Вашингтонские игры

В которые России играть не стоит

     Трагические события в Москве несколько потеснили полемику о ситуации, складывающейся ныне вокруг Ирака и Грузии. Между тем она, эта ситуация, заслуживает тщательного рассмотрения. Но, разумеется, с учетом контекста, в котором происходят подготовка военной операции США против Ирака и обострение российско-грузинских отношений. На мой взгляд, и то и другое - это лишь локальные этапы становления и укрепления однополярной американоцентричной системы мира.
     Утверждение такого одностороннего подхода к решению мировых проблем содержится в новой стратегической доктрине США, предусматривающей возможность нанесения превентивных ударов. Ни о какой симметрии относительно возможности применения превентивных ударов, ни о каком допущении аналогичной возможности для других стран в условиях однополярного мира речь не идет. Потому ни о каких-либо параллелях между американскими угрозами в адрес Ирака и возможными превентивными действиями российских войск против чеченских террористов в Грузии даже заикаться нельзя. Американская операция в Ираке и российская в Грузии - абсолютно несимметричные явления, совершенно разного порядка.
     Реальная задача американской операции в Ираке состоит в тестировании мощи нового однополярного мира. Это не решающее столкновение, не момент истины, а всего лишь один из этапов в укреплении этой модели. На примере Ирака американцы намерены провести своего рода психологический тест на реакцию Европы, Азии, России, арабского мира для того, чтобы выяснить, где именно, на каком конкретном этапе находятся США как строители однополярного мира.
     Здесь для США особенно важно не столько проверить, до какой степени им будут сопротивляться (понятно, что никто всерьез американской инициативе по нападению на Ирак сопротивляться не будет), сколько определить, какую цену за это невмешательство, за это "сообщничество", за это молчаливое попустительство запросят те или иные силы. По большому счету ничья позиция, ни стран - членов ООН, ни Совета Безопасности ООН, ни России, ни азиатов, Америку всерьез не интересует.
     Мощь США крепнет, и они ищут этому знаковых подтверждений и символических доказательств, выбирая себе одну из жертв для демонстрации роста своего могущества. Россия же, напротив, утрачивает статус геополитического субъекта - и в глобальном смысле, и даже в региональном. Ничего особенно эффективного в отношении Грузии она продемонстрировать не может, никакой продуманной геополитической стратегии у нее в этом вопросе нет. Попытка связать между собой ситуации вокруг Ирака и Грузии говорит о каком-то странном невежестве относительно основных реальных геополитических процессов, протекающих в современном мире.
     Россия ничего не добьется началом военной операции против чеченских боевиков в Панкиси. Она не решит этим чеченской проблемы, как она пока не способна решить ее на собственной территории, виной чему вовсе не Панкисское ущелье. Более того, военное выступление в Грузии только отдалит возможность интеграции и усилит трения в рамках самого СНГ, сыграв на руку тем силам, которые препятствуют развитию реального, а не назывного евразийства.
     А в геополитическом контексте это как раз на руку Соединенным Штатам, которые, выстраивая ярко выраженный однополярный мир, заинтересованы не только в снижении российского влияния в Грузии, но и в срыве любых интеграционных процессов на пространстве СНГ, во втягивании России в некий безысходно-тупиковый конфликт на своей пограничной территории.
     Иными словами, нынешнее грозное бряцание оружием и угрозы режиму Шеварднадзе являются по сути действиями, противоречащими национальным интересам России, поскольку единственные стратегические перспективы для укрепления геополитического статуса Российской Федерации в современном мире связаны с возможностью появления стратегического блока, способного стать реальной основой многополярного мира или - при определенных условиях - новой двуполярности. Но именно такого развития событий и стремятся любой ценой не допустить Соединенные Штаты Америки.
     Исходя из геополитической оценки, России следует воздержаться от эскалации обострения отношений с православной Грузией, которая представляет собой реальность, вполне лояльную России в цивилизационном и стратегическом планах. Необходимо также искать более серьезной геополитической поддержки в иракской проблеме в лице потенциальных субъектов мировой политики, в частности, Европы, Азии, арабского мира, других стран, заинтересованных в определенном ослаблении американской гегемонии и однополярного мира.
     С учетом самой логики построения однополярного мира любое следование в русле американской политики будет неизбежно ориентировано на ослабление международной роли России и подрыв ее геополитической субъектности. При сравнении двух назревающих конфликтных ситуаций в Ираке и Грузии мы видим, что они не уравновешивают друг друга, но, напротив, являются однопорядковыми, взаимно дополняют друг друга в пользу единого геополитического субъекта - США - ради достижения единой стратегической цели - однополярности.
     Если говорить о прогнозах, то военная операция Вашингтона в Ираке скорее всего начнется и относительно быстро приведет к победе США. Ничего позитивного России за поддержку этой военной акции выторговать не удастся, так же как не удавалось на предыдущих этапах: мы будем торговаться, нам что-то пообещают, мы не получим даже этого, что в масштабах международной политики можно считать "демпинговыми ценами".
     Что касается Грузии, то скорее всего российско-грузинского военного конфликта все же не будет. В очередной раз все ограничится резкими заявлениями, за которыми не последует реальных шагов. Если же, паче чаяния, какие-то реальные действия, к примеру, введение российских войск на территорию Панкисского ущелья, все-таки последуют, то это уж точно никак не приведет к дестабилизации режима Шеварднадзе, скорее напротив, поспособствует его усилению. Все это никак не отвечает ни стратегическим, ни военным, ни политическим интересам России, тем более, если Россия на деле собирается последовательно проводить политику интеграции с Грузией (шире, в пространстве СНГ) и видеть во главе этого государства более лояльного к России политика.
     В этом случае действовать надо совершенно другими методами. Пока что другие, вполне мирные средства по изменению российско-грузинских отношений в позитивную сторону отнюдь не исчерпаны. Более того, мы пока еще и не приступали к серьезной проработке этой темы.
     Следует также учитывать: если военная операция России в Панкисском ущелье все же начнется, более чем вероятно, что Америка изменит свое нынешнее отношение к этому повороту событий с нейтрально-благожелательного на резко отрицательное, а это в свою очередь только усугубит и без того не очень приятную для нас ситуацию.
     В обоих случаях - и если рассчитывать на альянс с Западом, что само по себе противоречиво, и если искать способы устройства собственной многополярной евразийской геополитической модели - развитие событий в Грузии по военному сценарию будет отрицательным.

Александр Дугин
председатель Фонда "Центра
геополитических экспертиз"
Rambler's Top100 ServiceRambler - Top100