Пир пиратов

     Правительство заявляет свое авторское право на защиту интеллектуальной собственности в России

     В подземном переходе на Пушкинской площади дама с крестиком на бюсте покупала кассету с голливудским фильмом, которого еще не видели даже в Голливуде. Покупала ворованное - то есть к воровству, несмотря на крестик, приобщалась.
     Моя ученая соседка пишет диссертацию на компьютере; ее Word, как и ее Windows - ворованные. Конечно, она заплатила за них на рынке в Митино по 85 рублей кровных и по теории чиста, как слеза. На практике и она, увы, латентная воровка.
     У нас мало кто сознает, что, одолжив свой CD-ROM коллеге или переписав музыкальный диск любимой девушке, человек занимается пиратством. Самое страшное, что это вошло в обиход каждого, от тусовщика-попсиста до профессора: воровство стало привычным и потому незаметным, безотчетным - так в Англии не замечают, что ездят поперек общепризнанных правил, по левой стороне улицы.
     Ездить только налево нас вынудили пираты. Воруя баснословные деньги у тех, кто их заработал, они вовлекли страну в противоправное левостороннее движение. И если залезть в карман соседу по трамваю решится пока не каждый, то сунуть руку в карман гению-программисту, писателю, композитору, кинорежиссеру или певице стало делом таким же обиходным, как сердцебиение, - мы его творим, того не замечая. Потому что какой дурак станет платить рубли за то, что можно купить за копейки!

Русская атака на Голливуд

     Самый дерзкий рекорд в пиратстве принадлежит России: в 1995-м боевик Кевина Костнера "Водный мир" появился на российском кассетном рынке без вступительных титров, которых еще не успели сделать, и в черновом монтаже, потому что над чистовым еще трудились в Голливуде. О невиданной лихости российских умельцев кричали газеты, предсказывали угрозу: русские идут! Они еще не знали масштаба новых атак.
     Подметки резались на ходу. Фильмы воровались из лабораторий, с монтажных столов, из служебных просмотровых залов. Снимались прямо с экрана любительской видеокамерой, и потом изумленные потребители наблюдали, как среди спилберговских динозавров вдруг являлся силуэт зрителя, которому приспичило в туалет.
     Россияне получили возможность смотреть новые картины еще до их премьеры. Нужды не было, что вместо героев по экранам блуждали их тени, говорящие гнусавым голосом халтурщика-толмача, - важен был факт: мы и тут впереди планеты всей. Это горделивое сознание пронизывало весь период утробного развития российского пиратства.
     Теперь оно вылупилось и возмужало, предлагает качественный продукт в цвете, стерео и приличном переводе; базовый принцип тот же: воруют. Легальные диски "Властелина колец" еще и не предвидятся, а пиратские продавались за неделю до московской премьеры. Законный "Гарри Поттер" добрел до прилавков только теперь, когда он уже надоел на пиратских копиях. "51-й штат", кинопрокат которого запланирован на март, уже теперь можно купить на пиратском диске. Американские мейджеры все реже говорят о возможности своего участия в русском бизнесе. России на карте мира для них как бы не стало. Приобретенный мною фильм на фирменном американском DVD имеет субтитры на языках греческом, чешском, польском, венгерском, исландском, норвежском, турецком, но не на русском. Мы по-прежнему вне мировой тележки и ковыляем своим путем. У нас законные производители с их лицензиями и принципами все в проигрыше. И поделом - не будут работать с оглядкой на закон.

Трутни уже съели весь мед

     Как рассказал "РГ" председатель Ассоциации DVD-издателей России Андрей Посадский, сегодня в стране работают, по официальным данным, 5 заводов, выпускающих лазерные видеодиски, по данным неофициальным - 8. Во всем мире такие заводы лицензируются и контролируются - у нас нет ни того, ни другого. Наши заводы расположены на территориях "режимных", что делает оперативную проверку невозможной. Вообразим: нагрянула комиссия, ей нужно срочно в цех, пока там не поменяли зеркала, с которых печатают тираж. Менять - дело долгое, требует минут сорок, и будьте спокойны, все это время комиссия просидит в проходной, пока ей оформляют пропуск. Поймать вора у нас невозможно, потому что всюду, где надо, у нас пропускная система.
     Впрочем, два завода уже вступили в ассоциацию - подтвердили свою законопослушность. Но до начала пиратского сезона еще очень далеко.
     Андрей ПОСАДСКИЙ: Эти заводы активно сотрудничают с нами, они консультируют законотворческие органы, но все это пока напрасно: нити криминального видеорынка идут достаточно высоко, чтобы все антипиратские меры захлебнулись в бумажной волоките. Наверное, любые шаги в этом направлении затрагивают интересы неких влиятельных кругов. Но пока молчит закон, круг законной видеопродукции в России сокращается, и если до нового года ситуацию не удастся переломить, то легальные производители просто свернут свою деятельность.

Кино на мыло

     Над кораблем российских пиратов реет флаг освободителей и просветителей. И ведь правда: кто первым принес в советскую зону отблески мирового кино? Пираты принесли, говорят нам наследники тех мужественных людей, что в
     50-х резали на рентгеновских пленках запретного Лещенко, а в 60-х основали "самиздат", дав массам шанс прочитать Солженицына.
     А сегодня, что бы делали без пиратов обнищавшие ученые, вынужденные покупать нужные им компьютерные программы на Горбушке? Лицензионные диски неподъемны даже для учреждений - научных, учебных, бюрократических, всем им пираты принесли дыхание прогресса. Без пиратов остановится наука и зачахнет образование, а мировое искусство снова пропадет из виду.
     Иными словами, пиратство у нас имеет мощную социальную и психологическую базу. Эту особую роль пиратов в России всегда подчеркивают защитники криминального бизнеса, доказывая, что не настали еще те золотые времена, когда честность и законность станут российскому человеку по карману. Как говорится, не до жиру.
     Но ведь и живу, если вдуматься, на этом пути не быть!
     Пираты распродают за бесценок коллекцию "Мосфильма" - нашу киноклассику, ни копейки не вкладывая в кинопроизводство. Продают и новейшие наши фильмы, ни копейки не отчисляя авторам - тем, кто все придумал, срежиссировал, сыграл и снял. Люди кино остаются без оплаты своего труда, композиторы бесплатно пишут музыку, певцы эти песни дарят нам просто так - полный коммунизм. И только пираты жируют и пляшут свою пляску на костях нашего искусства.
     В результате певцы и композиторы уезжают туда, где работает закон. Режиссеры снимают не кино, а телерекламу. Артисты рекламируют "Хагес". Кинопроизводство на грани выживания-вымирания. Закона, который все это мог бы защитить, как Германа, все нет. А полночь близится: заниматься искусствами и науками, изобретениями и вообще прогрессом в новых условиях стало невыгодно.
     Заграничное кино к нам уже не спешит: фирмы хотят гарантий, которых им не может дать никто. В мае Ассоциация кинопроизводителей США (МРА) снова подняла вопрос о пиратстве, впрямую связывая его с возможностью вхождения России в ВТО. Это ключевой вопрос для нашего партнерства, заявил председатель МРА Джек Валенти. "У России долгая и славная история кинопроизводства. Ее фильмы продолжают получать призы на мировых фестивалях, но не получают мирового проката. Эти фильмы представляют собой серьезный экспортный потенциал России, и она может подтвердить свое лидерство, урегулировав свои позиции в легальной торговле".
     Российское пиратство стало головной болью для многих стран: оно раскинуло сеть на полземли. Только из карманов американских производителей оно вынимает более миллиарда долларов в год. Нас начинают сторониться, как чумных, и если не принять мер, со стороны цивилизованного бизнеса России грозит бойкот.
     А наше государство, которое бдительно следит за налоговыми поступлениями, отчего-то легко мирится с тем, что огромные налоговые взносы уплывают мимо - в чьи-то карманы. На русском сайте компании "Майкрософт" можно найти примеры "кар", которые обрушены на головы воров: даже пойманные за руку, они отделываются полугодом условного заключения, а причинив ущерб на миллионы долларов, платят 10 тысяч рублей штрафа. Дальше - хуже. Как рассказал руководитель Российской антипиратской организации Константин Земченков, с конца августа начал действовать новый УПК, после чего большинство дел по пиратам стали закрывать... за недостаточностью улик или отсутствием состава преступления. Прокуратуры стали бояться выносить дело в суды, и за минувшие два месяца возникло уже до 60 "отказных" дел.

Ужин с мухомором

     Есть у пиратской деятельности дальнее эхо, которое мало кто учитывает, хотя самые катастрофические для страны процессы начинаются здесь.
     Основанное на воровской морали, пиратство эту мораль утверждает в общественном сознании как норму - с каждой проданной кассетой, каждым музыкальным или компьютерным диском. И оказывается, что постыдное и преступное при большом хотении или важных резонах становится дозволенным.
     Смышленость пиратов вызывает понимание у не менее смышленых потребителей: мол, законность для России пока непозволительная роскошь. Получилась поразительная картина: власти говорят о законности и даже ее внедряют в обиход, а обыватель этому упрямо противится. Закон как бы есть, но его нет, потому что исполнять его не приходит в голову даже тем, кто к нему приставлен. Пиратские кассеты и диски в самом центре Москвы под бдительным оком милиции, свободная продажа талонов ГАИ о мнимом техосмотре и дипломов о высшем образовании - все это звенья одной цепи, проявления некой новой ментальности, которая лелеется как завоевание свободы. Трудно представить себе нормальную страну, издающую периодику для взломщиков - а чем иным может быть издание под титулом "Хакер"? Каким законам чести могут научить журналы с двусмысленными названиями "Русский фокус" для бизнесменов и "Двойной расчет" для бухгалтеров? Все толкуют о законе и цивилизации, но учреждения работают на ворованных софтах, а граждане смотрят ворованные фильмы, играют в ворованные игры и слушают ворованную музыку. И чем дальше, тем больше торжествует эта двойная бухгалтерия и двойная мораль. Мы и не заметили, как рядом с российским триколором над нашим сообществом взвился веселый Роджер.
     Теперь вопрос: кто же в деловом мире будет иметь дело со страной, где нельзя верить ни диплому, ни подписи, ни слову чести? Кто рискнет вкладывать в ее развитие свои деньги? Кто продаст жуликам технологии? Мы уже вполне реально рискуем снова оказаться в изоляции - на этот раз по причинам не идеологическим, а моральным. Потому что вышедшее у нас из моды слово "мораль" по-прежнему обозначает основу всех человеческих отношений. И честь по-прежнему выше неправедного богатства - не из ханжества, а из чувства самосохранения.
     Так что наш уютный домашний просмотр купленной на Пушке тряпичной копии - это ужин с мухоморами на закуску. Под пиратским флагом мы мчимся назад в дикость. И это, возможно, самое печальное, что может с нами произойти: грибы травят не сразу, а помаленьку. Но насмерть. Если все люди в стране стоят, мертвой хваткой вцепившись в карман ближнего, как такая страна сдвинется с мертвой точки?

     Павел СТЕПАНОВ, начальник правового управления Министерства по делам печати:
     Для пиратства, к сожалению, существуют социальные условия: многим уровень жизни не позволяет покупать лицензионный продукт. Пираты же предлагают товар более дешевый, а иногда и более качественный: они не платят налогов, у них меньше расходов и они позволяют себе больше средств вкладывать в развитие производства.
     Вторая проблема - легкость, с какой пираты могут достать исходные материалы. И это вопрос не только защиты прав производителей, но и международной координации действий. Деятельность пиратов, даже когда она носит откровенно криминальный характер, зачастую не рассматривается правоохранительными органами как их очередная задача. Это легко понять: есть множество более неотложных проблем: борьба с терроризмом, убийствами и пр. До пиратов просто не доходят руки. Нужно приложить множество усилий, чтобы поймать пирата, а максимум, что ему дадут, - это три-пять лет, да и то, как правило, условно. Самое удачное в этом смысле дело слушалось недавно в Ростове-на-Дону: двум пиратам был вынесен приговор, но это редчайший случай. Причем три года тюрьмы пираты получили, разумеется, условно.
     Выходит, что, с одной стороны, мы имеем неплохое законодательство, с другой - реализация закона на практике встречает серьезные трудности. В результате пиратский бизнес в России процветает и грозит окончательно уничтожить бизнес легальный. Пути решения проблемы - необходимость ужесточить антипиратские действия, скоординировать действия правоохранительных органов и продумать возможность реализации положений Закона об авторском праве.
     Я вижу определенный прогресс в том, что проблемой заинтересовались высшие структуры страны, включая Президента, который дал Правительству и Министерству по делам печати задание разобраться с ситуацией в области авторских и смежных прав. 3 октября пройдет заседание Правительства, впервые за всю историю отрасли посвященное этому вопросу, и я надеюсь, что оно даст результаты.

     Владимир МАТЕЦКИЙ, композитор, президент Российского авторского общества:
     - Я только что вернулся из Лондона с конгресса СИЗАК - организации, объединяющей авторско-правовые общества стран мира. Происходит технологический прорыв, связанный с развитием Интернета и появлением новых носителей информации, вопросы охраны интеллектуальной собственности становятся актуальными. Если раньше информацией мы обменивались в основном путем покупки конкретных носителей - видеокассет, компакт-дисков, то теперь большое количество информации приходит через Интернет, и это затрудняет охрану интеллектуальной собственности. Проблема пиратства существует во многих странах мира. В одном из докладов рассказывалось о технологических новинках в области борьбы с ним. Например, разработана технология, позволяющая помечать фонограммы: по специальной картотеке можно определить, кому музыка принадлежит. Такие системы позволяют идентифицировать интеллектуальный продукт.
     Все это актуально для России, где участились случаи нарушения авторских прав, но активизировалась и юридическая служба Российского авторского общества. Все чаще по искам принимаются положительные для авторов судебные решения - появилась определенная доля оптимизма. Но, к сожалению, бывают ситуации, когда компании-ответчики самоликвидируются и найти виноватых бывает трудно. В последнее время вопросами охраны интеллектуальной собственности озаботились на самом высоком уровне, поскольку без упорядочения этих проблем Россия не сможет стать полноправным членом Европейского союза. Креативность нации - важный ее показатель. Охрана креативности, то есть обеспечение возможности работать, придумывать новое, разрабатывать свежие идеи, писать музыку, пьесы и т.д., является характеристикой эффективности и цивилизованности государства. В ближайшее время готовится введение федеральной марки, которая будет наклеиваться на CD, аудио- и видеокассеты, DVD. Конечно, эта мера всех проблем не решит, но будет способствовать наведению порядка.

Живой вес культуры

     94 процента компьютерных программ на российском рынке - пиратские. Мы их покупаем за 90 рублей вместо 400 долларов, которых они реально стоят.
     По заключению российских экспертов, пиратский рынок выстреливает от 80 до 90% аудиовизуальной продукции - видеокассет, DVD и музыкальных CD.
     По данным компании "Юниверсал мюзик интернешнл", 18 фабрик, выпускающих в России ворованные СD, дают пиратам 240 млн. долларов прибыли в год, что по размаху криминального бизнеса выводит Россию на второе место после Китая.
     Если легальных кассет с записями фильмов в России выпускается 19 млн. в год, то кассет контрафактных - 95 млн. В абсолютном большинстве городов России легальная видеопродукция отсутствует вовсе - там царствуют пираты.
     Быстро растет рынок DVD, и уже замечен случай, когда некий юнец предлагал купить видеодиски на вес: торговал партиями в 1, 3 и 5 кг искусства оптом, из расчета по 3 зеленых за культурную единицу. Увы, это не курьез, а прогноз.

Валерий Кичин

Украсть - легко. Защитить - невозможно

     Очень хорошо, что газета решилась поднять этот больной вопрос. Пиратство разъедает киноиндустрию и не дает ей возможности подняться, потому что подрывает возвратный механизм вложенных средств. Положение ухудшилось с появлением DVD - диски обеспечивают приличное качество, а затрат требуют минимальных.
     Решить проблему можно одним способом: судить нужно не только производителей, но главным образом тех, кто продает пиратскую продукцию. Привлеките к ответственности владельцев ларька, торгующего пиратскими копиями, и они перестанут их продавать. Сажать нужно! Причем не условно, а самым натуральным образом - в тюрьму. Как за любое преступление.
     Немыслимо даже вообразить, какие деньги теряет "Мосфильм". А государство! Сотни миллионов долларов уходят в теневую экономику. Пираты действуют не только на территории России. Израиль в этом смысле - черная дыра! Там пользуются стопроцентно пиратским продуктом. Я уже не говорю о Штатах и других странах, где живут наши эмигранты. Это масштабы гигантские, исчисляемые в миллиардах долларов.
     При современном уровне техники украсть фильм не проблема, а защитить его пока невозможно. Мои картины появлялись в продаже еще до их премьеры. Но закон не работает: в прошлом году было 170 процессов по делу о пиратах, но только двое осуждены, причем условно.
     Это катастрофа. А власти бездействуют, хотя деньги, которые должны поступать в казну, питают теневую экономику и коррупцию всех ветвей власти, включая Думу, Законодательное собрание, МВД и силовые органы. Поэтому у нас не хотят принимать на этот счет никаких законов и любые предложения уходят в песок. Хотя вопрос уже касается национальной безопасности: разъеденные пиратами, грозят рухнуть целые отрасли нашей индустрии.

Карен Шахназаров
генеральный директор "МОСФИЛЬМА",
кинорежиссер
Rambler's Top100 ServiceRambler - Top100