Там, за горизонтом останется эхо: "Курск"

     Кольский залив, вытянувшись узким языком меж мрачных сопок, упирается в каменистую гряду. Пронизывающий полярный ветер гонит мелкую рябь по черной воде. У самого ее уреза пришвартован док - гигантское сооружение из металла и гидравлических узлов. На его стальном днище, словно памятник на постаменте, высится громада "Курска". С кормы трудно поверить, что это уже не грозный подводный атомоход, а груда погибшего металла - не потерявший своих внешних форм корпус по-прежнему величествен. Но отмерив сто шагов от сиротливо прикрытых масксетью снятых винтов, останавливаешься пораженный: вместо изящной изогнуто-выпуклой носовой части зияет мертвая пустота испепеленного взрывом чрева океанского исполина. По бокам дока, словно траурные ленты, тихо шелестят две полоски черной воды.

     "Курска" больше нет. Трудно в это поверить. Где-то в подсознании назойливо всплывает одна и та же картина: дышащие теплом корабельные каюты, палуба, мелко подрагивающая под ногами, круглые люки с отдраенными сотнями рук замками, с легким вздохом открывающие путь за очередную переборку. Нет больше и хозяев этого уникального творения человеческого гения. Все они, все 118 человек, сложили свои головы в морской пучине. Почему это случилось, теперь пытаются разобраться следователи, ученые, морское начальство, специалисты. Очередной этап следствия, а по сути, почти итоговый, завершен. Об этом заявил Генеральный прокурор РФ Владимир Устинов, заслушав доклад руководителей следственной бригады. Найдены ответы на многие вопросы. В числе причин трагедии Генпрокурор назвал и "привычное отечественное разгильдяйство". На прямой вопрос: относится ли это к бывшему руководству Северного флота? - главком ВМФ адмирал флота Владимир Куроедов дипломатично ответил, что кадровые решения Президента РФ напрямую не связаны с гибелью "Курска", но "те нарушения, которые были допущены при подготовке учений, не способствовали их успешному проведению".
     Конечно, по большому счету если случилась большая беда, за нее должен ответить не мелкий "стрелочник". Более сотни загубленных жизней с немым укором задают вопрос: кто должен был все предусмотреть и не допустить ситуации, в которой трагедия стала возможной? С другой стороны, любой служивший хотя бы солдатом или матросом человек знает: на каждых учениях неизбежно бывает столько отступлений от строгих правил, что можно "нарыть" их воз и маленькую тележку. Хватит, чтобы объяснить снятие хоть самого министра.
     Все видели, как старались и сколько сделали в ходе операции по запоздалому спасению "Курска" адмиралы Попов и Моцак, и поэтому их отстранение было воспринято неоднозначно. К тому же это действительно настоящие "морские волки", профессионалы высокой пробы. Но если это так, почему, например, океанский ракетоносец готовился выполнять торпедные стрельбы в районе, где глубина всего 100 метров - меньше длины его корпуса? Лихие флотоводцы уверяют, что эта лодка способна ходить и на 30-метровой глубине. Может быть, но оправдана ли такая бравада? Почему на "Курске", ходившем в морские походы несколько лет, аварийный буй оказался приваренным еще на заводе? Да потому, что эти буи теряются в походах, а начальники "дерут" за утрату командиров, вот те и хитрят. Все об этом знают, но делают вид, будто все в порядке. А ведь окажись буй исправным, место трагедии определили бы мгновенно, а не через 16 часов, и "Петр Великий" был всего в двух часах хода. Кто знает... Почему если при загрузке торпед одна из них действительно ударилась о парапет, тотчас не остановили все дальнейшие работы? Потому что учение - это очень большое событие и высокое начальство, а торпеда - она в сравнении с ними ничтожная железка, авось пронесет. Не пронесло...
     Следствие фактически остановилось на одной версии - взрыве торпеды, хотя формально фигурируют еще все три. Но уже точно установлено, что столкновения быть не могло - не было в этом районе ни наших, ни зарубежных плавсредств, ни надводных, ни подводных. Об этом говорят записи во всех журналах, в том числе акустиков. А люди, которые сгоряча говорили, что якобы видели притопленный буй не нашей, зеленоватой раскраски, при спокойном анализе сами сказали, что это была, возможно, большая медуза, коих в тот период встречается много.
     Но вот почему торпеда взорвалась в отсеке - об этом следователи не говорят, ссылаясь на то, что слова должны быть подтверждены данными экспертизы, а чтобы ее провести, надо поднять со дня Баренцева моря фрагменты отпиленного там торпедного отсека. Решено сделать это в мае-июне и тогда точно назвать первопричину.
     Версий высказывается много, правда, не членами правительственной комиссии. Например, один из самых опытных подводников, ныне главный специалист Госатомнадзора России Николай Одиноков сразу после трагедии обратил внимание на заводских представителей, которые должны были участвовать в испытаниях усовершенствованного ими двигателя торпеды. Якобы они еще вели какие-то настройки...Один из них, инженер, погиб сразу, в торпедном отсеке. Тело другого, офицера-военпреда, обнаружено в третьем отсеке, где он не должен был быть. Поняв, что началось непоправимое, пытался спастись?
     Убедительной выглядит версия "торпедистов": в корпусе двигателя одной из торпед образовалась трещина (при ударе?), через которую стал выходить кислород либо вытекать перекись водорода - то и другое способно перерасти в реакцию воспламенения. Что и случилось, вызвав большой пожар: двигатель торпеды - это фабрика огня. Правда, и тут остается вопрос: почему она не отстрелилась аварийно, как должно было быть? Очевидно, для ответа на него и нужны фрагменты, оставшиеся на дне.
     Кстати, много было в свое время вопросов: а зачем резали? Следствие дало ответ: в поднятых отсеках изъято более 400 кг тротиловой смеси. Взрывом ломало торпеды, и их боевые части забросило вовнутрь. Этого мало кто ожидал, но то, что торпедный отсек опасен, знали наверняка. Теперь, со слов капитана I ранга Владимира Навроцкого, есть идея поднять из моря необходимые фрагменты, а все остальное обезвредить направленным взрывом прямо на морском дне, впечатав останки в грунт.
     Саму лодку решено утилизировать. На заводе "Нерпа", в двух часах хода от 82-го судоремонтного завода в Рослякове, установлена гильотина, привезенная из Америки. Она способна резать сверхпрочную сталь лодки, превращая ее в обычный металлолом. На борту "Курска" остались еще ракеты "Гранит" - шахты оказались повреждены, а также ядерный реактор. И хотя фон в пределах нормы, рисковать никто не хочет. Поэтому предлагают вырезать ядерное сердце вместе с контейнером и замуровать в таком виде для хранения на ближайшие сто лет. Военные моряки уже приняли погибший подводный крейсер из рук следствия и намереваются к апрелю подготовить его для утилизации.
     Кроме занятых этим специалистов, "Курск" никто уже больше не увидит. Доступ к нему закрыт. Даже мертвый, он хранит в себе многие тайны. Какие-то из них будут разгаданы, другие - никогда. Неизбежно одно: люди будут помнить "Курск" очень долго, может быть, всегда. Потому что это трагедия национального масштаба. На мой вопрос: оправданы ли те немалые затраты, что пошли на поднятие лодки и достигнута ли цель? - Владимир Устинов уверенно ответил: "Да". Во-первых, сказал он, мы должны были когда-то доказать себе, что нельзя бросать своих людей, пусть даже погибших. И сделали это. Во-вторых, надо было установить причину трагедии, чтобы устранить ее и военные моряки могли без опаски выходить в море. Фактически это тоже достигнуто. Роковой тип торпеды снят с АПЛ, несущих боевое дежурство, и, по словам адмирала флота Куроедова, будет снят с вооружения. Подводники Северного флота, все эти месяцы стоявшие у причалов, вновь начали выходить в море. Первым совершил выход новый командующий флотом вице-адмирал Геннадий Сучков.
     Трагическая судьба "Курска", всколыхнувшая всю страну, уходит в область легенд. В Видяеве создается первый памятник погибшим. Один из лучших российских живописцев народный художник России Валерий Балабанов создал полотно "Курск". Картина была представлена на выставке в Бородинской панораме и получила благодарные отзывы посетителей. Священнослужитель архимандрит Иннокентий в храме Христа Спасителя творит молитву об упокоении душ всех 118 погибших моряков. Святая церковь верит, что душа человека бессмертна. И если это так, их души всегда будут витать над просторами моря, отзываясь эхом из-за далекого горизонта.

Борис Ямшанов Rambler's Top100 ServiceRambler - Top100