Анастасия Романова, дочь Николая II

Первый публичный диспут: она? не она?

     Самая известная в истории лже-Анастасия продержалась на публичной сцене целых полвека. Звали ее Анна Андерсон, а впоследствии, по мужу, Анна Андерсон-Манехэн. Второе имя она получила благодаря профессору Вирджинского университета, который решил таким образом подкрепить ее в борьбе за царский титул.
     Молодая женщина была найдена без сознания на одной из берлинских улиц в 1920 году, после того как попробовала покончить счеты с жизнью. Придя в себя, она назвалась Анастасией Романовой. История ее чудесного спасения выглядела так: ее вместе со всеми убитыми членами семьи повезли к месту захоронения, но по дороге ее, полуживую, спрятал какой-то солдат. С ним она добралась до Румынии, там они поженились, а вот что было дальше - провал... Самое странное, что Анастасию в ней первой признала Татьяна Боткина-Мельник, вдова доктора Боткина, погибшего в Екатеринбурге, а также сгоряча некоторые зарубежные родственники царской семьи, правда, впоследствии отрекшиеся от этого родства. С 1933 года начались судебные процессы, на которых она с переменным успехом отстаивала свое право называться Анастасией Романовой, пока в 1970 году Верховный суд ФРГ не поставил в этой истории точку. Не помогло уже и американское имя...Последний раз портрет Анны-Анастасии обошел всю мировую печать в 1984 году, но на сей раз уже в траурной рамке.
     Чего она добивалась помимо имени и титула? Этого не скрывала ни она сама, ни ее многочисленные адвокаты: конечно, права на царское наследие. Но вот существовало ли оно на самом деле? За всю историю зарубежным родственникам русского царя лишь однажды, в 1937 году, по решению Берлинского суда, удалось снять с какого-то счета сумму в 300 тысяч марок, совершенно смехотворную по сравнению с легендами о царских вкладах на Западе. Но она лишь разогрела воображение лже-Анастасий. Американский писатель Роберт К.Масси посвятил этой теме целый труд, в котором привел интересное свидетельство директора Английского банка Эдварда Пикока, занимавшего этот пост дважды, с 1920-го по 1924-й и с 1929-го по 1946 год. Сэр Пикок утверждал: "Я почти убежден, что русская императорская семья никогда не открывала счетов ни в Английском банке, ни вообще ни в одном из банков Англии... Может, это сильно сказано, "никогда"... Но ни после Первой мировой войны, ни за долгие годы моего директорства в Английском банке ни одного депозита на членов царской семьи не существовало".
     Теперь можно сказать: искали явно не там. А главное, не те, кому могла открыться царская шкатулка. Если бы 5,5 млн. тонн золота, отправленных с принадлежащих царской династии рудников, дошли до западных банков, на личных счетах Романовых оказалось бы как минимум 40 млрд. долларов. Но осуществлявшая фрахт этого золота Япония удержала его у себя под предлогом, что владельцев больше нет в живых. В 1993 году базирующаяся в Лондоне розыскная фирма "Пинкертон", которая еще по заказу Л.Б. Красина вела учет царских государственных активов за рубежом, сообщила, что их общая стоимость равна 400 млрд. долларов, из которых имущество и золото соотносились в пропорции 3:1. Вместе с процентами, которые наросли за многие годы, вместе с инвестициями это составляет сумму, от которой закружилась бы голова еще не одной лже-Анастасии или лже-Алексея. Однако лимит времени для самозванцев уже исчерпан. И если подтвердится, что под именем Наталии Петровны Билиходзе действительно скрывалась дочь последнего русского царя, то можно только поражаться тому, как долго, терпеливо, страдальчески шла она к исполнению предназначенной ей миссии - вернуть эти средства России. Вот уж такую миссию ни одна лже-Анастасия не могла бы на себя взять.

     Нечастый гость на телевизионной кухне, на вопрос звонившей мне барышни я наивно ответил, мол, где посадите, там и буду сидеть. Но, как выяснилось, оппоненты должны сидеть "друг напротив друга", поэтому определиться со стулом желательно заранее - либо на той стороне, которая "за Анастасию", либо на той, которая "против". До записи передачи оставалось полтора часа, тут не то что в размышление впадать, уже лететь надо в студию. Ну а так как "против" Анастасии у меня ничего нет, то, выходит, я скорее "за".
     Хотя именно последние публикации "Российской газеты" и побудили студию REN TV срочно организовать это ток-шоу, сам вопрос, куда ставить наш стул, признаться, больше порадовал, чем огорчил. Мы-то буквально с первых своих публикаций мысленно расположили его строго посредине, на равном удалении от оппонентов, чтобы как можно отчетливей слышать и как можно точнее транслировать аргументацию тех и других. Да и с какой стати, даже не дав себе труда вникнуть в версию солидной общественной группы, утверждающей, что Анастасия Романова жива и готова - в свои сто один год! - подняться на трибуну Государственной Думы, с какой стати эту версию отфутболивать буквально пинком пера, как это уже позволили себе некоторые коллеги-всезнайки? Да, уже добрых три десятка лже-Анастасий в разное время штурмовали наследие царской семьи. Но разве это достаточный повод тут же облить чернилами "очередную" претендентку, не допуская даже мысли, а вдруг это она - "та самая"? Ведь в восьмидесятилетней истории Анастасиады, со всеми ее трагическими и авантюрными страницами, это первый случай, когда налицо два необычных обстоятельства. Первое: все донынешние претендентки на имя Анастасии, дожившие до старости и даже ушедшие с этим самовнушением в мир иной, свои штурмовые предприятия начинали еще молодыми, когда успех, будь он достигнут, несказанно раззолотил бы их жизнь, - ну а человеку в сто один год это зачем? Тем более что лишь восемь лет тому назад Наталия Петровна Билиходзе с трудом согласилась отказаться от своего инкогнито, только шесть лет тому назад обратилась к российским властям с просьбой вернуть ей имя Анастасии Николаевны Романовой и предоставить гражданство на своей Родине, указав единственную цель своего воскрешения: все царские ценности, накопленные в заграничных хранах, отдать на благо России. Ради этого полтора года тому назад она и учредила свой фонд.
     Впрочем, это я уже пересказываю собственное выступление в студии, которое в передачу все-таки не уместилось. Никакой претензии к организаторам: ток-шоу в эфире было рассчитано на час, а в студии растянулось почти на два. Впрочем, трудность монтажа наверняка была связана не столько с передержкой времени, сколько с передержкой температуры, которую сразу принял разговор. Отчасти эту температуру почувствовал и зритель, ибо не мог он не расслышать фразу, сказанную следователем прокуратуры Владимиром Соловьевым и фактически задавшую тон студийной дискуссии: "Вот сидят перед нами восемь богатырей, восемь красивых жуликов..."
     Ну как тут можно поставить свой стул "посредине", когда посредине - прорва? Итак, "жуликам", среди которых невольно оказался и ваш корреспондент, досталось восемь посадочных мест. Группа оппонентов, постоянно подчеркивавших, что они-то "в обсуждаемом вопросе специалисты", была на целый стул слабей. И даже на два, так как один из оппонентов лишь присутствовал, так и не представившись. А впрочем, даже на все три, потому что под монтажные ножницы попал и филолог Александр Николаев, о чем нельзя не пожалеть. Прочитав еще до этой встречи в студии книгу "Я - Анастасия Романова", а теперь еще и послушав с экрана ее речь, он с ходу поставил лингвистический диагноз: перед нами скорей всего простолюдинка, которая, видно, немало потерлась в аристократической среде. Но к концу ток-шоу только лингвист, единственный среди "специалистов", продемонстрировал какой-то сдвиг к середине, придя к выводу, что первое его впечатление могло быть и ошибочно - "вполне возможно, что это аристократка, которой пришлось долго пожить среди простого люда". И выразил готовность провести углубленную культурологическую экспертизу, потому что базовая, корневая культура любого человека, в зависимости от того, как сложилась его жизнь, может лишь увянуть, но совсем отмереть не может. Правда, среди представленных в "деле Романовой-Билиходзе" 22 экспертиз таковая уже имеется, но еще одна, дополнительная, не повредит. Тем более от критически настроенного оппонента.
     Тем, кто видел передачу в эфире, пересказывать ее ни к чему, вот я и сосредотачиваюсь лишь на местах, из нее изъятых. Если следовать такому критерию, то не меньшую потерю понесла и "наша" - по местонахождению моего стула - сторона. Вспомните, речь зашла о том, что энтузиасты реабилитации великой княжны Анастасии Романовой еще до того, как сформировали фонд под ее почетным председательством, годами стучались в Правительственную комиссию по захоронению царских останков. Предлагали обратить внимание на добытые ими материалы, экспертизы, факты, а главное, на живую фигуру той, чьи кости, собранные в "скелет N 6", в то время готовились к преданию земле. Все прекрасно были осведомлены о возникшей из небытия Романовой, все бывали в кабинетах друг у друга, даже переписывались - и ни с места! Одни хоронили Анастасию Романову, другие продолжали принимать ее новые роды. "Нам и надо-то всего две-три недели для анализа ДНК, - сказал заведующий лабораторией судебно-генетических, научных и экспертных исследований Республиканского центра судебно-медицинских экспертиз доктор биологических наук Павел Иванов, - и если ваша Романова согласна, вопрос о ее идентификации разрешится немедленно". - "Так ведь об этом мы вас так давно и настойчиво просим!" - заявил в ответ Юрий Дергаусов, председатель христианского благотворительного фонда великой княжны. И с мефистофельской улыбкой подытожил эту часть дискуссии как "неуважение к правам человека". Хорошо хоть не стал уточнять, живого человека или мертвого, ибо перед нами тот редкий случай, когда на мертвую и живую половины проблема не делится.
     Видимо, аргумент этот серьезно задел и экспертов, потому что никто в покое его не оставил. Но смысл их ответа свелся к тому, что никаких сомнений в смерти Анастасии Романовой не было, нет и в принципе быть не может. "Ее убийство в Ипатьевском доме вместе с другими членами царской семьи не подлежит никакому сомнению: вы не можете опровергнуть ни один документ истории!" - сказал Сергей Мироненко, директор Государственного архива РФ. "Если будет доказано ее романовское ДНК, я встану перед вами на колени", - и следователь Владимир Соловьев тут же показал, как именно он это сделает: поднялся со стула и опустился на колени. На следующий день, когда передача REN TV вышла в эфир, свое показательное коленопреклонение в студии он подкрепил еще и таким заявлением одной из газет: "Та старуха, что рвется в Анастасии, - мошенница, которую "раскручивают" наши спецслужбы. Зачем? Спросите у них. Когда она проходила в одной из зарубежных стран генетическое исследование, ей сказали: нет, девушка, вам отнюдь не 101 год..." Остается только гадать, в какой стране проходила такая экспертиза, ибо члены благотворительного фонда, опекающие каждый шаг "столетней девушки", ни о чем подобном не слышали. Но, пожалуй, точнее всех выразился Виктор Аксючиц: "Правительственной комиссии было поручено предать земле царские останки, подлинность которых сомнений не вызывала, и заниматься самозванками было бы просто кощунством".
     Я безоговорочно принял бы этот тезис, если бы сама Правительственная комиссия не констатировала, что в найденном захоронении царских останков полностью отсутствовали два трупа - по ее мнению, царевича Алексея и великой княжны Марии (сборник "Покаяние", составитель В. Аксючиц, 1998 г.). И если бы не существовало сильных сомнений в том, кому на самом деле принадлежит "скелет N 6". И если бы это и другие обстоятельства не побудили пять членов комиссии не согласиться с общими выводами. Да еще если бы там же, на ток-шоу, не последовало возражение, что это полная неправда, согласились все. Ну и, наконец, если не взял бы слово князь Андрей Голицын, который поименно перечислил этих пятерых - и начал с себя, тогдашнего председателя Дворянского собрания. Возникла неловкая заминка, которую телезритель не почувствовал, но лишь потому, что в передачу этот эпизод не уместился.
     Пусть ни на йоту не поступились своими позициями две группы оппонентов, приглашенные на ток-шоу REN TV, все равно произошло событие значительной общественной важности. Не случайно же созрела мысль об их следующей встрече, в той же телестудии или в "Российской газете", но уже после предварительного анализа новых документов, чтобы говорить друг с другом профессионально, языком доказательств. А в создавшейся ныне заблокированной ситуации, когда похоронная команда даже мысли не допускает, что могла согрешить против истины или против совести, печальнее всех, увы, положение церкви. Слушая протоиерея, специалиста по каноническому праву отца Владислава (Цыпина), я не мог не подумать, что стул его просто не мог бы оказаться в "нашем" ряду. Возвращение в жизнь канонизированной святой, оказывается, в глазах церкви не столько чудо, сколько скандал. Поэтому и заключил отец Владислав, что "появление Анастасии несет в себе элемент провокации..." Более того, "ее поведение в 90-е годы, когда шла речь о ее канонизации, представляется чудовищным": как же могла она, живая, принять мученический сан? Почему не отвергла его, почему позволила церкви совершить такую незлонамеренную ошибку?
     А между прочим, началась передача REN TV с фрагмента показанного накануне фильма Олега Уралова "Встреча предначертанная", в которых его героиня говорит: "Церковь знает, что я живая..." Знает как минимум уже восемь лет, но с тех пор так и не приложила усилий для разгадки: она? не она?

Александр Сабов

     Выводы Правительственной комиссии РФ по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков российского императора Николая II и членов его семьи, неоднократно подвергались критике в публичной печати и на страницах научных изданий. Вкратце суммируем наиболее уязвимые позиции в этих выводах:
     1. Как известно, в захоронении царских останков в Ганиной Яме были обнаружены скелеты только трех дочерей царя. Эксперты комиссии с 1991 по 1995 годы неоднократно меняли свое мнение, считая, что отсутствует то Анастасия, то Мария.
     2. В конечном счете скелет N 6 признан Анастасией. Но рост его составляет 171 см, тогда как рост Анастасии - 158: разница в 13 см.
     3. Три крупнейших антрополога мира Уильям Мейплз (США), Питер Гилл (Англия), Звягин (Россия) считают, что среди останков, обнаруженных в Ганиной Яме, отсутствуют скелеты великой княжны Анастасии и цесаревича Алексея.
     4. Проведенная в Германии экспертиза ДНК потомков семьи Филатовых на 100 процентов совпала с ДНК останков, найденных под Екатеринбургом. Это и наводит на мысль, что в Ипатьевском доме была расстреляна семья Филатовых - двойников царской семьи.
     5. Проведенная в Японии экспертиза крови Николая II, которого еще в бытность его цесаревичем дважды ударил по голове японский полицейский, не совпадает с ДНК "екатеринбургских" останков.
     6. Члены Государственной комиссии на заседании 30.01.1998 г. (завершающее) не голосовали (поименно и в целом) за принятые решения, не поставили под ними своих подписей. Есть подпись только председателя комиссии Б. Немцова.
     7. Из 18 членов комиссии 5 заявили свое особое мнение, не совпадающее с мнением комиссии.
     8. Уголовное дело, возбужденное по ст. 102 (умышленное убийство в связи с фактом обнаружения останков), было закрыто и не доведено до суда. Стало быть, согласно Гражданскому кодексу, Санкт-Петербургский загс не имел права выдачи свидетельств о смерти, которое может производиться только в судебном порядке.
     9. Исследования останков в рамках уголовного дела проводились как предварительные и не являются судебными экспертизами (экспертизами, назначенными судом).
     10. Государственная прокуратура вела дело в рамках уголовного расследования, что обусловило его закрытость для общественности. Материалы были опубликованы только в 1998 году, что поставило общественность перед фактом. Генеральная прокуратура не выслушивала мнений других сторон, что составляет ее коренное отличие от суда, обязанного в открытом процессе выслушать мнение любой заинтересованной стороны. Подмена суда Генпрокуратурой могла иметь только одну цель: решить вопрос в рамках лишь одной "избранной" версии.
     11. Работа экспертов Правительственной комиссии происходила в нерабочее время и без бюджетного финансирования, что не могло обеспечить необходимого качества проделанных работ и ответственности за полученные результаты.
     12. Церковь не признала найденные под Екатеринбургом останки как принадлежащие царской семье.

     P.S. Кстати, приговор Екатеринбургского совета, вынесенный в 1918 году, о расстреле царской семьи до сих пор не отменен. Rambler's Top100 ServiceRambler - Top100