Родина в квадрате

В России есть вещи, которые не продаются

     Главная сенсация выходных: распродажа коллекции из 183 картин Инкомбанка прошла в эту субботу без главного лота, вокруг которого ломали копья несколько лет журналисты, искусствоведы, чиновники всех мастей и коллекционеры.
     "Черный квадрат" Казимира Малевича снят с торгов менее чем за сутки до начала аукциона по требованию Минкультуры. Для тех, кто внимательно следил за почти детективной историей с продажей "Квадрата", становится очевидным, что впервые в России отработана схема, по которой можно оставлять в собственности государства даже те шедевры, которые, казалось, вот-вот уйдут в частные руки. А дело было так.
     В январе прошлого года Financial Times опубликовала статью, посвященную коллекции картин обанкротившегося Инкомбанка. Главная тема публикации - самый первый (а значит, самый важный из четырех существующих вариантов) холст с изображением "Черного квадрата" кисти основателя супрематизма. Газета оценила эту картину, принадлежащую банку-банкроту, в 20 миллионов долларов, ссылаясь на то, что на лондонском аукционе "Супрематическая композиция" Малевича ушла за 17 миллионов долларов.
     А ведь когда-то руководители банка могли остаться без шедевров именитого русского художника. Работы Малевича практически все уже "осели" в музеях мира, и получить в частную собственность его полотно - фантастическая удача. То, что произошло восемь лет назад, уже обросло слухами, но суть происшедшего выглядела примерно так. В Самарское отделение Инкомбанка в 1994 году пришел человек с холстом в деревянной раме и, попросив купить у него картину, просил кредит в 40 тысяч долларов для того, чтобы открыть свое дело. Дяденьку вежливо послали. Затем эксперт банка внутренним чутьем понял, что им приносили сокровище - тот самый "Черный квадрат", о котором только и было известно, что его несли за гробом Малевича, и который художник так торопился закончить, что оставил на влажной краске отпечатки своих пальцев. Поздние варианты шедевра авангарда хранятся: два в Третьяковке, один - в Русском музее. О первом ничего не было слышно. Самарца вернули, купили у него за 300 тысяч долларов эту работу и еще две картины - "Автопортрет" и "Женский портрет". Выяснилось, что жена Малевича хранила сокровище на дне коробки с картошкой, что наследников картин преследовали, один даже попал к психиатрам. Самара бурлила: в городе объявились люди с фантастическими для той поры деньгами. До сих пор наследники категорически отказываются общаться с журналистами. Лишь недавно в приватном телефонном разговоре одна из наследниц сообщила, что она действительно богата, но счастья ей "Черный квадрат" не принес.
     Попав в ловушку дефолта, Инкомбанк должен был по Закону о банкротстве расплачиваться с кредиторами, среди которых было и Минкультуры. Задолженность составляла 46 миллиардов рублей. Совет кредиторов банка решил коллекцию картин (среди которых немало прекрасных рисунков и живописных полотен русских мастеров, включая Бурлюка, Фалька и Лентулова) продать на аукционе. А работы Малевича были отданы на ответхранение в специальное современное хранилище Минкультуры, которое получало даже за это деньги. Тем временем министр культуры и глава налогового ведомства обращаются письменно с просьбой не выставлять на торги "Черный квадрат", заявляя право государства на приобретение шедевра в зачет долгов Инкомбанка. Обращение не возымело действия.
     Совет кредиторов решил картину продавать, объяснив государственным мужам, что есть очередь и в списке Минкультуры стояло лишь третьим. Это же подтвердил нам тогда в интервью зам. начальника Департамента по сохранению культурных ценностей Минкультуры РФ Виктор Петраков. Он же пояснил год назад, что его ведомству доверено выбрать аукциониста - тогда Минкультуры было предложено две кандидатуры на проведение торгов - ЗАО "Ломбард" в Жулебино и аукционный дом "Гелос". Затем стало известно, что сенсационный аукцион будет проводить "Гелос". Начался шум (теперь выглядящий разумно проведенной пиар-кампанией) вокруг возможности ухода картины за рубеж, необходимости проведения экспертизы. Глава "Гелоса" Олег Стецюра в феврале этого года комментировал нам ситуацию с задержкой аукциона так: огромная работа по составлению каталога требует времени, нужно восстановить легенду- историю картины, без которой на любом аукционе подобного уровня работы продаваться не могут, сотрудники Третьяковки проводят экспертизу.
     Потом неожиданно, когда уже все ждали назначения даты торгов, появилось письмо музейных специалистов (в том числе и такого "тяжеловеса", как директор Эрмитажа Пиотровский), которые убеждали Совет кредиторов в необходимости повторной экспертизы. Отпечатки Малевича сверяли в его деле, хранящемся в архиве ФСБ. Новая проблема: за экспертизу мирового уровня необходимо платить 10 - 15 процентов от стоимости картины - в случае с "Квадратом" это огромная сумма. Специалисты "Гелоса" тогда мне говорили, что вряд ли будут привлечены эксперты по Малевичу из-за рубежа, что реальнее всего, что работу будут изучать сотрудники тех музеев, где уже есть другие варианты "Квадрата" - а они хранятся в Третьяковке и Русском музее. Экспертов же выбрали из Эрмитажа... 4 апреля Михаил Пиотровский сообщает о том, что ведется всесторонняя экспертиза картины с привлечением специалистов из других музеев. Тем временем, пока общество бурлило, боясь потерять навсегда знаменитую картину (вдруг вывезут за границу или она навсегда исчезнет в тайнике частного коллекционера?), в Минкультуры все страхи отметали, поясняя гражданам, что шедевр навсегда останется в России, даже если картину купит иностранец. Тогда же многие наши музеи начали упрекать родное ведомство в том, что оно не помогает им заполучить работу Малевича. Тот же Виктор Петраков аргументировал это месяц назад так:
     - На картины Малевича из собрания Инкомбанка распространяется Закон о банкротстве. Министерство культуры не имеет права вмешиваться, отстаивая чьи-то интересы, даже если это интересы музея. Кстати, если Третьяковка хочет заполучить "Черный квадрат", пусть официально участвует в торгах...
     То есть всем было дано понять: чиновники готовы к продаже картин и аукцион вот-вот состоится. Еще накануне торгов о том, что "Черный квадрат" по официальной просьбе Минкультуры с торгов снимут, говорили с сомнением. Организаторы торгов уверяли, что шедевры все-таки пойдут с молотка. За считанные часы до выставления лотов начальник Департамента по сохранению культурных ценностей Минкультуры РФ Анатолий Вилков и его заместитель Виктор Петраков начинают давать интервью, в которых подчеркивается: в январе этого года "Черный квадрат" внесен в списки особо значимых культурных ценностей и поставлен на государственный учет, а Минкультуры заявляет свою заинтересованность в том, чтобы картину продали государству и она поступила в музейный фонд страны. Заявление очень похоже на то, двухгодичной давности. Только вот тогда государство стояло в очереди третьим, а ныне стало первоочередником - за эти два года шумихи, экспертиз и переноса торгов Инкомбанк рассчитался со многими долгами, собрав от продажи и аренды недвижимости 1,6 миллиарда рублей.
     В результате в субботу днем собравшихся на "аукцион века" ждало разочарование: "Гелос" официально сообщил о решении снять с торгов "Черный квадрат" по просьбе Минкультуры. Зато "Автопортрет" Малевича со стартовой ценой в 35 тысяч долларов ушел за 600 тысяч неизвестному коллекционеру, которого представлял дилер за номером 11. Он же купил и "Женский портрет". По решению Совета кредиторов банка имена участников торгов акционерный дом "Гелос" обязан хранить в строгой тайне. Нам удалось лишь выяснить, что желающих купить картины Малевича было так много, что в пору радоваться налоговикам. Не смущала аукционистов и стартовая цена "Черного квадрата" - его хотели продать за миллион долларов. Правда, теперь его все же получит государство, которое передаст шедевр одному из музеев. Теперь догадайтесь, кто вероятный претендент на культовую картину. Конечно, первым в списке тот, кто проводил экспертизу, то есть Эрмитаж... Блестящая акция по приобретению шедевра почти завершена.

Юлия Малахова Rambler's Top100 ServiceRambler - Top100