"Поцелуй не для прессы" с политиками

Александр Белявский вошел в роль Анатолия Собчака

     Питерские события девяностых годов с главными героями Владимиром Путиным и Анатолием Собчаком послужили основой для нового фильма.
     О фильме, который в ближайшее время выйдет на наши экраны, и не только о нем рассказывает Александр БЕЛЯВСКИЙ, известный миллионам зрителей по фильмам "Июльский дождь" и "Серые волки", "Иду на грозу" и "Крах инженера Гарина", и в первую очередь запомнившийся как Фокс в сериале "Место встречи изменить нельзя".

     - Александр Борисович, какой будет ваша новая встреча со зрителями на экране?

     - Сейчас уже снят и озвучен фильм Ольги Жулиной с рабочим названием "Поцелуй не для прессы" - о событиях десятилетней давности. Я играю некого губернатора. По событиям его жизни и каким-то реалиям зритель может догадаться, что прообразом моего героя является Анатолий Собчак. Андрей Панин играет помощника губернатора. Какие-то события и реалии его биографии дают повод предполагать, что его прообразом послужил молодой Владимир Путин. Впрочем, все герои носят свои имена и фамилии, никак не связанные с именами наших политиков. Условно можно сказать, это фильм - с учетом художественного приема - о молодых годах Владимира Путина. Портретного сходства мы не добивались, а какие-то намеки, параллели, аллюзии, сходства дают повод для размышления зрителя. Мой герой, в котором можно увидеть сходство с Анатолием Собчаком, показан, надеюсь, достойно. Комплексов по этому поводу у меня никаких не возникало. Да, внешне я не похож на Анатолия Александровича, хотя внутренне, может быть, сходство есть. Мы не были знакомы, я его совершенно не знал...

     - Людмила Нарусова незнакома с вашим фильмом?

     - У нас не было возможности с ней поговорить. Я приглашал ее участвовать в своей телепрограмме "Ностальгия", посвященной питерцам в Москве, но она, видимо, не смогла прийти...
     (Позже мы связались с пресс-службой Людмилы Нарусовой и выяснили, что вдова Анатолия Собчака не видела фильм и хотела бы с ним познакомиться.)

     - Если вспомнить ваши роли, то поражает их разбросанность по характерной вертикали и социальной горизонтали - от Фокса в говорухинском сериале до Брежнева в "Серых волках". Вы по жизни такой или в такой разброс вас пускают режиссеры?

     - Нет, почему же... Конечно, жизнь связана с работой, но не настолько. Человек в жизни может быть один, а на работе - совершенно другой. Это обусловлено его природными качествами. Давайте я вас спрошу так: "Какое у вас любимое блюдо?"

     - Сложно ответить. Скажем, шашлык!

     - А если вам всю жизнь готовили бы только шашлык?

     - Одуреть можно...

     - Вот то же самое происходит и со мной. Начну издалека: нынешней весной я приехал на кинофестиваль в Гатчину с надеждой встретиться с Даниилом Граниным. Его "Иду на грозу" и снятый по роману в 1965 году фильм (я сыграл в нем Сергея Крылова) - одна из любимейших моих книг и картин. Эта книга меня, если не сформировала, то оказала на меня большое влияние и поддержало во мне то, что уже было сформировано. Мы в юности очень мечемся, нам кажется, мы не похожи на других, что живем мы неправильно, не вписываемся в общепринятые понятия... Когда все кругом занимались вступлением в партию, организацией бытовой жизни, решали вопросы, где купить машину, как получить квартиру, наша семья жила по другим принципам. И книга Гранина меня в этом поддержала. Поэтому я так долго был не в почете у наших чиновников, впрочем, я это ощущаю до сих пор. Сережа Крылов, которого я сыграл в экранизации по книге Гранина, верен лозунгу: "Не хочу я устраиваться. Я хочу честно работать!"

     - Ходят слухи, что вы хотели сыграть в "Иду на грозу" другую роль...

     - В самом деле, я хотел сыграть Олега Тулина, который является полной противоположностью Крылову. Но эту роль сыграл Лановой. Тулин - человек ловкий, все понимающий, дипломатичный, он знает: здесь надо промолчать, здесь надо поддакнуть, здесь надо выскочить и произнести речь, здесь пообещать, а потом не выполнить...

     - Почему же вас привлекла роль такого проходимца?

     - Мне хотелось сыграть человека, абсолютно на меня не похожего. Так вот, я возвращаюсь к ответу на ваш первый вопрос: помимо того, что мы не любим есть всю жизнь шашлыки, нам иногда хочется с утра манной кашки... Здесь я вспоминаю своего первого режиссера (увы, не помню его фамилии!), встреча с которым произвела невероятный поворот в моей судьбе и переменила мою жизнь. В молодости я работал в Восточно-Сибирском геологическом управлении - в Сосновской экспедиции инженером-геологом. Начал я там работать зимой, приехал туда в феврале. Зимой "в поле" (так у нас это назывались полевые работы) не вылезают, а сидят и обрабатывают собранные материалы, рассматривают шлифы под микроскопом. Рядом со мной сидела Зоя Еремина, тоже молодой специалист, которая была также старостой драмкружка. Как потом выяснилось, это был вполне сложившийся театральный коллектив на уровне народного театра - не профессиональный, но очень крепкий. По традиции ежегодно драмкружок давал спектакль на сцене Иркутского драматического театра. Однажды Зоя Еремина, молодая, энергичная, красивая, веселая, пришла на работу явно подавленная. Я спрашиваю: "Зоечка, что с вами?" - "У меня неприятности. У нас через две недели спектакль "Горе от ума", а мы потеряли Молчалина: его отправили в командировку в Тайшет!" Желая ее выручить и из некоторого любопытства, я сказал: "Давайте я попробую!" Как она в меня вцепилась: "Приходи на репетицию, у нас там интересно!" И промозглым ледяным вечером после работы я пришел в какую-то среднюю школу Иркутска. В классе была репетиция - первая в моей жизни. Парты - в сторону, между партами - двери в квартиру Фамусова. Зоя представила меня режиссеру. Тот спросил меня, читал ли я "Горе от ума". Я ответил: "Конечно, в школе проходил!" - "Тогда у меня к вам просьба: я здесь вам карандашиком нарисовал - вот здесь вы говорите это, после этих слов переходите вот туда, в уголочек, оглянитесь по сторонам, потом прочитаете вот эти строчки, потом перейдете вот сюда и прочитайте остальное..." Господи, подумал я, это я могу! Я взял текст, прочитал, оглянулся по сторонам, перешел, еще прочитал, опять оглянулся по сторонам. Смотрю на них. А все смотрят на меня, и режиссер мне так деликатно сказал: "Как вас зовут?.. Понимаете, Саша, у вас все хорошо: и рост, и голос... Все ваши данные очень подходят для Молчалина. Но дело в том, что сейчас на сцену вышли вы, Саша, а мне нужно, чтобы на сцену вышел совсем другой человек. Он ходит по-другому, на цыпочках, небогат словами. Он смотрит по-другому, с большой настороженностью, он говорит тихо, чтобы никого не раздражать. Он карьерист, он очень осторожный и ловкий человек..." И вот так буквально за минуту он мне раскрыл всю тайну и всю прелесть, все действо актерского искусства: сделать из себя другого человека, не оставаться собой, каким создала тебя мать-природа, а именно найти в себе другого! В нас живет много людей, мы каждый день бываем разными. Во мне проснулся интерес, как мне вытащить этого человека из себя. Этот интерес во мне не пропадал и потом...

     - Почему у вас Фокс в "Место встречи изменить нельзя" получился такой обаятельный?

     - Это для меня самого загадка.

     - В него же женщины влюбляются поголовно...

     - Да, до сих пор. Я не знаю, чем он, Фокс, их берет. Сейчас интерес к фильму поутих, другие фильмы пришли на смену - та же "Бригада". Кстати, вопрос того же порядка: почему людям нравятся герои "Бригады" - эти бандиты, которые грабят, живут за их счет? Во-первых, в народе, который долго жил под царями и под секретарями ЦК, укоренилась привычка к сильной руке. Сейчас часто слышу: "Сталина не хватает!" В каком-то смысле сохранилось желание быть рабами, подчиняться сильной личности и ничего самому не решать. Женщина, например, мечтает о сильном мужике рядом с собой. Я живу недалеко от Бутырки и вижу, какие женщины иногда около нее стоят. Допустим, большинство заключенных в Бутырке - преступники. Но эти женщины все равно их любят. А если мужик при этом симпатичен, умен, силен, энергичен и если, как женщина считает, он ее при этом любит, ей наплевать, преступник он или нет. Он сильный человек, он мужчина. Все! Я для себя объясняю это так! Так же мне объясняли и зрители, у которых я интересовался тайной Фокса. Кроме того, жив еще в народе синдром Робин Гуда: грабь награбленное! У всех отобрать и поделить.

     - Вам доводилось встречаться в жизни с фоксами?

     - Думаю, что да. Был один человек, который очень хотел, чтобы наш контакт был более продолжительным и близким. Однажды он даже пригласил меня в ресторан (потом я догадался, что я на сходке) - у него был день рождения. Потом меня отвели в комнату, где сидели, очевидно, авторитеты. Они не пили - только чуть-чуть пиво - и с интересом на меня поглядывали. Но они очень осторожно входят в контакт, особенно когда их много... Это не мой мир, хотя я и вырос в очень бандитском дворе на Таганке. Правда, бандитизм тогда был дешевенький, индивидуального пошиба, не то что сейчас - массовый.

     - В чем причина нестарения "Места встречи изменить нельзя"?

     - Самые главные вопросы человечества никогда не стареют: как жить? Как сохранить свое достоинство?.. Вайнеры поступили так же, как и Гранин в "Иду на грозу": качества, которые присущи человеку, поделили на двоих. Герои могут дружить, но быть антагонистами по взглядам на жизнь. Ведь спорим же мы незаметно для себя сами с собой, когда решаем, как поступить. Отдавая симпатии и Шарапову, и Жеглову, зритель разрывается, разрывается его душа, которая, как и в жизни, мучается, решая эти сложные вопросы...

     - Да еще влюбляешься в Маньку-облигацию в исполнении Удовиченко...

     - Несомненно! И за этим тоже что-то кроется. И потом это очень ярко и достоверно сделано, нет фальши. Иногда вижу на экране, что у героя явно изменилась обувь: в предыдущем кадре были кроссовки, и вдруг на ногах - туфли. Маленькая неправда, но я начинаю следить за этой ерундой, мне уже не так важна его жизнь на экране. Такая небольшая недостоверность может разрушить весь фильм.

     - Ваша кинокарьера явно пошла вниз: после генсека сыграли губернатора...

     - А кого после генсека можно сыграть? Только президента США, сейчас он самая популярная фигура. Мне многие говорили: тебе Рейгана надо играть, поскольку я на Рейгана похож. Но не пишут сценарии про Рейгана...

Александр Щуплов Rambler's Top100 ServiceRambler - Top100