нем известна следующая история: в 1976 году он выехал жить в Америку, выступал в нью-йоркском кафе "Хеппи пирожок", где девушка по имени Марьяна заказывала ему русские песни. Пение закончилось женитьбой, а молодая супруга оказалась дочерью князя Михаила Долгорукова. Вооружившись именем тестя и фотографиями, где Шульман изображен с якобы вывозимыми им в Америку Высоцким, Мироновым, Пугачевой и Задорновым, импресарио отправился в Киев - за костями.
     Начальник архитектурно-археологической экспедиции Института археологии Украины Глеб Ивакин рассказал мне, как Шульман требовал передать ему останки Долгорукого: мол, если вы их не даете Лужкову как официальному лицу, то мне, родственнику, выдать обязаны.
     В итоге "родственнику" разрешили осмотреть княжеские кости, он пообещал поспособствовать проведению дорогостоящих анализов и исчез.
     Приехавшие позже российские ученые допытывались у Ивакина, на что бы вы согласились поменять вышеозначенные кости. Не моргнув, Глеб Юрьевич ответил: на фрески и мозаики Михайловского Златоверхого собора, хранящиеся в Эрмитаже, в Третьяковской галерее, в Новгородском заповеднике. Шутка оказалась удачной - вопрос пообещали рассмотреть и решить.
     Он неожиданно возник несколько месяцев назад, накануне проведения российских Дней культуры на Украине. В их рамках должна была состояться передача Киеву мозаик Михайловского собора, содержавшихся в Эрмитаже. Но торжественная акция неожиданно сорвалась. В российском посольстве нам так и не смогли объяснить - почему. Как подозревают украинские ученые, кости Долгорукого и мозаики Михайловского снова стали поводом для торга.
     Еcли останки Долгорукого не передадут в Москву (что вероятно на 99,9 процента), их ожидает бесконечное пребывание в темном углу "хранилища". Ученые не могут передать их церкви для захоронения по христианскому обряду - тогда они погибнут для науки.
     Археологи надеются, что через десяток лет появятся новые методы исследований и позволят раскрыть подробности жизни основателя Москвы, тайну его смерти и точную дату рождения. Анализы на ДНК к останкам Долгорукого неприменимы - для них нужно найти хоть одного живого Рюриковича, а они, по мнению ученых, закончились на Иване Грозном.
     Судьба Долгорукого догнала его через века после смерти - князь вновь стоит между Киевом и Москвой.

Иванна ГОРИНА.
Киев.

----------------
Официально * События дня * Приложения * О газете * Подписчикам
"Российская газета"
125881, Москва, ул. Правды, 24
E-mail: www@rg.ru