Анатомия квартирной кражи

     ЗА 7 МЕСЯЦЕВ 2002 года в Москве воры обчистили 9 тысяч квартир. В целом по стране примерно в 20 раз больше. В пересчете на количество потерпевших получается, что в России обворовали целый город с полумиллионным населением.

Ужин с пинкертоном

     В 1998 году мою квартиру обчистили.
     Многим читателям знакомы эти непередаваемые ощущения. Летний воскресный вечерок, вы возвращаетесь с дачи, пахнущие дымком, шашлыком, с приятными мыслями о горячей ванне и безмятежном сне накануне трудной недели. Дома же вас встречают шкафы с выпотрошенными внутренностями, кучи барахла на полу вперемешку с крупой, детскими игрушками, пустыми шкатулками, книгами... Вы бросаетесь проверять "заначки" - их нет. Сливной бачок, цветочные горшки и прочие хитроумные места воры обшмонали. Где телевизор, музыкальный центр? К вам приходит осознание происшедшего. Вы набираете 02. Начинается другая фаза драмы - бодание с милицией.
     У меня было все "как у людей". Помню, пришел оперативник из местного отделения. В глазах безнадега. Меня сразу смутило в нем полное отсутствие охотничьего азарта, хотя воры оставили в квартире множество следов. Где, спрашиваю, розыскная собака, эксперт-криминалист? Они "на трупе", отвечает опер. Узнаю от него, что экспертов-криминалистов в нашем округе всего два, а преступлений за сутки совершено десятки. Только в нашем районе обокрали две квартиры, районов же в округе - 18, да плюс убийство, да тяжкие телесные. Не разорваться же экспертам и розыскнику с собакой. Что же касается моей "хаты", то по всем признакам в нее влезли малолетки-наркоманы. Ищи теперь ветра в поле.
     По поводу пропавших богатств я быстро успокоился, но ощущение того, что преступление, совершенное против меня, какое-то второстепенное, заведомо "висяковое", было неприятное. Ладно, думаю, посмотрим. Стал вызванивать знакомого подполковника из МУРа. Застал его на Петровке - он как раз дежурил. Не знаю уж, на какие рычаги нажал муровец, но через полчаса ко мне в квартиру примчался начальник местного уголовного розыска, источающий аппетитные запахи - бедолагу оторвали от стола (воскресенье все-таки). Приехали и эксперт-криминалист, и розыскник с собакой. Я почувствовал легкое моральное удовлетворение: не поймают воров, так хоть разомнутся.
     Наутро принес в местное отделение милиции список похищенного. Старательная следовательница, только-только с институтской скамьи, выслушав мой рассказ о том, как велось вчера расследование, вздохнула: "Вот из-за этого преступники и уходят от ответственности". Имелось в виду следующее. Нередко сыщики задерживают воров, о которых точно известно, что у них за плечами множество краж. Допустим, кто-то из подельников раскололся: брали такие-то квартиры. Поднимают архивы и выясняют, что по тем эпизодам уголовные дела даже не возбуждались. Нет потерпевших, свидетелей, вещественных доказательств, "пальчиков"... Нечего предъявить домушникам. Поэтому святая обязанность милиции - добросовестно отрабатывать место каждого преступления. Пусть не удастся поймать вора по горячим следам, но зато есть шанс вытащить всю цепочку впоследствии, когда он попадется на 10-й или 20-й краже.
     Моим делом поручили заниматься все тому же пинкертону без охотничьего блеска в глазах. И я постарался забыть о случившемся. И обо мне постарались забыть. Больше никаких сигналов из отделения ко мне не поступало.

"Висяков" бояться - в милиции не служить...

     Кое-что изменилось за истекшие четыре года. Преступления теперь регистрируются. Согласно официальной статистике, с января по июль нынешнего года в столице воры обчистили 9024 квартиры против 3600 за аналогичный период предыдущего года. Опытные сыщики божатся, что реально увеличения нет. Просто перестали врать. И проступила реальная статистика раскрываемости квартирных краж. В Москве - примерно 10%. По стране в среднем - около 40%.
     В Лианозове, где я проживаю, криминальную милицию возглавляет Вячеслав Пузырев. Он к нам из МУРа. Говорит, что удивляется беспечности людей. Например, некоторые надолго покидают жилища, не поставив окружающих в известность. Недавно воры обчистили квартиру. Где хозяйка? Соседи точно не знают: вроде месяц назад уехала в Воронеж. До сих пор не вернулась. Или другой случай: малолетки, увидев на окне магнитолу, ночью влезли в квартиру, украли заодно и барсетку. Некоторые просто забывают запереть дверной замок.
     По мнению сыщика, большинство краж носит примерно такой нелепый, что ли, характер, когда жертвы преступления - его невольные соучастники. Соответственно подавляющая часть квартирных воров в небогатых районах Москвы, подобных нашему, - наркоманы. Эти много с собой не уносят: деньги, украшения, бытовую технику. Им почти все равно куда влезать. Обычно длительной подготовкой себя не утруждают. Почтовый ящик забит, на звонки нет ответа - можно вскрывать дверь.
     Куда интереснее профессиональные домушники. Одного такого успел поймать Пузырев за два месяца, что он работает в Лианозове. Вор высматривал богатую квартиру - со стеклопакетами, телевизионной "тарелкой" за окном, дорогими шторами. Наблюдал за жильцами через бинокль из дома напротив. Внимательно рассматривал дверной замок, покупал в магазине аналог, разбирал его, изучал. Потом шел на дело. Работал принципиально один, поскольку когда-то "сгорел" из-за болтливости напарника...
     Для меня как жителя Лианозово Вячеслав Пузырев - самый важный человек. Важнее любого стоящего над ним начальника. Положим, сам министр отдаст распоряжение заняться моим делом, оно, как осенний лист, начнет спускаться с уровня на уровень - в главк, в МУР, в округ... Но раскрывать преступление, совершенное против меня, все равно придется Пузыреву и десятку его оперативников. У вас, читатель, аналогичная ситуация. Именно здесь, в райотделе милиции, расположены какие-то важные датчики, помогающие понять, как сегодня раскрываются (или не раскрываются) квартирные кражи.
     "Среднего звена нет", - говорит Вячеслав Анатольевич. Стариков выгнали на пенсию. Среди оперативников большинство имеют стаж меньше трех лет, участковый, проработавший больше года на своем участке, - ветеран. Бумаги, бумаги... Горы бумаг. Спрашиваю: положим, мою квартиру опять обчистят, что, никаких шансов раскрыть преступление? Пузырев называет уже известную мне цифру: 10 процентов на успех. Спасибо за честность. "Так что, - говорит Пузырев, - лучше позаботьтесь о себе сами. Поставьте квартиру на сигнализацию. Это - почти гарантия".

Предпоследний из могикан

     Теперь поговорим о категории воров, которые в "непрестижные" квартиры редко залетают.
     Отдел по раскрытию краж в Московском уголовном розыске шестой год возглавляет Виталий Пьянов. При нынешней чехарде кадров он может считаться последним из могикан. Ну предпоследним...
     Встречи с Пьяновым я ждал дней десять. Начальник отдела находился под министерской проверкой. Власти - милицейские и городские - очень встревожены обилием и низкой раскрываемостью квартирных краж, точнее, давно находятся в состоянии постоянной встревоженности. Отсюда очередная проверка.
     Вероятно, воры не знали, что идет министерская проверка, и продолжали в прежнем духе. Как раз накануне нашей встречи с сыщиком опустошению подверглось жилище моей знакомой, проживающей в доме по Волоколамскому шоссе, на территории, подведомственной ОВД "Сокол". Тоже в выходные. У нее вынесли деньги, украшения и вообще все, годное к употреблению, подчистую. Ущерб составил 750 тысяч рублей. Все, что заработала за несколько лет, будучи юристом в успешной компании.
     "Грузинская кража, - сказал Пьянов. - Но вы как-нибудь корректнее сформулируйте".
     Корректнее трудно. Давно известно, что на квартирных кражах "бригадным методом" специализируются выходцы из Грузии. Этот "рынок" они держат практически монопольно. По оценке муровцев, в нынешнем году из девяти тысяч подобных преступлений на их счету не менее четырехсот, но эти четыре сотни по стоимости украденного, пожалуй, перевесят остальные. Наиболее опытные бригады капитально готовятся к краже. Присматривают богатую квартиру. По базе данных Центрального адресного бюро (дискету с базами ЦАБа найти не проблема) "пробивают" личность владельца. Изучают распорядок дня жильцов. Делают подходы к замку. Проникнув в жилище жертвы, стараются вынести как можно больше. Воры из Грузии редко попадаются на сбыте краденого: вскоре после удачной операции их родственники и дамы сердца, увешанные похищенными драгоценностями, садятся в поезда южного направления...
     С начала года около 40 выходцев из Грузии были задержаны практически с поличным (например, дежурными нарядами вневедомственной охраны). А дальше что? А дальше происходят вещи, которые с трудом укладываются в голове. В тюрьму отправились единицы. В нашем новом Уголовном кодексе есть замечательное требование, согласно которому с момента задержания подозреваемого до предъявления ему обвинения должно пройти не более трех часов. За это время надо успеть многое, например, доставить задержанных к дознавателю (порой на другой конец Москвы), проверить подлинность их документов, откатать "пальчики" и сверить по криминальной базе, допросить, предоставить адвоката, найти и опросить свидетелей преступления, хорошо бы также связаться с коллегами из Грузии и узнать, нет ли у них чего на задержанных (оттуда шиш с маслом получают - многие воры в суд под вымышленными именами идут). Затем - предъявить обвинение.

Откуда вещички? - Нашли на лестнице!

     Не так давно, рассказывает Виталий Пьянов, взяли четверых при попытке совершить кражу. Повезли в приемник-распределитель. Там уже родственники, адвокаты. Двоих вскоре пришлось отпустить. Третий "заболел" и... сбежал по дороге в больницу. И лишь последнего, который засветился в предыдущих кражах, удалось отправить за решетку. Когда у воров есть деньги, ушлые адвокаты, само понятие "взяли с поличным" оказывается растяжимым. Положим, милиционеры прибыли по сигналу и задержали воров выходящими из подъезда с вещами. Задержанные ни в чем не сознаются. "Откуда вещички?" - "Нашли на лестнице" - "А следы в квартире?" - "Были в доме накануне по приглашению хозяина, водку пили". И хозяин вдруг через некоторое время "вспоминает": действительно были! Дело сыплется.
     А ведь воры тоже боятся. Это нам, потерпевшим, кажется, что они спокойно и вальяжно потрошат наши квартиры. Нет. Один мой знакомый, очень богатый человек, фиксировал на скрытую видеокамеру то, что происходит перед входом в его квартиру. За полгода его пытались обворовать четыре раза. Во всех случаях работали грузинские бригады. Замки оказались ворам не по зубам. Мне довелось посмотреть некоторые эпизоды. Вот на лестничной площадке появляется "разведчик", он внимательно разглядывает дверь и замки. Затем (видимо, через несколько дней) этот человек вновь в кадре. Долго жмет на дверной звонок. По его знаку снизу проворно поднимаются подельники. Один светящимся предметом медленно обводит дверь по периметру - проверяет, подключена ли сигнализация. Теперь начинают действовать. Главный умелец склоняется над замком. Остальные суетятся вокруг него. Заметно, что все психуют. Заметив движение лифта, отпрыгивают от двери и собираются в кружок, будто встретились поговорить. Наконец умелец прекращает попытки вскрыть замок, и компания быстро исчезает...
     Странное все-таки у нас государство. С одной стороны, вроде, жесткое. Недавно у меня гостил институтский друг, обладатель характерной "кавказской наружности". Через несколько дней этого жизнерадостного человека, получившего образование в Москве, будто подменили. Боялся лишний раз из дома выйти, потому что "тормозили" его на каждом углу. Я сгорал от стыда за наше московское гостеприимство. Но, оказывается, власть наша страшна только приличным людям, испытывающим чувство неловкости, когда у них на улице проверяют документы. А профессиональным ворам, купившим справки беженцев, явную липу, никакого вреда причинить не может. Такое вот у нас сурово-беспомощное государство.
     ...Не знаю, что нового ревизоры из министерства узнали о том, как раскрываются квартирные кражи в Москве. Наверное, прозвучат суровые оценки. Только гражданам легче не станет. Раскрытие квартирной кражи начинается (извините за невольный каламбур) с вешалки - в квартире потерпевшего. Вешалкой часто и заканчивается. Оперу надо бы "отработать жилой сектор" - искать свидетелей, а тут - убийство, очередное праздничное усиление, бумаги, писанина... Квартирная кража не считается особо тяжким преступлением. Добавим особенности нашего законодательства, о которых говорилось. Не с чего повышаться раскрываемости.
     Впрочем, есть важное обстоятельство, которое не позволяет впадать в чрезмерный пессимизм. Квартирную кражу трудно раскрыть, но ее можно предупредить. И даже без особого труда. Рецепты известны. Самый важный из них: поставьте квартиру на сигнализацию. По словам сыщиков, подтверждаемым народным опытом, это является панацеей от визита непрошеных гостей.
     Укрепившись, не забывайте о бдительности. Потому что кража - не единственная опасность, угрожающая вашему дому. В него могут попытаться войти силой. Но это уже ограбление. Другая тема.

Сергей Кредов Rambler's Top100 ServiceRambler - Top100