Могила на дому

"Черные риэлтеры" закатали в бетон 15 клиентов

     Страшную находку обнаружили следователи в деревне Одарино Ярославской области: пять трупов, залитых в бетон. А в деревне Белавино Тутаевского района на той же Ярославщине - десять варварски убитых людей. Все это было делом рук одной банды, которая проводила квартирные сделки со смертельным исходом.

Бизнес-предложение с электрошоком и параличом

     В колонии, где он сидел за мошенничество, Боровков был на хорошем счету. Вел себя тихо, работал прилежно. Поэтому когда пришло известие, что один из его родственников находится при смерти, зека отпустили попрощаться с близким. Назад Боровков уже не вернулся - чуть позже оказалось, что телеграмма, заверенная врачом, была липой...
     Как водится, беглеца объявили в розыск. А он в общем-то и не думал особо прятаться. Собрал друзей-приятелей и зарегистрировал в областном управлении юстиции общественный благотворительный фонд по социальной помощи и реабилитации инвалидов "Партнер". Структуру формально возглавлял Михаил Ляшенко, который тоже не очень дружил с законом, правда, по-крупному не попадался. Фактически же всем руководил сам Боровков.
     Преступники решили "специализироваться" на квартирах. Через наводчиков выявляли наивных граждан, которые имели собственные квартиры, но испытывали материальные трудности. Вот им-то "Партнер" и делал всякие заманчивые предложения. Одних убеждали, что слишком большая квартира им не нужна, и предлагали подыскать меньшую с приличной доплатой. Другим обещали хорошие заработки за пределами области, выманивая ключи и документы на жилье. Третьих уверяли, что можно неплохо существовать, сдавая квартиру в аренду, и фонд поможет сделать это за скромный процент. А самым "несговорчивым" клиентам насильно вливали водку, в которую был подмешан препарат, вызывающий временный паралич тела, и владелец недвижимости становился полностью беспомощным...
     Так или иначе, всех хозяев квартир либо выманивали, либо силком вывозили за город. Там без лишних глаз заставляли их подписывать доверенности на приватизацию и продажу жилья, а упиравшихся били, "убеждали" электрошоком.
     Бесчинства охотников за чужими квартирами продолжались до тех пор, пока один из клиентов, подписав бумаги, не обратился в милицию. Прокуратура Заволжского района Ярославля возбудила по этому факту уголовное дело, и четверых "риэлтеров" упекли за решетку. Но следствие глубоко не копало. Сам Боровков успел скрыться, директором же "Партнера" Михаилом Ляшенко тогда почему-то вообще никто не заинтересовался.

Телеграмма с того света

     После подобного облома оставшиеся на свободе преступники, казалось бы, должны были лечь на дно. Но отец-основатель преступной затеи решил продолжать свой доходный "бизнес". Для этого засвеченный фонд "Партнер" Боровков ликвидировал и учредил на его месте коммерческую фирму "Ярославский партнер", руководство которой доверил все тому же Ляшенко. Следующим этапом стала массовая подделка печатей УВД, районных отделов милиции, нотариусов и коммерческих фирм, без чего невозможно было изготавливать фальшивые документы. Более радикальными стали и методы "работы" с "клиентами": убедившись, что не каждого удается запугать, теперь их решили попросту убивать и прятать трупы в укромном месте.
     Бандиты не утруждали себя разнообразием приемов. Фирма по-прежнему отправляла интересных ей квартировладельцев на "заработки" в село. Но теперь, чтобы родственники пропавшего не забили тревогу, с каждым человеком заключали фиктивный договор, а работник одного из отделений связи согласился отсылать от имени убитых телеграммы типа "добрался нормально, вернусь не скоро". Но чем больше убивали, тем больше росли аппетиты. Выполнять возросший объем работ Боровкову с Ляшенко вдвоем было сложно, и рецидивист набрал помощников. Василий Шивкопляс, с которым Боровков сидел некогда в сизо, и ранее судимый Сергей Ратехин согласились выполнять функции наводчиков. Свои роли были у Александра Галотина и Андрея Малахова. Все они добровольно заняли нештатные должности наемных убийц, польстившись на предложенные за каждый труп 500 долларов. Правда, обещанных денег полностью никто и никогда от Боровкова не получал. За исключением Шивкопляса: слесарь-профессионал стал профессиональным палачом банды. И за каждый труп главарь ему аккуратно выплачивал по сто долларов. Такой рынок...
     Одной из первых жертв новой банды стал некто Круглов, которому "Ярославский партнер" предложил выгодную работу на строительстве коттеджей. Под предлогом заключения договора его усадили в машину и вывезли в лес, где выбили подписи под документами на продажу квартиры - и порешили. Следующими стали доверчивые граждане Соколов, Тихомиров и Байдин - их опоили водкой с медикаментами, доставили в деревню Одарино, где у Ратехина был дом, заставили проставить автографы на нужных документах, задушили, а затем, как в гангстерских фильмах, залили трупы бетоном и закопали.
     Потом на удочку "Ярославского партнера" попалась еще одна группа владельцев, включая молодую пару, у которой была двухкомнатная квартира. Всем им пообещали высокооплачиваемую работу, привезли в деревню Белавино, передушили и закопали. Чуть позже там же зарыли женщину, которая слишком активно искала сожителя, уже к тому времени закатанного партнерами в цементный гроб.
     Поражает бессмысленная жестокость, с которой совершались все эти убийства. Бандиты предпочитали самые болезненные формы умерщвления своих жертв. Кто-то из преступников даже засекал время и открыл, что, оказывается, мужчину можно удавить за десять минут, а женщине и пятнадцати бывает мало...

Кладбище пропавших без вести

     Последней жертвой "черных риэлтеров", как их прозвали в Ярославле, стал священник старообрядческой церкви Дмитрий Растегаев - фигура в городе достаточно известная. Получив новое назначение, батюшка решил продать свою квартиру, которая тянула на 25 тысяч долларов. Юрий Седов, знакомец "партнеров", привел его в фирму. Коммерсанты выглядели вполне респектабельно, держались вежливо, с должным почтением к сану. Через несколько дней договор купли-продажи был подписан - и почти тут же банда ликвидировала "ненадежного" Седова, закопав тело все в той же деревеньке Белавино. А когда батюшка пришел за обещанными деньгами, священника задушили и спрятали труп рядом с останками "наводчика".
     Именно пропажа Растегаева и всколыхнула общественность, местную прессу. Его принялись искать знакомые, выявились другие пропавшие люди, посыпались заявления в милицию.
     Тут ярославские правоохранители будто очнулись... В начале сентября 1998 года областная прокуратура возбудила уголовное дело по статье 105 УК РФ, а ее сотрудники вместе с работниками управления уголовного розыска УВД создали специальную оперативную группу. И оказалось, что профессионалам выявить и поймать преступников не так уж и сложно. Уже через две недели все шесть участников преступного сообщества были арестованы и давали показания. При обыске в фирме "Ярославский партнер" была изъята большая адресная база на людей, одни из которых уже числились в розыске, а другие - в отъезде на заработки. Прижатые к стенке подозреваемые показывали места захоронений жертв, рассказывали, кого и как убивали. Только руководитель банды упрямо и бессмысленно твердил о своей невиновности.
     В результате раскопок "братской могилы" в деревне Белавино Тутаевского района из подпола частного дома извлекли десять мертвецов. Степень разложения некоторых была так велика, что останки извлекали по частям трое суток... В деревне Одарино Ярославского района перед глазами сотрудников милиции предстала еще более жуткая картина. Тела всех погибших были замурованы в двухметровые бетонные блоки. Монолит приходилось дробить часами, по сантиметру, пока из-под серого крошева не показывались отдельные части тел. Даже опытные, много повидавшие на своем веку служители правопорядка, судмедэксперты не могли сдержать эмоций. "Это был какой-то дикарский конвейер смерти", - в сердцах сказал заместитель прокурора области Анатолий Михайлов.
     Всего из захоронений извлекли 15 тел, в том числе трупы 18-летней Александры Кукушкиной, ее жениха Николая Рыбкина, 30-летнего рабочего Ярославского моторного завода Михаила Лукьянова...
     Поскольку "квартирное дело" банды Боровкова стало одним из самых крупных в России за последние годы, им заинтересовалась Генеральная прокуратура. Следствие длилось около года, затем прошли закрытые слушания. Дважды начинался и откладывался судебный процесс, и только третий, длившийся пять месяцев, наконец завершился.
     Трое преступников - Боровков, Шивкопляс и Галотин будут теперь сидеть пожизненно в колонии особого режима. Ляшенко и Малахов приговорены к 22 и 23 годам колонии строгого режима. Гораздо меньшие сроки - 6 и 5 лет, причем с условным испытательным сроком, получили их сообщники Ратехин и Голиков.

Евгений Мухин
Ярославль

     От редакции
     Банда Боровкова, к сожалению, не единственная, действовала на квартирном рынке Ярославля. Пока четыре года продолжались следствие и долгий судебный процесс по делу фирмы "Партнер", в том же Ярославле успели выявить и отправить в места не столь отдаленные еще четыре организованные преступные группы "черных риэлтеров". Они тоже убивали людей, чтобы завладеть их квартирами. Банда некоего Шлюкова, отправленная за решетку год назад, действовала точь-в-точь по сценарию Боровкова: травили жертв наркотическими препаратами, душили, закатывали в бетон.
     И еще одно сходство у всех этих "квартирных дел": милиция начинала шевелиться только после того, как родственники погибших открывали собственное следствие и одновременно настойчиво обивали пороги высоких кабинетов...
     Правоохранительные органы явно еще не осознали масштабов преступности в этом секторе российской экономики. По-прежнему заявления об исчезновении людей месяцами пылятся в райотделах без движения. Rambler's Top100 ServiceRambler - Top100