Ночь перед третьей мировой

За что советские подводники получили благодарность от президента США Кеннеди и выговор на Совете обороны СССР

     Сорок лет назад в США впервые после Второй мировой войны объявили мобилизацию резервистов: в сентябре 1962 года под ружье встали 150 тысяч призванных из запаса морских пехотинцев, танкистов, авиаторов, ракетчиков, моряков. Поводом для столь решительных действий послужил аэрофотоснимок, сделанный разведывательным самолетом U-2, пролетевшим над Кубой на предельно низкой высоте. На фотоснимке были явственно видны позиции ракетных батарей. Это были советские ракетные комплексы Р-12, способные наносить ядерные удары, перелетая с континента на континент.

Секретное слово Сталина - "Анадырь"

     Президент США Джон Кеннеди был настолько ошеломлен, что отказывался верить фотоснимкам. Тогда ему предложили рассмотреть их через сильное увеличительное стекло (позже историки назовут его "лупой Шерлока Холмса"). Конфигурация ракетных позиций в районе Сан-Кристобаль выдавала "почерк" советских специалистов. Более того, президенту доложили, что в сторону Кубы движутся советские лесовозы с невероятно малой осадкой для судов, перевозящих бревна. Судя по результатам фоторазведки, они идут с объемными, но легкими грузами. Это ракеты. Кеннеди заметался по кабинету: "Этого не может быть. Никита обещал мне этого не делать! Он же поклялся, что этого не будет!"
     Но это был ответный ход на размещение американских ракет в Турции, чье подлетное время к Киеву, Москве, Ленинграду измерялось считанными минутами. Теперь вполне соотносимым становилось подлетное время и советских ракет к Нью-Йорку, Лос-Анджелесу, Сан-Франциско...
     "Всего было переброшено на Кубу около 42 тысяч человек, - свидетельствует известный военный историк контр-адмирал Георгий Костев, - и главное - ядерные боезаряды к 36 баллистическим ракетам Р-12... Для полка морской авиации Ил-28 было завезено 6 ядерных бомб. Кроме того, завезли тактическое ядерное оружие. А всего на Кубу из СССР морем было доставлено 164 ядерных боезаряда".
     Судьба человечества повисла на надорванном волоске. К берегам Кубы, не имевшей флота, Америка направила великую армаду из 183 кораблей - авианосцев, крейсеров, эсминцев... Советское руководство двинуло на прорыв глухой морской блокады вокруг Острова свободы четыре дизельные подводные лодки, каждая из которых несла по торпеде с ядерным зарядным отделением.
     Так началась операция "Анадырь", чье название придумал еще Сталин для другой боевой акции - на Чукотке. А пока из штормовой осенней Арктики в сторону жаркого Карибского моря двигались четыре советские подводные лодки: Б-4, Б-36, Б-130 и Б-59. Их командиры не были посвящены в планы кремлевских политиков, они знали только одно: конечный пункт похода - кубинский порт Мариель, где будет основана советская военно-морская база. Все они были готовы к тому, что в любой момент мог прийти приказ из Москвы на применение торпед с ядерными боеголовками.
     Из мемуаров Н.С. Хрущева: "В разгар кубинского кризиса Фидель Кастро предложил нанести превентивный удар по Соединенным Штатам, дабы предотвратить уничтожение американцами советских ядерных ракет, установленных на Кубе. Мои товарищи по руководству и я поняли, что наш друг Фидель совершенно не представляет, для чего мы поставили ракеты. Мы поставили их не для того, чтобы совершать нападение на Соединенные Штаты, а для того, чтобы не допустить нападения Соединенных Штатов на Кубу... Позже, когда я принимал Кастро в Советском Союзе, я сказал ему: "Ты хотел начать войну с Америкой. Если бы война началась, мы как-нибудь выжили бы, но Куба наверняка бы существовать перестала..."

Тыквы от Рюрика

     За всю историю войн на море ни одна субмарина не подвергалась столь массированному воздействию противолодочных сил, как четыре подлодки, которые были брошены против морской блокады. На каждую советскую подлодку приходилось по одному авианосцу (40 самолетов и вертолетов) и свыше 50 кораблей, оснащенных изощренной поисковой электроникой. Дизельная подводная лодка рано или поздно вынуждена всплывать, чтобы пополнять запасы воздуха и электроэнергии. На таких всплытиях их и подлавливали американские корабли, заключая в тесную "коробочку" конвоя. И только подводная лодка Б-4, которой командовал капитан 1 ранга Рюрик Кетов, поставила мировой рекорд неуловимости для дизельных субмарин. За полтора месяца "королевской охоты" его так и не смогли "поднять". Имя этого уникального подводника по идее должно быть известно каждому курсанту-моряку. Но Рюрика Александровича Кетова знают разве что питерские огородники, поскольку отставной капитан 1 ранга выращивает на своем дачном участке замечательно большие тыквы. Мы сидим с Кетовым в его питерской квартирке, и Рюрик Александрович, ласково поглаживая бок очередной супертыквы, рассказывает:
     - Может быть, и не пришлось бы вообще ни от кого отрываться, но подставило собственное начальство. У них в Москве в три часа ночи темно. И когда назначали нам время подвсплытия на сеанс связи, полагали, что и у нас, в Западном полушарии, тоже темно. А у нас - самый разгар дня, нас видно с любого самолета, как рыбку в аквариуме. А самолетов в небе, как комаров в тайге - перископа не высунешь. За 15 минут до всплытия на сеанс связи радиометрист докладывает: "Товарищ командир, сигналы самолетной РЛС. Сигнал опасный!"
     Раз опасный - значит, над головой висит. Приказываю: "Боцман, ныряй на глубину 80 метров!"
     А флагманский связист протестует: сейчас по плану сборный сеанс связи с Москвой. У него свои резоны (взгреют за нарушение дисциплины радиосвязи), а у меня свои - потеряем скрытность. Пошел связист докладывать комбригу. Тот - всплывать. Подвсплыли под перископ - американский самолет. И полетели бомбы. Короче, взяли нас крепко, не вырвешься. Что делать? А накануне радиоразведчик перехватил приказание Кеннеди своему флоту - выгнать русских подводников за 60-й меридиан. Ну я и сделал вид, что ухожу за "рубеж выдворения". Лег на курс 90, на чистый ост - и полный вперед. А самолеты за нами, и через каждые 15 минут сбрасывали серии акустических бомб. Определяют, куда мы движемся. Как куда? Конечно же, на выход из горячего района. Они успокоились, и промежутки между сериями выросли до 30 минут. Вот тут-то я и решил оторваться. Сразу же после очередной контрольной "бомбежки" резко меняю курс и три мотора полный вперед. Однако полного хода не выжать, аккумуляторные батареи подсели. До тропической ночи дотянул на "самом малом". Всплыли. Самолеты, судя по разрывам бомб, ищут нас на выходе из района, а мы в Багамском море бьем зарядку батарей. Так и ушли неподнятыми.
     Потом, когда все закончилось, Джон Кеннеди, сам бывший флотский офицер, в полной мере оценил, каково пришлось в Саргассах русским подводникам. Он передал им, в том числе и Кетову, радиопослание: "Благодарю за совместную боевую работу, за взаимопонимание, выдержку и мужество..." Хрущев не был флотским офицером, и потому командиры подводных лодок, ходивших под Кубу, предстали на ковре военного совета Страны Советов. Им пришлось выдержать натиск разгневанных маршалов - почему всплывали? Впрочем, Рюрику Кетову досталось меньше всех. Он-то не всплыл...
     26 октября Хрущев предложил вывести ракеты с Кубы, если США сделают то же самое с ракетами, размещенными в Турции, и возьмут обязательство не вторгаться на Кубу.
     Английский историк Нейл Грант: "В ответ США потребовали приостановить работы по сооружению стартовых площадок на Кубе еще до начала каких-либо переговоров. Два дня спустя Хрущев пошел на уступки, согласившись вывезти ракеты и демонтировать стартовые установки... В частном порядке администрация США согласилась с советским требованием о выводе ракет с расположенных в Турции баз".
     Так бескровно был развязан "ракетный кризис". Впрочем, кровь одного человека все же пролилась, это была кровь президента Кеннеди. Ровно через год он был убит в Далласе пулей снайпера. Еще через год был снят с должности и отправлен в отставку Никита Хрущев. Кто-то не смог им простить то ли того, что они поставили мир на грань катастрофы, то ли того, что удержали его от провала в бездну.
     Быть может, единственным коммунистом, кто заступился за опального генсека, был командир Б-4 Рюрик Кетов. В октябре 1964 года коммунистов учебного атомного центра в Обнинске собрали, чтобы те одобрили решение ЦК КПСС о снятии Хрущева. Кетов поднялся и сказал: "А чего это я должен одобрять? Я не знаю, что конкретно ему ставится в вину.
     Из первых лиц Карибского кризиса в живых остались ныне разве что кубинский лидер Фидель Кастро да тогдашний министр обороны США Роберт Макнамара. 85-летний Макнамара посетил в прошлом году Москву для участия в научной конференции. Были приглашены на нее и командиры подводных лодок во главе со своим флагманом Виталием Агафоновым - Алексей Дубивко, Николай Шумков и Рюрик Кетов. Автор этих строк представил их бывшему министру США.
     - Господин Макнамара, это те подводники, за которыми охотились ваши моряки сорок лет назад...
     Представительный старец крепко пожал им руки. Не забыл о них и Фидель Кастро - пригласил всех четверых на Кубу, ни у кого из великолепной четверки не оказалось заграничных паспортов. Бывший командующий Северным флотом адмирал, а ныне сенатор Вячеслав Попов пригласил героев Саргассова моря в Совет Федерации, где Сергей Миронов дал в их честь обед с весьма подходящей к случаю чаркой.

Николай Черкашин Rambler's Top100 ServiceRambler - Top100