Коммунисты бьются за референдум

     Предвыборная кампания в Думу докатилась и до судов. Вчера в Конституционном суде начались слушания по вопросу о сроках проведения референдума. Заявители - фракция КПРФ в Думе - вовсю используют слушания, добиваясь, если не отмены ограничений, то хотя бы пропагандирования своей партии. Если КС поддержит заявителей, то в итоге могут быть пересмотрены почти все ключевые пакеты законопроектов, принятые в последние три с половиной года.
     Такого ажиотажа в Конституционном суде не было давно. Пикантности судебным слушаниям, удовольствия от которых обычно получают исключительно юристы, придавала абсолютная непредсказуемость развития ситуации. Еще три месяца назад пресса высокомерно писала о "ручных" судьях, когда совершенно внезапно, вопреки предсказаниям экспертов и усилиям кремлевской администрации, КС возглавил Валерий Зорькин. Тогда о левых взглядах нового главы суда не писал только ленивый, а сам Валерий Зорькин не уставал повторять, что между 1993 и 2003 годом многое изменилось. И хотя КС уже вынес несколько решений, пока ни одно из них не имело такого политического значения, как дело о референдуме.
     Поводом к рассмотрению дела стал запрос депутатов Госдумы, оспаривающих поправки, внесенные в Федеральный конституционный закон "О референдуме РФ" 27 сентября 2002 года. Напомним, что после того, как год назад КПРФ лишилась руководящих постов в Думе и с трудом преодолела раскол в своих рядах, коммунисты сосредоточились на проведении предвыборной кампании гораздо раньше всех остальных партий. Они и сами не скрывали, что затевают плебисцит как средство пропаганды своих политических взглядов. Однако остановили эту коммунистическую инициативу довольно странным способом - не через систему избирательных комиссий, а через Думу. Центристы и правые внесли в нижнюю палату поправку о запрете проведения общероссийского референдума в период избирательной кампании, проводимой одновременно на всей территории РФ. Также проведение плебисцита ограничивалось, если его пытались провести в последний год полномочий Президента, иных выборных федеральных органов власти. Пиаровская идея КПРФ оказалась настолько опасной, что поправка в закон была принята в рекордно короткие сроки: с 18 по 20 сентября 2002 года закон приняли в Думе в 3 чтениях, 25 сентября он был одобрен Советом Федерации, а 27 сентября подписан Президентом. Естественно, что принимали эти поправки с нарушением всех регламентных норм. Именно процедуру принятия закона и оспаривают коммунисты, причем с этой точки зрения позиции КПРФ достаточно сильны. Коммунисты считают, что большая часть депутатов голосовала не только за себя, а значит, действительными можно считать лишь 182, а не 304 голоса. Кроме того, в компартии полагают, что установление правил проведения референдума относится к совместному ведению РФ и субъектов Федерации, а значит, законодательные собрания регионов должны были иметь время, чтобы направить поправки в закон. Но хуже всего то, что после создания Координационного совета четырех фракций так называемого пропрезидентского большинства в Думе все ключевые законопроекты - УПК, Земельный кодекс, поправки в Налоговый и Бюджетный кодексы - принимались по точно такой же схеме. Если КС подтвердит факт нарушения норм утверждения закона о референдуме, это решение может стать поводом для пересмотра всех остальных законов, которым обычно оппонировали коммунисты.
     Прекрасно понимая все эти последствия, представители Президента и парламента явно постарались подготовиться к заседанию. Вместо известного некоторой левизной своих взглядов постоянного представителя Думы в КС Валерия Лазарева парламент прибыли представлять глава Комитета по государственному строительству Валерий Гребенников и депутат Гасан Мирзоев. Оба они отличились в парламентских баталиях вокруг судебной реформы, защищая позиции замглавы кремлевской администрации Дмитрия Козака. Хотя главным оппонентом коммунистам стал представитель Президента в КС Михаил Митюков. Помимо уже представленных документов, Митюков предъявил целую кипу документов, в том числе и вырезок из газет, и внутрипартийных документов, включая книгу Зюганова. Все они должны были, по словам Митюкова, показать, "какие обыкновения и обычаи сложились в Госдуме во время голосования". В ответ представлявший интересы КПРФ Анатолий Лукьянов заявил, что "это примерно один к двадцати" по сравнению с документальными аргументами коммунистов. Ходатайства компартии о привлечении в качестве свидетелей двух депутатов Госдумы судом были отклонены, а часть документов Митюкова, напротив, приобщена к материалам дела. Все трое представителей КПРФ - Анатолий Лукьянов, Виктор Зоркальцев и Виктор Илюхин, - обосновывая свою позицию, произнесли почти что часовые речи. Решение по этому делу КС вынесет через несколько недель. На момент подписания номера в печать прения в Конституционном суде все еще продолжались.
     Всего в Российской Федерации до сих пор прошли три федеральных референдума. Первый - по вопросу о сохранении Союза ССР - состоялся 17 марта 1991 года. Около 76 проценов граждан поддержали сохранение СССР, но фактически мнение участников референдума уже ничего не решало. Шесть союзных республик вообще отказались принять участие в этой инициативе Михаила Горбачева, а в Казахстане была изменена формулировка вопроса, предложенного на голосование. Впоследствии, когда в Думе в 1998 году коммунисты пытались провести импичмент Ельцину, подписание Беловежских соглашений, фактически уничтожавших решение референдума, было одним из ключевых обвинений бывшему российскому президенту. Впрочем, представитель президента в Думе Александр Котенков тогда заявил, что референдум 1991 года носил "опросный и рекомендательный характер и именно на этом основании президент не мог нарушить его итоги". Эту же характеристику можно распространить и на состоявшийся 25 апреля 1993 года всероссийский референдум о доверии президенту Борису Ельцину. Тогда 58,7 процента граждан выразили доверие лично Ельцину, 53 процента одобрили его социально-экономический курс, 67,2 процента поддержали идею досрочных выборов народных депутатов. Оба эти плебисцита юристы называют консультативными, поскольку в обоих случаях не было конкретного результата - не был утвержден законодательный акт. Хотя уже после осады Белого дома этот пробел в практике применения федерального референдума был ликвидирован. 12 декабря 1993 года прошел третий всероссийский референдум по проекту новой Конституции РФ. 58,43 процента граждан поддержали идею принятия действующего Основного Закона. Следует отметить, что референдум как форма волеизъявления граждан применяется далеко не во всех странах.
     В США, Великобритании, Германии, Канаде, Бельгии, Нидерландах, Норвегии, Чехии, Индии, Югославии проведение референдума вообще запрещено. Любопытно отметить, что эти страны относятся либо к федеративным многонациональным государствам, где тщательно планируют любые массовые акции, либо к государствам с чрезвычайно развитой историей демократии и сильной судебной системой, позволяющей любому гражданину оспорить дело в суде. Кроме того, во многих странах мира проведение референдумов и выборов жестко разведено по срокам: плебисцит часто запрещают проводить за 12 месяцев до выборов, а иногда и несколько месяцев спустя. Исключением является Швейцария, хотя там регулярные всенародные голосования проводятся только по конкретным законодательным актам. Ожидалось, что ближайшим федеральным референдумом в РФ станет голосование, утверждающее появление конституционного акта России и Белоруссии. Глава ЦИК Александр Вешняков осенью даже говорил о том, чтобы совместить плебисцит с выборами в Думу, намеченными на декабрь нынешнего года. Однако уже теперь ясно, что единственным референдумом 2003 года станет голосование чеченцев по вопросу о принятии Конституции своего субъекта.

Анна Закатнова

Опубликовано в "Российской газете" от 14 мая 2003 г., No 89 (3203).
Rambler's Top100 ServiceRambler - Top100