Чеченский сценарий: авторы и исполнители

     Чувство гнева, боли и бессилия - вот что испытали чеченцы в дни трагедии "Норд-Оста" на Дубровке. Тяжело было москвичам, всем россиянам, но тяжелее всех было нам, чеченцам, и дело тут не только в том, что часть террористов по факту рождения были чеченцами, что уже оскорбительно для нашего сознания.
     Главное было в другом: полтора миллиона чеченцев, граждан РФ, инстинктивно почувствовали, что все они с этого момента стали заложниками. Для нас было очевидно, что теракт прежде всего направлен против чеченцев, против начавшегося процесса стабилизации в Чечне. И так было не раз.
     Требование террористов остановить войну в Чечне - декорация сцены, и те, кто стоял за ее кулисами, прекрасно понимали, что такими действиями проблемы можно только обострить.
     Они преследовали более масштабную цель: развязать в стране античеченскую истерию, спровоцировать кавказские погромы, раскачать ситуацию, затем стравить народы России и религии, ослабить институты власти и достичь заветной цели - расколоть РФ по югославскому сценарию на три десятка квазигосударств.
     Мне не раз в эти трагические дни приходилось говорить, что теракт в Москве организовали силы, заинтересованные в продолжении войны. И здесь на карту поставлена не только судьба чеченского народа, речь идет о судьбе Российского государства - быть или не быть сильной, экономически процветающей, многонациональной, многоконфессиональной, демократической России в нынешних ее границах. Таковы ставки в этой игре, которая называется "чеченский конфликт". И чем раньше мы это осознаем, тем быстрее мы перестанем искать "чеченский след" в современных вызовах России.
     Природа современного чеченского конфликта сложна и неоднозначна. В нем отразились противоречивые социально-экономические и политические процессы, начавшиеся еще в СССР в период перестройки. Однако конфликт не был предопределен и был спровоцирован борьбой постсоветских политических элит России и Чечни за передел власти и собственности.
     Основная причина современной трагедии чеченского народа состоит в том, что на волне общедемократического и национального движения к власти прорвалась маргинальная по своей природе группа национал-радикалов, которая, пытаясь сохранить узурпированную власть и собственность, спровоцировала гражданскую войну.
     В результате под флагом идеи национального возрождения, независимости был совершен очередной передел власти и собственности в корпоративных интересах. Но, как часто бывает в незрелом обществе, свергнув власть коммунистической номенклатуры, восставшие социальные низы вскоре стали жертвой новой власти - диктатуры мафиозно-клановой постсоветской квазиэлиты, национальной по форме, античеченской по сути. Таков итог "чеченской революции".
     Формальные и неформальные лидеры Чечни, отказавшись действовать согласованно во имя высших интересов нации, раскололи народ и упустили шанс создания в республике полиэтнического правового, гражданского общества. Этим и воспользовались античеченские и антироссийские силы как в самой России, так и за ее пределами, спровоцировав вооруженный конфликт. Проблема самоопределения чеченского народа была искусственно обострена национал-радикалами сначала в целях захвата власти, затем ее удержания.
     На сам характер конфликта изначально повлияли два фактора: один из них связан с проблемой суверенитета Чечни, когда незначительная часть народа встала на путь вооруженной борьбы с Российским государством; другой - с борьбой различных политических сил, олигархических групп и кланов за передел власти и собственности в России и в Чечне. Известно, что в советское время Чечено-Ингушская Республика (ЧИР) давала 6 процентов валового национального продукта СССР. После распада Союза удельный вес грозненской нефти в ВНП РФ вырос до 12 процентов. Вот этот куш, оказавшийся бесхозным, и предстояло поделить. Но это только видимая часть айсберга. Республика была превращена в неконтролируемый анклав для отмывания денег теневого бизнеса. Чеченский конфликт напрямую связан и с геостратегией однополярного мира. Ее цель: ослабление РФ и вытеснение ее с Кавказа. Таким образом, конфликт был порожден самыми разнородными причинами, которые, как в фокусе, сошлись в нужном месте и в нужное время.
     За 11 лет чеченский конфликт оброс мифами. Одной из опасных мифологем, пропагандируемой сепаратистами и подхваченной российской ангажированной прессой, является миф о всенародном характере национально-освободительной борьбы чеченского народа, о массовой поддержке населением вооруженного сепаратизма. Между тем народ Чечни с самого начала выступал против дудаевской авантюры, отвергал политику радикальной суверенизации. У народа никто не спросил: какой суверенитет он хочет? Дудаев отказался проводить референдум по этому вопросу и развязал гражданскую войну. Одно было очевидно: чеченцы хотят иметь гарантии от возможных в будущем рецидивов имперской политики, быть хозяевами на своей земле. Подавляющее большинство понимало, что решить эту проблему можно в рамках РФ, мирным, правовым путем, что свобода и самоопределение чеченского народа, как и других народов России, напрямую связаны с процессом становления Российского федеративного, демократического, правового государства. Именно к этому призывала антидудаевская демократическая оппозиция, которая боролась против политики радикальной суверенизации, понимая, что при нынешнем уровне государственного и общественного сознания в России, природе существующих режимов власти, расколе чеченского общества силовой путь решения проблемы неизбежно приведет к трагедии. Что и случилось.
     Льется кровь, гибнут люди, а главное - создается обстановка национальной нетерпимости, этнопсихоза. Чеченцы не приемлют огульное обвинение всего народа в его ответственности за происходящее в Чечне. Поведение многих чеченцев, взявшихся за оружие, можно объяснить с помощью чеченской поговорки. Ее дословный перевод звучит так: "Когда кошка загоняет мышь в угол, то и она может укусить". Вместе с тем ответственные представители чеченского общества осознают, что в той страшной беде, которая постигла народ Чечни, отчасти виноват и он сам.
     Многие западные и российские "доброжелатели" чеченцев упорно пропагандируют миф об "особом народе", которому "самой историей предопределена роль разрушителя российской империи". Но чеченцы отвергают этот выбор, они не желают войны с Россией. Их стратегический и национальный интерес - жить в общем, экономически процветающем, демократическом государстве и созидать в нем, а не разрушать его.
     Российскому обывателю повсеместно внушают, что чеченцы уважают и боятся только силы. Однако факты говорят об обратном: завоевать доверие чеченцев можно только справедливым, уважительным отношением к ним. Силе они не подчиняются. Относительно байки о врожденной агрессивности чеченцев, то, как свидетельствует история, они никогда не воевали с соседними народами, не выдвигали к ним территориальных притязаний, старались жить в мире и добрососедстве. Речь не идет о шайках разбойников, которые были у всех народов.
     Идеологи чеченского сепаратизма распространяют миф об этнической природе чеченского конфликта, о четырехсотлетнем противостоянии чеченского и русского народов. К сожалению, этот ложный посыл подхватили и многие российские публицисты и ученые. По существу, согласилась с ним и администрация Ельцина, вписав в Московский договор, подписанный А. Масхадовым и Б. Ельциным 12 мая 1997 года, следующие слова: "Высокие Договаривающиеся Стороны, желая прекратить многовековое противостояние..." Однако опыт российско-чеченских отношений свидетельствует не о войне народов и их культур, а о противостоянии на уровне элит, не всегда совпадающем с интересами нации.
     Опасный для государства размах приобретает античеченская пропаганда. В информационных потоках из Чечни вот уже 11 лет доминирует образ человека с автоматом - продукт новой маргинальной субкультуры. Российской и мировой общественности упорно навязывают бандитский образ чеченца. Цель - сделать из чеченского народа своеобразное пугало. В огромном потоке дезинформации и лжи теряются, тонут крупицы правдивой информации о чеченцах, о ситуации в ЧР. Между тем чеченцы в подавляющем большинстве отвергают чуждую им "культуру насилия", которую привнесли в их общество т.н. "ваххабиты". То, что сегодня демонстрируют террористы и наемники в Чечне, а СМИ выдают за портрет чеченской нации, есть сознательное искажение подлинного образа народа, его культуры. Все это делается с целью вызвать к чеченцам всеобщую ненависть, отчуждение, вывести их за скобки цивилизованных народов и оправдать политику перманентного этноцида.
     За годы конфликта в Чечне более полумиллиона граждан РФ чеченской национальности, спасаясь от разгула бандитизма, бежали в другие российские регионы. Но и здесь они не чувствуют себя в безопасности, равноправными гражданами России. Ситуация настолько обострилась, что Президент РФ Владимир Путин вынужден был публично выступить, напомнив о простой истине, что "преступники не имеют ни национальности, ни вероисповедания, что недопустимо в преступных деяниях искать национальный след и ставить клеймо на тот или иной этнос".
     На наш взгляд, античеченскую кампанию раздувают те силы, которые хотят подыграть сепаратистам и затянуть процесс стабилизации ситуации в Чечне и вокруг нее. В последнее время упорно фабрикуется миф о том, что сепаратизм в Чечне подпитывается финансовыми ресурсами чеченского бизнеса и, только подорвав его позиции, можно покончить с терроризмом и сепаратизмом в Чечне. Это крайне опасная дезинформация, целью которой является окончательное уничтожение остатков чеченского бизнеса. На деле то, что осталось от этого бизнеса в России, в силу пристального к нему внимания со стороны компетентных органов стало более прозрачным и работает на Россию. Большинство чеченских бизнесменов готовы вкладывать деньги в восстановление экономики ЧР и использовать свои ресурсы для ликвидации последствий войны. Они заинтересованы в возрождении экономически процветающей демократической России, ибо с ней связан их бизнес, их будущее.
     Объявлять преступными целые народы - традиция тоталитарных режимов, в демократической России этому не должно быть места! Только тогда "друзья" России не будут иметь ни малейшего шанса добиться своих геостратегических целей по уничтожению ее как единого мощного государства.
     Чеченцы должны почувствовать, что они полноправные граждане РФ. В этом ключ к разрешению чеченского конфликта. И, наоборот, продолжение политики дискриминации и преследования чеченцев в России на руку сепаратистам и их хозяевам в России и за рубежом. Это прямой путь притока новых рекрутов для пополнения тающих с каждым днем рядов боевиков, а значит, и продолжение кровавого конфликта.
     P.S. 11 декабря в городе Гудермесе состоялся съезд представителей народов Чечни, который поддержал идею проведения референдума по проекту Конституции ЧР. На следующий день Президент РФ Владимир Путин подписал Указ, официально положивший начало процессу восстановления конституционного строя в ЧР.
     Теперь главное - создать необходимые условия для проведения референдума, а затем и выборов в республиканские органы власти. Обнадеживает то обстоятельство, что население Чечни смертельно устало от одиннадцатилетнего безвластия, хаоса, беспредела и желает мира и порядка. Однако референдум и выборы сами по себе не панацея от конфликта. В Чечне за последние десять лет трижды проводились "выборы": дудаевские, завгаевские, масхадовские. Их результат был заранее предопределен и лишь усугубил раскол в обществе. Референдум и выборы теперь должны стать не самоцелью (чтобы привести к власти тот или иной клан), а средством национального и гражданского примирения чеченского общества, мирного разрешения конфликта.

Джабраил Гакаев
Профессор
Rambler's Top100 ServiceRambler - Top100