Есть и такая партия - СПС

     В сентябре 1999 года ряд политических партий и организаций демократической направленности объявили о создании избирательного блока "Союз правых сил". В избирательный блок вошли Общероссийская общественная организация "Политическая партия Демократический выбор России", Общероссийское общественное политическое движение "Консервативное движение "Новая сила", Общероссийское общественное политическое движение "Россия молодая", Общероссийское общественное политическое движение "Юристы за права и достойную жизнь человека", Общероссийская общественная политическая организация "партия "Демократическая Россия", Общероссийская политическая общественная организация "Российские налогоплательщики", Общероссийское политическое общественное движение "Голос России", Общероссийское общественно-политическое движение "Движение нового поколения", Общероссийская политическая общественная организация "Общее дело". Сопредседателями избирательного блока СПС в том время были Ирина Хакамада, Борис Немцов, Егор Гайдар, Анатолий Чубайс, Сергей Кириенко, Константин Титов.
     Первую тройку федерального избирательного списка СПС возглавили Сергей Кириенко, Борис Немцов и Ирина Хакамада. Один из лидеров коалиции "Правое дело", руководитель РАО "ЕЭС России" Анатолий Чубайс возглавил предвыборный штаб блока.
     На парламентских выборах 1999 года за СПС отдали голоса 5 677 247 человек - таким образом, СПС получил 8,52 процента голосов избирателей и занял четвертое место по общефедеральному округу. В настоящее время фракция СПС в Госдуме насчитывает 33 депутата.
     Лидер блока Сергей Кириенко участвовал в выборах мэра Москвы, проходивших одновременно с выборами в Государственную Думу 19 декабря 1999 года, и занял второе место. В Москве за Кириенко проголосовали 12 процентов избирателей.
     В мае 2000 года на базе избирательного блока "Союз правых сил" была создана Общероссийская политическая общественная организация (ОПОО) СПС. Ее сопредседателями были избраны Борис Немцов, Егор Гайдар, Сергей Кириенко, Ирина Хакамада, Анатолий Чубайс. Однако Кириенко приостановил свои полномочия как сопредседателя в связи с переходом на должность полномочного представителя Президента РФ в Приволжском федеральном округе. В мае 2001 года СПС был переименован в ОПОО "Политическая партия "Союз правых сил". 14 декабря 2001 года на съезде было принято решение о преобразовании ОПОО "ПП "СПС" в политическую партию "Союз правых сил". Цифра

     При опросе, прошедшем на радиостанции "Эхо Москвы", из 5623 звонивших 61 процент слушателей заявили, что при определенных условиях они готовы голосовать за СПС. Не готовы ни при каких условиях голосовать за СПС - 39 процентов.

Комментарий эксперта

     Лилия Шевцова. Результаты говорят о том, что аудитория "Эха Москвы" в целом либерально-демократична и более склонна поддержать партии именно этой ориентации. Возможно, сам Немцов снизил число тех, кто поддерживает его партию сегодня. Аудитория все же помнит историю СПС, дефолт и Чечню. Примечательная вещь: такое голосование произошло в тот момент, когда совершенно очевидно, что Немцов и, по всей видимости, одно крыло СПС двинулись в сторону большей оппозиционности, пытаясь завоевать более либеральный, демократический электорат, электорат "Яблока". Это чувствуется.

     А какой ответ дали бы вы, уважаемые читатели "Российской газеты"? Присылайте свои варианты по факсу: (095) 257-58-92, 973-22-56 или на конференции на нашем сайте.

     Борис Немцов: Пробки на дорогах - наша заслуга
     Очередным участником совместного проекта "Российской газеты" и радиостанции "Эхо Москвы" стал Союз правых сил. Его лидер Борис Немцов ответил на вопросы журналистов Сергея Бунтмана ("Эхо Москвы"), Анне Геллинек (немецкий телеканал ЦДФ), Виталия Дымарского ("Российская газета"), Ксении Лариной ("Эхо Москвы").

     - Как вы бы охарактеризовали место вашей партии в современном политическом спектре России?

     - Начну с того, что СПС входит в Международный демократический союз. А там состоят, к примеру, Республиканская партия США, Консервативная партия Великобритании, то есть традиционно правоцентристские партии. Это партии либерально-консервативного толка, взгляд которых на роль государства сводится к следующему: с одной стороны, оно обязано создавать условия для предприимчивых людей, а с другой - остается социально ориентированным, защищающим и базовые демократические ценности, и социальные права граждан. В экономике они проводят политику низких налогов, делают ставку на малый и средний бизнес, на открытую конкуренцию, в том числе и на международных рынках, на интеграцию с европейскими институтами. Мы за обновление государственной машины, за привлечение нового поколения к управлению государством. СПС - противник режима управляемой демократии, борется за политическое решение чеченской проблемы, за модернизацию Российской армии, перевод ее на контрактную основу.
     Если говорить о внешней политике, то у СПС существует четкое и ясное понимание, что угрозы России со стороны Запада нет, угроза нашей стране исходит со стороны фундаменталистских режимов, которые генерируют терроризм и неустойчивость.

     - "Яблоко" и ЛДПР тоже заявляют о принадлежности к правому центру. Можно ли по этому признаку считать их вашими потенциальными союзниками?

     - Ближайшие парламентские выборы покажут, какая именно российская партия имеет право называться влиятельной политической силой, занимающей место справа от центра. Жириновский и ЛДПР, что называется, не из этой оперы, это партия национал-популистская, ультраправого толка. Что касается "Яблока", то у нас по многим вопросам позиции совпадают. Правда, есть и такие темы, по которым у нас крупные разногласия: к примеру, "Яблоко" выступает за государственное финансирование партий, а мы категорически против этого. Не сходятся у нас подходы к реформам жилищно-коммунального хозяйства, энергетики. Но есть и много общего: близкие позиции по решению чеченской проблемы, по налоговой и судебной реформам, по отношению к СМИ, по международной политике, которую проводит Россия. Но самое большое различие между СПС и "Яблоком" в том, что мы - партия с определенной идеологией, а "Яблоко", к сожалению, идеологической партией не является. Это партия одного лидера, со всеми вытекающими последствиями.

     - Вы назвали СПС либерально-консервативной партией. Как эти два совершенно разных политических направления могут сосуществовать внутри одной партии?

     - Мы - консерваторы, поскольку, к примеру, категорически против пересмотра Конституции. СПС выступает против пересмотра налоговой системы - экономический консерватизм. Что же касается нашей либеральной позиции, то СПС выступает за приоритет индивидуальной свободы над мифическими интересами российской бюрократии, которая имеет обыкновение выдавать свои собственные интересы за интересы государства. Когда, прикрываясь якобы государственными интересами, чиновники пытаются заткнуть рот людям, в том числе и СМИ, мы - против. Когда, прикрываясь государственными интересами, выгоняют из лагерей беженцев и заталкивают их в Чечню, мы - против. Когда вместо того, чтобы продвигать политические процессы и начинать переговоры, продолжают чеченскую бойню, мы - против. Так что консервативные и либеральные установки уживаются внутри СПС вполне естественно.

     - Ирина Хакамада однажды назвала СПС "правящей оппозицией". Вы себя все же относите к сторонникам или к противникам власти?

     - По всем вопросам, касающимся экономической политики, особенно в налоговой сфере, мы считаем себя не только сторонниками, но и авторами реформы. И быть в оппозиции к собственному чаду мы просто не можем. Во многих же вопросах внутренней политики - это относится и к проблеме Чечни, и к защите СМИ, и к вопросам прав человека - мы занимаем оппозиционную нишу. У нас не возникает в связи с этим никакого раздвоения личности.

     - Оппоненты СПС часто обвиняют вашу партию в антигосударственной и антипатриотической позиции.

     - Это совершенно несправедливое мнение. Программа нашей партии предполагает продолжение экономического роста и социального развития страны, укрепление обороноспособности России и обеспечение безопасности наших граждан. Поэтому аббревиатуру СПС правильнее было бы перевести как "Союз патриотических сил". Но патриотизм должен быть с мозгами. Вот, например, скандал с выдачей России Ахмеда Закаева. Скажите, патриотично было требовать экстрадиции человека, о котором было заранее известно, что его никогда, ни при каких условиях не выдадут? Ведь было же известно, что, во-первых, в отношении Закаева действует российская амнистия, объявленная еще перед хасавюртовскими соглашениями. И все те обвинения Генпрокуратуры, которые предъявлены Закаеву за действия, совершенные им еще в 1995-1996 годах, уже "списаны" самим же нашим государством. Во-вторых, год назад представители федеральной власти, причем на очень высоком уровне - полпреда Президента в Южном федеральном округе, официально встречались с Закаевым. Этот человек, кстати, оказался единственным из сепаратистов, который отрекся от Бараева и Абу Бакара во время захвата заложников на Дубровке, и сделал он это не так, как Масхадов, уже после окончания трагедии, а 24 октября утром. Как мы теперь будем требовать экстрадиции реальных боевиков?
     Или, например, разве можно назвать патриотичной позицию левых депутатов в Госдуме, которые требуют срочной национализации? Ведь если национализировать компании, их разворуют окончательно. Я считаю, что патриотическая, государственная политика состоит в том, чтобы защищать права собственности, укреплять судебную систему, чтобы вернуть в Россию капиталы, чтобы они вкладывались в экономику нашей страны.
     Еще один пример: мы требуем перехода к профессиональной армии. Почему? Потому что иначе у нас вообще не будет армии. А ее не будет - не будет и России. Это тоже патриотическая позиция. Другое дело, что у нас в стране понятие "патриотизм" приватизировали те силы, которые в 1917 году говорили, что у пролетариата не может быть родины, что нужно сдаться немцам, отдать им треть страны, подписать позорный Брестский мир. А у нас в отличие от них есть Родина, и мы ее защищаем. Многое из того, что есть хорошего в стране, сделано именно Союзом правых сил. Огромные потоки машин в Москве и пробки, от которых мы устали, - это тоже наша заслуга. За годы реформ количество автолюбителей в нашей стране выросло в восемь раз!

     - Социолог Леонид Седов высказал здесь мнение, что многие политические силы идут в направлении, скажем так, национал-либерализма: на союз готовы Березовский и Проханов, в этой же политической нише - ЛДПР, Народная партия, и даже Путин выражает эту же тенденцию, правда, не в таком окарикатуренном виде, как Жириновский.

     - Ниша СПС - либеральный патриотизм. Для нас, людей, исповедующих патриотические принципы, очень важно проводить соответствующую активную политику не только в самой России, но и за рубежом, в первую очередь на всем постсоветском пространстве. Мы считаем, что новая внешнеполитическая доктрина России должна заключаться в том, чтобы сделать нашу страну гарантом свободы и демократии во всех бывших республиках СССР. Мне, например, совершенно непонятна ситуация, когда за права человека в Украине или Белоруссии борется госдепартамент США. Как будто США, а не мы, объединяются с Белоруссией. Нам очень неприятно, когда, например, дело Гонгадзе оказывается предметом дискуссии в Страсбурге, а не в Москве. Вот почему для России политику либерального патриотизма крайне важно проводить не только у себя внутри, но и на международной арене. И для этого рычаги у России есть. Я только что был в Эстонии, там процентов 30 от общих доходов в бюджет приносит транзит российских энергоносителей. Примерно такая же ситуация в Болгарии и многих других странах.

     - Вы встаете, когда исполняется ново-старый российский гимн?

     - Еще ни разу при мне его не играли.

     - Вы избегаете тех мест, где исполняется гимн?

     - Я не прихожу в зал заседаний Госдумы к моменту начала заседания. А когда в Кремле звучит гимн, то почему-то так получается, что рядом со мной нет стульев.

     - В заключении находится журналист Григорий Пасько. Множество вопросов возникло после трагических событий с захватом заложников на Дубровке. В обоих случаях СПС пытался что-то делать, но постепенно все сошло на нет. У вас не хватило оппозиционности, чтобы воевать дальше?

     - С самого начала процесса над Григорием Пасько СПС вмешался в это дело. Мы были единственной российской партией, которая финансировала работу адвокатов, защищавших Пасько. И я надеюсь, что в декабре этого года Григорий сможет выйти на свободу.
     Что касается "Норд-Оста", то мы инициировали создание парламентской комиссии по расследованию тех событий. К сожалению, коллеги по Думе нас не поддержали, и мы создали общественную комиссию Союза правых сил. Она работала очень серьезно, к расследованию были подключены ведущие российские эксперты - медики, ученые, спасатели. Многие из них сотрудничали с нами, рискуя своим положением.
     Члены комиссии единогласно приняли общее итоговое заключение: можно было спасти гораздо больше людей. Дело в том, что из-за халатности чиновников не была оказана своевременная медицинская помощь, от врачей утаивалась информация о примененном газе, и все это привело к гибели большого числа заложников. Это заключение комиссии опубликовано в газетах и отправлено в Кремль. Есть и еще один серьезный вопрос: каким образом до зубов вооруженные бандиты оказались в центре Москвы незамеченными? Где была милиция, где были спецслужбы? Диагноз такой: в силу запредельного уровня коррупции в спецслужбах, а также полного отсутствия содержательной работы, в первую очередь - агентурной, мы не застрахованы от повторения подобных трагедий.

     - Многие из лидеров СПС в работали на высших постах в Правительстве. Именно на них общественное мнение в большой мере возлагает, скажем, ответственность за дефолт 1998 года. Это осложняет жизнь вашей партии?

     - СПС, пожалуй, самая ответственная партия в стране. Мы не боялись брать на себя самую тяжелую работу. Многое нам удалось, были и ошибки, безусловно. Я горжусь тем, что у нас в команде работает Егор Гайдар, который спас Россию от гражданской войны и голода, на пороге которых стояла страна в 1991 году.
     Что касается дефолта, то если бы не он, страна не демонстрировала бы последние три года удивительные экономические показатели. Девальвация заставила Россию жить по средствам.

     - Получается, что дефолт чуть ли не входил в программу реформ.

     - Нет, конечно, просто нас обвиняют в дефолте, а причины его кроются в том, что Егор Гайдар работал в Правительстве всего один год. Потом пришел Черномырдин, и страна несколько лет подряд жила взаймы. Жизнь взаймы долго продолжаться не может. Кто бы ни был премьер-министром в 1998 году - Кириенко или Иисус Христос, долговая глыба рано или поздно должна была рухнуть.

     - СПС выставит своего кандидата на президентских выборах?

     - Мы предложили выдвинуть единого кандидата от демократических сил, и сейчас из 10 партий, входящих в "Демократическое совещание", восемь нашу инициативу поддержали. А кто именно станет кандидатом, решит Конгресс демократических сил, который мы предлагаем провести сразу после парламентских выборов, в январе 2004 года.

Политический кентавр

     Разговор о партии продолжают политологи Андрей Пионтковский и Лилия Шевцова

Три принципа, две составные части

     Лилия Шевцова. Мне представляется, что выступление Бориса Немцова еще раз показало, какая ненормальная у нас политика и что на основе одной лишь идеологии классифицировать партии совершенно невозможно. Есть по крайней мере три принципа, по которым можно классифицировать партии. Как ни странно, первый принцип - это существование компартии. Она по-прежнему является основным системообразующим критерием нашей политики - в отличие от КП РФ СПС, "Яблоко" и другие партии действительно правые. Второй критерий - отношение к лидеру, к Путину, потому что в зависимости от его политики, доктрины, тактики определяет свое поведение любая партия. И третий критерий - включение партии во власть либо оппозиция власти.
     Что же тогда можно сказать о СПС? В какой степени СПС можно назвать консервативной партией? Консерватизм - это возврат к давним устоям. В таком случае единственной консервативной партией в России могут быть только коммунисты. Так что СПС - партия-кентавр. В ней есть два блока. Немцов с Хакамадой - либеральный блок, который выступает за правовое государство, демократию, социальные права. Но есть и другой блок, который символизирует Анатолий Чубайс. Таким образом, в партии соседствуют две функции - быть во власти и быть против власти. Естественно, сочетание этих функций ведет к тому, что партия не может не быть внутренне противоречивой, аморфной.

     Андрей Пионтковский. Я бы добавил, что слово "союз" в названии этой партии не случайно: оно отражает ее генезис, поскольку СПС организационно создавался из разных кусков. Например, для близких СПС публицистов героем является Пиночет. Немцов же и Хакамада сейчас пытаются играть на другом поле - на поле "Яблока". Это крыло партии, осознавая, видимо, опасность потери части аудитории, явно пытается эволюционировать в либерально-демократическую сторону политического спектра. Но ведь успех СПС на выборах 1999 года был в значительной степени обеспечен за счет артикуляции как раз другой тенденции. Давайте скажем откровенно: основным инструментом предвыборной кампании СПС в 1999 году были война в Чечне и сопутствующий ей патриотический подъем. В хвосте этой тенденции вошел в Думу и СПС. Помните их лозунг: "Путина в президенты, Кириенко - в Думу"?

     Л.Ш. По сути, СПС сейчас вышел на протестный электорат, а это ниша "Яблока". Но СПС никак не удается договориться с "Яблоком" о разделении сфер влияния, о совместной координации действий. Хотя такое есть на уровне регионов, например в Санкт-Петербурге. Но речь идет об острой необходимости более глобальной, существенной стратегической координации, когда бы две партии, которые одинаково мыслят по базовым ценностям, не боролись друг с другом. Однако в отношениях между Немцовым и Явлинским возобладал личностный элемент. Нужно ли это двум родственным партиям? Я думаю, что оптимальный вариант для СПС - рискнуть пойти на расширение своего электората среди так называемой "путинской базы". А "Яблоко" пошло бы больше к "розовому" электорату. Тогда они вместе могли бы рассчитывать не на 15-20, а, возможно, и на 25-30 процентов голосов избирателей.

Разбор полетов

     Л.Ш. Для СПС, "Яблока" и всех других демократических партий серьезной проблемой стало определение пределов компромисса с властью, особенно в условиях, когда Президент и президентская партия "приватизируют" очень важные для либерально-демократических партий проблемы, например прозападную ориентацию. Как в этих условиях либеральные партии смогут сформировать свой собственный электорат? В своей критике власти СПС обязан решить, какова должна быть степень этой критики - всего курса в целом или "отдельных недостатков". У СПС, очевидно, решение этого вопроса будет проходить мучительно, потому что неизбежен "разбор полетов" между двумя упоминавшимися крыльями партии.
     СПС есть и за что похвалить. Я не думаю, что без этой партии внутри власти, без этой партии как младшего партнера власти в России произошли бы экономические реформы. В то же время, и это незавидная судьба всех реформаторов внутри нашей власти, СПС ответствен за ту форму, которую приобрели эти реформы, - форму олигархического капитализма, которую, кстати, Немцов пытается все время критиковать.

     А.П. Да, эта партия справедливо претендует на ту огромную роль, которую сыграла в создании новой экономической системы. Но Немцов дает благостную картину, говоря о "невиданных темпах роста". Однако источники роста уже исчерпываются. Прошло десятилетие, и, видимо, наступило время осмысления, что за систему мы создали. Согласно многим недавним исследованиям эта система может обеспечить те затухающие темпы роста, которые наблюдаются в последние годы, но принципиально не способна осуществить прорыв России в постиндустриальное общество. Это чувствует и Президент, который с теми же упреками обращается к Правительству.
     Я приведу одно откровенное интервью Чубайса, фигуры скорее трагической, чем демонической. Он сказал: в 1996 году у меня был выбор - возвращение коммунистов или бандитский капитализм, я выбрал второе. Не будем обсуждать тот выбор, но бандитский капитализм с нами остался. И дефолт, пирамида с ГКО - это дело рук не коммунистической оппозиции Думе, а вполне конкретных людей, занимавших посты в Минфине, Центробанке и т.д.

     Л.Ш. Если власть или обстоятельства не дали возможности правым довести реформы, если они задумывали совершенно иное, тогда пришло время для разбора полетов. Тогда давайте соберемся мы, правые, и скажем: у нас не получилось того, что мы хотели, ситуация дефолта была вынужденная. Давайте рассмотрим вопрос о залоговых аукционах, сделаем критический анализ своей деятельности.

Вместе или никак

     А.П. Если СПС и "Яблоко" сумеют наладить совместную работу, тогда, несмотря на все внутренние противоречия и кризисы, для каждой из них 10-процентный барьер не будет непреодолимым. А если продолжится нынешняя история с их объединением (оно мне очень напоминает объединение России с Белоруссией), то они просто растеряют силы во взаимной полемике и в борьбе за один и тот же электорат. Безусловно, обе партии преодолеют 5-процентный барьер, но тогда они получат около шести процентов голосов, что будет разочаровывающим результатом.
     Что касается президентских выборов, то все опять-таки зависит от того, какую из двух обозначенных стратегий СПС и "Яблоко" выберут во время парламентской избирательной кампании. Если они выйдут из этих выборов потенциальными союзниками, то им легче будет принять решение о совместном кандидате. А в случае борьбы друг с другом на одном политическом поле ни о каком общем кандидате не может быть и речи.

     Л.Ш. Думаю, что обе партии вполне способны создать коалицию после парламентских выборов и опробовать общность базовых ценностей и взглядов на самые важные вопросы политики. Нельзя объединяться и выдвигать кандидата, не придя к определенному знаменателю по тем вопросам, по которым они расходятся.

     А.П. Перспектива объединения есть. Так, обе демократические партии поддерживают Президента во внешней политике, несмотря на серьезнейшие разногласия с ним в других областях, - это правильный и прагматичный подход. К тому же недаром политическая активность СПС в последние два года в основном сводилась к реализации различных проектов объединения с "Яблоком". Rambler's Top100 ServiceRambler - Top100