Свет нот в темноте

Одаренный слепой ребенок заставляет взрослых принимать нестандартные решения

     Когда Олег разговаривает, его пальцы все время находятся в движении. Будто он пытается подобрать ритм для звучащих слов и перевести их на самый понятный для себя язык - музыку. Беседовать с ним сложно: мальчик отвечает отрывистыми фразами и перескакивает с одной темы на другую. И только сев к роялю, Олег неузнаваемо преображается. Едва пальцы касаются клавиш, вмиг исчезает неуверенность в себе. Он исполняет сложные произведения Баха, Бетховена, Чайковского глубоко и страстно, и, слушая эту музыку, трудно поверить в то, что ее играет 13-летний ребенок. Причем абсолютно слепой.
     Свою первую премию Олег Аккуратов получил в неполные шесть лет, став дипломантом II Международного конкурса имени Луи Брайля. Потом было много престижных фестивалей и конкурсов, и неизменно юный музыкант возвращался в Армавир с наградами. Уже целая коллекция этих наград собралась в музыкальной школе, где он учится. Подобная школа - единственная в России. 13 лет назад ее создали для ребят, которые живут в интернате для слепых и слабовидящих детей. Сюда принимают с семи лет, но специально для Олега было открыто дошкольное отделение. Так уж получается, что этот мальчик постоянно заставляет взрослых менять устоявшиеся правила и отступать от привычных стандартов.

Чайковский с "Муркой"

     Летом 1994 года в армавирскую специализированную музыкальную школу для слепых и слабовидящих детей вошли пожилая женщина и маленький мальчик. Это были Вера Андреевна Аккуратова и ее внук Олежка, которому тогда исполнилось четыре с половиной года.
     - Бабушка попросила меня оценить музыкальные способности мальчика, - рассказывает директор школы Александра Куценко. - Они приехали из-под Ейска, где жили на берегу Азовского моря, в небольшом поселке Моревка. Я пригласила их в зал, Вера Андреевна подвела малыша к роялю, он начал играть. И тут у меня в буквальном смысле наступило шоковое состояние. У мальчика был абсолютный слух, исключительное чувство ритма и отличная музыкальная память! Он мгновенно запоминал услышанное произведение и тут же воспроизводил его. С подобным феноменом мне никогда прежде не доводилось встречаться: я тут же обежала полгорода, собрала коллег-музыкантов, пригласила депутатов, представителей администрации и устроила коллективное прослушивание.
     На это прослушивание Александра Кирилловна предусмотрительно позвала телевизионщиков и сохранила как историческую реликвию видеокассету с записью. Первый публичный концерт Олега Аккуратова действительно впечатляет. Представьте себе: белокурый малыш в штанишках с помочами стоит у рояля и объявляет свой номер: "Первый фортепианный концерт Петра Ильича Чайковского, близкого друга композитора Рубинштейна". Затем начинает играть, не ошибаясь ни в одной ноте. При том, что нот он не знает и видеть их не может. Слепой мальчик на одном дыхании исполнял классические произведения и современную музыку - все, что он слышал по радио и с пластинок. "А "Мурку" знаешь?" - спросил кто-то из зала. Малыш сыграл и "Мурку"...
     Тогда впервые Олег задал взрослым задачу: ведь для того чтобы организовать дошкольное отделение в интернате и музыкальной школе, выделить для этого необходимые средства из муниципального бюджета, решение пришлось принимать городской Думе.

Бабушкин вундеркинд

     Олежкина мама родила сына в 15 лет. Когда мальчику исполнилось восемь месяцев, его забрали к себе Вера Андреевна и Игорь Борисович Аккуратовы - бабушка и дедушка по отцовской линии. Уже было ясно, что синие, широко открытые глаза малыша ничего не видят. Начались долгие хождения по врачам. Мальчика показывали специалистам в Краснодаре, Симферополе и Москве - все бесполезно: чувствительность зрительного нерва сохранилась лишь в краешке правого глаза, но сделать операцию никто не рискнул...
     А Олег, несмотря на недуг, начал удивлять своих родных буквально с первых месяцев жизни. К году он уже хорошо говорил, в два года пересказывал прочитанные бабушкой сказки и стихи.
     - У меня было такое ощущение, что из него буквально рвется наружу энергия, - вспоминает Вера Андреевна. - Но выхода эта энергия не находила до тех пор, пока Олежку не подвели к пианино. Вот тут-то и случилось чудо. Олег вдруг одним пальчиком сыграл "Во поле березка стояла" - старшие внучки как раз разучивали в музыкальной школе эту песню. А потом Олег побежал от одного края инструмента к другому и начал наигрывать разные мелодии, услышанные по радио или по телевизору. С той поры, как только внук начинал капризничать, мы его вели к пианино и он тут же успокаивался.
     В доме Аккуратовых музыка звучала постоянно. Игорь Борисович в молодости увлекался джазом, и у него сохранилась большая коллекция старых пластинок. Вера Андреевна, сельский библиотекарь почти с 40-летним стажем, любила классическую музыку. На пенсию бабушка ушла из-за Олежки, завела коз, чтобы отпаивать молоком любимого внука. Вместе они гуляли по берегу моря, слушали шум прибоя, сидели на траве, и Вера Андреевна рассказывала Олежке о солнце, о небе, о деревьях, о ручейке - обо всем, что видела сама. После одной из таких прогулок мальчик подошел к пианино и сыграл маленькую пьеску собственного сочинения.
     О необыкновенном ребенке заговорили в округе. У Аккуратовых был старенький проигрыватель, и жители города Ейска начали приносить пластинки. Олег слушал их и мог сразу же воспроизвести мелодию. Если пластинки попадались старые, то "заедающие звуки" на месте шероховатостей повторял и он.
     Неизвестно, как бы сложилась судьба вундеркинда, если бы бабушка случайно не узнала о существовании музыкальной школы для слепых детей и не привезла внука в Армавир.

Две школы под одной крышей

     Тонкий и ранимый мальчик вообще-то с большим трудом привыкал к новой жизни. Регулярно Олег устраивал бунты и отказывался подчиняться взрослым. "Да он ненормальный, - утверждали некоторые воспитатели интерната, - бродит по углам и стучит по всему, что попадается. А иногда запирается в туалете и начинает тарабанить по стенам - то костяшками пальцев, то камешком. Его лечить надо, а не у нас учить!" Директор музыкальной школы Александра Куценко кидалась на защиту Олега: "Как вы не понимаете, что он живет в мире звуков и с их помощью познает мир, - не уставала вновь и вновь объяснять она".
     150 ребят учатся в армавирской школе-интернате для слепых и слабовидящих детей. Большинство из них занимаются и в музыкальной школе. Два здания находятся под одной крышей, но относятся к разным ведомствам: интернат - к образованию, а "музыкалка" - к культуре. Из-за этого постоянно возникают недоразумения.
     - Ну зачем в общеобразовательной школе нужны уроки пения, если дети учатся музыке у нас по полной программе, - говорит Александра Куценко. - Лучше бы это время потратить на развитие речи, на занятия в театральном кружке. Или вот взять трудовое воспитание - пианисту совсем необязательно уметь управляться с молотком или рубанком, а его и этому учат...
     - Мы учим инвалидов, - постоянно парирует коллеге директор школы-интерната Владимир Куртасанов. - Наша задача - помочь ребятам адаптироваться в жизни, научить их обходиться без посторонней помощи.

Трудно быть гением

     На столе в кабинете директора разложены альбомы с фотографиями. На снимках запечатлены красивые, счастливые лица. Трудно поверить, что глаза этих детей ничего не видят. Вот ребята на Молодежных Дельфийских играх в Саратове, вот выступают на конкурсе в Сочи, а вот здесь поют на одной сцене с Монтсеррат Кабалье. Пятеро воспитанников музыкальной школы являются стипендиатами программы "Одаренные дети", среди них и Олег Аккуратов.
     Минувшей весной он стал и лауреатом Международной премии "Филантроп" в области художественного творчества инвалидов. Свыше 1600 удивительных людей и настоящих талантов из 20 стран участвовали в конкурсе "Филантропа", по итогам которого было присуждено 25 премий. 19 из них получили представители России. В области музыки первую премию вручили Олегу Аккуратову...
     Выступал слепой музыкант и в резиденции Папы Римского в Ватикане. Это было осенью прошлого года, когда в составе Всемирного сводного хора ЮНЕСКО Олег принял участие в мировой премьере международной благотворительной акции "Тысячи городов мира". А в редакцию "Российской газеты" позвонили из программы "Новые имена": они вызывали Олега в Москву на прослушивание и теперь уверены, что в России появилось удивительное дарование.
     - Меня порой упрекают, что я излишне ношусь с ним, - говорит директор армавирской музыкальной школы Александра Куценко. - Возможно, я действительно слишком балую Олега, но, поверьте, он этого заслуживает. Мой старый учитель, услышав его игру восемь лет назад, сказал, что такой ребенок рождается раз в 100 лет. И я с ним абсолютно согласна...
     Олег не обращает на нас с директором никакого внимания. На его голове наушники, и он раскачивается в такт музыке.
     Потом мы вместе идем в зал, мальчик садится к инструменту - и моментально исчезает его скованность. Олег играет и рассказывает: это произведение он исполнял вместе с Михаилом Окунем, это - вместе с Игорем Брилем, а это - в Дюссельдорфе с местным джазистом Генри Блаттом.
     В последнее время Олег увлечен джазовой импровизацией. Ему, никогда не играющему по нотам, оказались ближе всего этот стиль и музыканты, которые больше всего ценят свободу. Тем более что взрослые люди воспринимают его, ребенка, как равного, с удовольствием садятся с ним за рояль, чтобы сыграть в четыре руки.
     - А можно я немножко похулиганю? - Олег спрашивает и, не дожидаясь ответа, начинает пародировать Баскова, Петкуна, "Мумий Тролля".
     - Это "попса", но иногда мне нравится ее слушать и исполнять, - говорит он.
     У мальчика превосходный голос, правда, сейчас ломается - переходный возраст, но чувствуется, что от пения он получает не меньшее наслаждение, чем от игры на пианино...
     Как сложится судьба Олега Аккуратова? Этот вопрос волнует многих. Одни предлагают отправить его учиться в школу для одаренных детей при Московской консерватории, другие считают, что слепой мальчик не сможет пока самостоятельно ориентироваться в непривычной для себя среде и обходиться без посторонней помощи.
     - Он же еще одуванчик, - говорит Александра Куценко, - его так просто сломать на ветру. С кем Олег поедет в Москву? У родителей давно другие семьи, бабушка и дедушка старенькие...
     Александра Кирилловна считает, что кубанским детям повезло, потому что в крае есть специализированная музыкальная школа. Подобной школы нет больше нигде в России.
     - Почему бы у нас не учить талантливых ребят со всей страны или хотя бы с Юга России, - говорит она. - Чтобы мастер-классы с одаренными детьми проводились здесь, в Армавире, а не в Москве?
     Олег увлеченно играет. Ему нет дела до всех этих проблем. У него есть музыка, которую отнять уже никто не сможет. Весь вопрос в том, чтобы эта музыка звучала не только для него, но и для нас с вами.

Татьяна Павловская
"Российская газета"

Краснодарский край Rambler's Top100 ServiceRambler - Top100