40 лет как Один день Ивана Денисовича

Именно с этой книги началось постепенное исчезновение архипелага ГУЛАГ

     Публикация "Одного дня Ивана Денисовича" - явление для жизни и судьбы Советского Союза знаковое. Впервые появился мощный литературный рассказ о самой запретной теме "режимной страны социализма" - лагерях.
     В самом деле, главный редактор "Нового мира" Александр Твардовский сумел убедить членов своей редколлегии в необходимости публикации и вопреки сопротивлению "литературоведов в штатском" довел текст до глаз Хрущева, а тот в свою очередь настоял на том, чтобы Политбюро ЦК КПСС приняло решение о публикации рассказа. "...Верная догадка-предчувствие у меня в том и была, - писал Александр Солженицын впоследствии, - к этому мужику Ивану Денисовичу не могут остаться равнодушным верхний мужик Александр Твардовский и верховой мужик Никита Хрущев. Так и сбылось: даже не поэзия и даже не политика решили судьбу моего рассказа, а вот эта его доконная мужицкая суть, столько у нас осмеянная, потоптанная и охаянная с Великого Перелома, да и поранее".
     Наш разговор - с женой и помощницей нобелевского лауреата - Наталией СОЛЖЕНИЦЫНОЙ.

     - Наталия Дмитриевна, реальный Иван Денисович Шухов существовал в жизни?

     - С Шуховым, героем "Одного дня Ивана Денисовича", Александр Исаевич сохраняет постоянную душевную связь, хотя точно такого зека в жизни не было: фамилия и внешний вид взяты от пожилого солдата из батареи, которой командовал Солженицын на войне. У солдата Шухова судьба была, к счастью, совсем другая - он никогда не был арестован и никогда не сидел. Несомненно, что связь с этим первым произведением проходит через всю жизнь не только Александра Исаевича, но и многих читателей Солженицына. После публикации "Ивана Денисовича" у многих простых людей образ Шухова и Солженицына сливались. Александр Исаевич получил в свое время немало писем, которые так и начинались: "Здравствуйте, дорогой Иван Денисович..." Хотя, сами понимаете, разница между автором и героем большая...

     - Для вашей семьи "Иван Денисович" стоит в одном ряду с тем, что написал Солженицын, или выделяется?

     - За себя могу сказать: конечно, выделяется. Я ведь тоже, как и миллионы людей, узнала Солженицына через эту повесть - и ахнула. Потом были напечатаны еще четыре рассказа его в том же "Новом мире" - и все, отрезали. Мы все жадно ловили в самиздате каждую новую страницу Солженицына, упивались романом "В круге первом", "Раковым корпусом", но любовь и благодарность к "Ивану Денисовичу" не затмевались. Права Мариэтта Чудакова, сказавшая об "Иване Денисовиче", уже в перестройку, на одном из первых вечеров, посвященных Солженицыну (мы еще были в Вермонте, нам еще и гражданства тогда не вернули): "Эта вещь сработана на века..." Именно "Иван Денисович" - и вслед за ним "Матрена" сделали Солженицына народным писателем.
     Что касается наших мальчиков, то для них, сколько я помню, "Один день" был первым произведением отца, которое они прочитали сами. Вот "Матренин двор" им прочитал вслух отец. А "Ивана Денисовича" они читали самостоятельно - лет в десять, в двенадцать. Читать они начали рано, читали много.

     - Вам доводилось слышать "Ивана Денисовича" в исполнении автора?

     - Да! И существуют даже две записи "Ивана Денисовича" в авторском чтении. Надо сказать, Александр Исаевич читает очень хорошо: ведь он - несбывшийся артист и в свое время поступал в студию Завадского, когда того сослали в Ростов. Завадский его принял, но все же Солженицына отклонили по слабости голосовых связок. А то - кто знает? - мы могли бы потерять писателя. Так вот, Александр Исаевич - хороший чтец. В 1982 году, к двадцатилетию выхода повести его первый раз попросили записать целиком "Ивана Денисовича" для Би-би-си. Эту запись Би-би-си передавала на Советский Союз и затем выпустила на кассетах. Второй раз повесть была записана два года назад: мы тогда предприняли - у себя дома, но на современном оборудовании - запись многих малых произведений Александра Исаевича в его чтении. Запись получилась замечательная и очень высокого качества. Я счастлива, что мы это сделали. Надеюсь, когда дойдут руки, мы издадим эти записи и все желающие смогут их услышать. Пока же не хватает времени: идет работа над книгами.

     - Страницы "Бодался теленок с дубом", посвященные истории "Ивана Денисовича", читаются как остросюжетный психологический роман с конфликтами и героями - политиками и писателями, снабжены более поздними добавлениями. Появляются ли новые материалы, связанные с историей публикации повести?

     - Существенно новое нам неизвестно, хотя за прошедшие годы появилось много параллельных воспоминаний, среди них - членов редколлегии "Нового мира", где был опубликован "Иван Денисович". Сейчас в "Знамени" печатаются исключительно интересные дневниковые записи Твардовского.

     - У Александра Исаевича отношение к Твардовскому было неоднозначным, судя по тому же "Теленку"...

     - Вы совершенно ошибаетесь. У Солженицына отношение к Александру Трифоновичу всегда было вполне однозначно. Другое дело, что Твардовский был человеком сложным, эта сложность усиливалась временем, которое его ломало, и обстоятельствами, иногда непосильными. Но Александр Исаевич всегда любил Александра Трифоновича. В "Теленке" дан взволнованный и живой портрет Твардовского, а упреки, что каких-то его слабостей Солженицын не скрыл, безосновательны, с ними Твардовский более живой, чем без них. Лучшего портрета пока никто не написал, по-моему.

     - Каково сейчас отношение Александра Исаевича к Хрущеву, который сыграл важнейшую роль в публикации "Ивана Денисовича"?

     - Если говорить о роли Хрущева в печатании "Ивана Денисовича", то оценка эта не изменилась. Не знаю, чья заслуга, личной ли воли Хрущева или Хрущевым двигал кто-то высший, но, бесспорно, без него ни в коем случае такая вещь в Советском Союзе не могла бы появиться. А по общему признанию, именно с "Ивана Денисовича" начались глубинные изменения в жизни страны. Что касается роли его в жизни страны, то тут Александр Исаевич и раньше относился к Хрущеву как к недостаточно серьезному человеку, который многое мог бы сделать, но не сделал. В то же время человек Хрущев был живой, и уж за что ему можно точно поклониться, так это за то, что он распустил лагеря. Сажали при Ленине, сажали при Сталине, сажали при ком угодно, но именно Хрущев лагеря распустил и выпустил на волю миллионы неповинных людей. Это перевешивает то дурное и нелепое, что он сделал.

     - Принято считать, что в 1962 году как раз месяц с момента публикации "Ивана Денисовича" и до выставки в Манеже, на которой Хрущев познакомился с работами художников-нонконформистов, стал временем либерализма в России.

     - Момент публикации "Ивана Денисовича" открыл новую эпоху, ее можно называть "эпохой либерализма", можно называть "оттепелью". Но считать, что эпоха эта кончилась через месяц, неверно. Ведь ясно, что, когда Хрущев попытался откатить назад и стучать кулаком на художников, это дело было обреченное. Тогда это могло казаться новым "оледенением", чем-то страшным, но теперь, на расстоянии, видно, что с "Иваном Денисовичем" лед тронулся и возвращение назад было безнадежным. Даже длительный брежневский период, "застой", который сейчас некоторые поминают с удовольствием, был лишь притормаживанием.

     - Как обстоят дела с изданием "Одного дня Ивана Денисовича" в последние годы?

     - С "Иваном Денисовичем" и "Матрениным двором" издательские дела обстоят хорошо главным образом потому, что эти две вещи вошли в школьную программу. Поэтому их много публикуют - и отдельными книжками, и в школьных хрестоматиях, и во "взрослых" антологиях малой прозы. Вот в самое последнее время вышло два издания "Ивана Денисовича" для школьников - с предисловием и комментариями Людмилы Сараскиной.
     Так уж бог уладил, что "Иван Денисович" был впервые опубликован в Советском Союзе. Важность этого нельзя переоценить. Публикация повести у нас на родине имела глобальное значение: вся мировая пресса находилась в то время в руках не то что левой, а почти радикальной интеллигенции и в случае публикации "Ивана Денисовича" за рубежом просто не поверила бы этой страшной правде. Именно с "Ивана Денисовича" начался процесс, который сдвинул Европу и весь мир с позиций симпатий к коммунизму. Хотя, бесспорно, главная заслуга здесь принадлежит "Архипелагу ГУЛАГу".

     - У многих осталась на памяти встреча Президента Путина с Александром Исаевичем. Поддерживаются ли сейчас контакты Владимира Путина и Александра Солженицына?

     - Регулярных звонков нет.

     - Как здоровье Александра Исаевича, над чем ему работается?

     - Здоровьем нельзя особенно похвастаться, но и жаловаться тоже не приходится, поскольку Александр Исаевич все время говорит, что никогда не думал дожить до такого возраста. Состояние здоровья у него стабильное, он много работает, хотя в последнее время ему стало трудно ходить: сказывается старая лагерная травма - работая в литейке, он поднимал огромные тяжести... Но все трудности пожилых лет Александр Исаевич принимает очень смиренно, считая, что в жизни и так ему отпущено больше, чем он надеялся. А пока у него много планов - завершить начатые произведения. Работы всегда много, не помню, чтобы было иначе. И сыновья, хотя и совсем в других профессиях, тоже неуемно работают.

     - Собираются сыновья вместе дома?

     - Постоянно живет и работает в России старший Ермолай. Он женился на русской девушке и подарил нам двух внуков - Катерину и Ивана Ермолаевичей. Они растут рядом с нами, что нас очень радует. Младший наш сын Степан тоже собирается перебраться в Россию, правда, он должен найти соответствующую работу, а его профессия пока здесь мало востребована. Средний сын Игнат связан с оркестром в Филадельфии, он много путешествует с гастролями по Западу: музыканты - граждане мира. Но как минимум два раза в год Степан и Игнат приезжают домой.

     - От имени читателей "Российской газеты" мы поздравляем вас с издательским юбилеем "Ивана Денисовича", передайте Александру Исаевичу пожелание здоровья и свершения творческих планов. Мы вас любим!

     - Спасибо большое! Это чувство нас постоянно достигает и помогает сохранять силы.

Александр Щуплов Rambler's Top100 ServiceRambler - Top100