Евгений Киселев:
Есть жизнь и после телевидения

Главному редактору канала ТВС надоело "лежать под капельницей"

     - Евгений Алексеевич, после прошедшего 8 мая собрания акционеров канала ТВС вы сохранили свой статус главного редактора. Это стабилизирует ситуацию на канале или она по-прежнему остается неясной?

     - К сожалению, ситуация по-прежнему остается неясной. Еще месяц назад я в одном интервью не выдержал и сказал, что, на мой взгляд, наш генеральный директор Руслан Терекбаев поступает неправильно, когда публично говорит о трудностях и проблемах, с которыми сталкивается компания. Теперь я сам уже не могу молчать. Пока вот уже который месяц наши акционеры борются между собой за полный контроль над компанией, канал сидит на голодном пайке. И если так будет продолжаться, жить ему осталось совсем недолго. Я все время пытаюсь достучаться до сознания акционеров и всех прочих участников сложнейшей конструкции, где есть и "Медиа-социум", и ЗАО "Шестой телеканал", и журналистский коллектив. Что они смогут сделать в ситуации, когда уже не будет ни канала, ни журналистов? По сути мы пока что не имеем лицензии, каждый день на стол ложатся новые заявления об уходе. Я понимаю людей: нет ничего страшнее нестабильности и неуверенности в завтрашнем дне. У меня такое ощущение, что либо господа акционеры считают, что их пугают, шантажируют и сгущают краски, либо перед ними просто стоит другая задача. По крайней мере весь год, с тех пор как мы выиграли этот злополучный конкурс (который, теперь выясняется, был организован не вполне корректно), некоторые акционеры пытаются делать все, чтобы от прежнего дружного коллектива и прежней сильной команды не осталось камня на камне. В момент создания ТВС предлагалась достаточно понятная конструкция - группа акционеров, которые владеют каналом и обладают лицензией. Потом появилась надстройка в виде "Медиа-социума", возникли какие-то "ЛОМы" - "лидеры общественного мнения". Дальше вообще выяснилось, что ЗАО МНВК не ликвидируется и не сегодня завтра может забрать лицензию обратно. У меня возникает масса недоуменных вопросов.

     - Если канал все-таки закроют, что тогда? Есть ли у журналистского коллектива "аварийный выход"?

     - Ведущие журналисты компании никуда пока что уходить не собираются. Не для того мы столько пережили, чтобы сейчас дрогнуть и разбежаться. Все эти слухи, которые, к сожалению, тиражируются коллегами из частных и интернет-изданий, не соответствуют действительности. Никуда не ходил и не просился Осокин, по-прежнему работает над своей программой и собирается это делать до последнего Виктор Шендерович, на месте Максимовская, Шахова, Соловьев, Зайцева, Берман с Жандаревым, Воробьев, все наши лучшие корреспонденты и зарубежные собкоры - Вадим Глускер, Сергей Морозов, Володя Ленский, Илья Зимин, Айрат Шевалиев, Вадим Токменев... Ушли Насибов, Сорокина и еще несколько более молодых корреспондентов, у которых, может быть, нервы не такие тренированные, как у ветеранов. Кирилл Набутов в штате ТВС никогда не работал, он "свободный художник". От предложенной ему должности генерального продюсера НТВ я сам бы не посоветовал ему отказываться. А остальным ребятам предложили работу на вырост, нечто значительно большее, чем я (особенно в нынешней сложной ситуации) мог им дать. Канал в финансовом отношении "лежит под капельницей", и капельницу все время отключают. Только непонятно, по глупости или потому, что хотят нас медленно умертвить.

     - Все-таки сейчас год выборов. Не связана ли ситуация вокруг ТВС с некими возможными политическими катаклизмами и расчетами? Или это дело сугубо финансовое и причины конфликта - в отсутствии согласия между акционерами?

     - К сожалению, в судьбе компании сошлось много векторов различных интересов и политических амбиций. Кое у кого будто заноза в одном месте воспоминания о том, как наши журналисты два года назад не пожелали "построиться" и ушли с НТВ. Старая нелюбовь ко мне и к другим моим коллегам - существенный фактор, влияние которого я не стал бы преуменьшать. Мне кажется, что за прошедший год с нами иногда достаточно мелочно сводили счеты. Бывало, что задирались глаза к небу и многозначительно говорилось нечто про "недовольство наверху". Начинаешь проверять - ничем подобным и не пахнет. Есть и экономические интересы. Год назад мы попытались самостоятельно продавать наши рекламные возможности. К сожалению, неудачно. Думаю, что мы переоценили себя. Отказ от сотрудничества с "Видео интернешнл" оказался тяжелой ошибкой. В итоге мы недополучили 80 процентов тех доходов, на которые рассчитывали. Знать бы, где упасть, соломки бы постелили... Но были люди, в том числе среди наших акционеров, которые усиленно способствовали тому, чтобы мы эту ошибку совершили, подталкивали нас в самостоятельное плавание... А когда возникли первые трудности, эти люди отошли в сторону.

     - А есть ли вероятность, что скандалы вокруг ТВС используют в собственных пиар-целях политики?

     - По-моему, политики на нас махнули рукой. Во всяком случае оппозиционные политики как слева, так и справа что-то пока не спешат поднимать голос в нашу защиту. Хотя ситуация, конечно, абсурдная. Я прекрасно помню январь-февраль прошлого года, когда ТВ-6 отключили от эфира в связи с ликвидацией. Компанию ликвидировали, как сейчас выясняется, на очень зыбкой юридической почве. Но тут же все начали на самом высоком уровне говорить: журналистов нельзя оставить без эфира, а зрителей - без любимых программ, давайте объединимся, плечом поднавалимся, вернем эту команду в эфир... Так и произошло. Теперь выясняется, что мы никому не нужны. Пока все участники процесса демонстрируют, что им наплевать на журналистов, на интересы аудитории: с каналом обходятся, как с каким-то горно-обогатительным комбинатом.

     - Вы уже закрыли ряд программ, например "Тушите свет".

     - Да, мы потушили свет. Эта программа выходит только на нашем канале, и ее производитель - студия "Пилот" - работает только для нас. Им нечем платить аренду и зарплату своим компьютерщикам - вполне аполитичным людям, которые пишут программы, зарабатывают деньги и кормят своих детей.

     - В какую сумму оценивается задолженность перед коллективом ТВС?

     - Я бы не хотел углубляться в эту бухгалтерию, поскольку есть понятие коммерческой тайны. Скажем так: задолженность значительная, прежде всего перед сторонними производителями программ, поставщиками фильмов, сериалов. Коллективу пока не выплачена зарплата за апрель. Скоро середина мая, и я думаю, что если господа акционеры не выполнят священный (как мне представляется) долг любого собственника - заплатить зарплату сотрудникам, то они этих сотрудников могут лишиться.

     - А сами акционеры что-то теряют?

     - Вопрос к ним. Я, честно говоря, нахожусь в полном недоумении. Я честно спрашивал многих наших акционеров: чего вы хотите? Если вам нужен канал общефедерального значения, где есть и новости, и публицистика, и развлекательные программы, и кино, и все остальное, это стоит денег. И вы должны понимать, что на протяжении какого-то времени канал будет планово-убыточным. Если же вы хотите недорогой быстроокупаемый канал, то на нем просто не может быть ни качественного кино, ни обилия информации, публицистики, аналитики, ток-шоу и т.д. Мы вроде как российские оружейники из того анекдота: умеем собирать автомат Калашникова и, если нам предлагают сделать утюг, выходит все равно автомат. Если вам это не нужно - скажите прямо, что повестка дня изменилась. Но мне, честно глядя в глаза, твердили: нет-нет, продолжайте... Я в недоумении. Сократить расходы - не вопрос. Мы долго обсуждали финансовый план и бюджет, о многом договорились. И ничего. У меня ощущение, что нас просто обманывают.

     - "Медиа-социум" возник в качестве гаранта независимой работы канала. Эта структура каким-то образом функционирует, заявляет о себе?

     - Когда создавался "Медиа-социум", пресса была переполнена язвительными статьями о том, что команде Киселева спустили сверху цензоров. Я должен сказать: к чести Евгения Максимовича Примакова и Аркадия Ивановича Вольского, и тех, кому присвоили язвительный титул "ЛОМов", - никто из них не пытался осуществлять какую-то цензуру или общеполитическое руководство нашей редакционной линией. Но и политического ресурса для того, чтобы поддержать нас экономически или как-то повлиять на акционеров, им, увы, не хватило.

     - Свет потушили, концерта не будет... Но все-таки с учетом финансовой ситуации, есть ли у канала планы относительно новых программ или проектов?

     - Возобновится нормальное финансирование -возобновится и "Тушите свет", и "Кремлевский концерт". Те программы, которые производятся сотрудниками компании, пока что все остаются в эфире. Есть масса новых идей, но их реализация всегда требует денег. Неизбежно придется проводить секвестр бюджета, какие-то проекты, существующие сейчас на бумаге, закрывать или откладывать. Не хотелось бы отказываться от существующих передач, во всяком случае от тех, которые пользуются успехом, - "Однокашников", "Пестрой ленты", "Интересного кино", "Дачников", "Хвоста кометы", от находящихся в работе документальных фильмов из цикла "История в лицах". Но даже если не удастся, закроют нас, обанкротят, разгонят, в конце концов есть жизнь и после телевидения. Есть. Лучших наших журналистов, думаю, другие каналы расхватают как горячие пирожки.

     - А вы сами?

     - Капитан уходит с корабля последним. Этот разговор на сегодняшний день преждевременный, но если подтвердится предположение о том, что ведется целенаправленная деятельность, направленная на развал существующего коллектива, я в этом участия принимать не буду и своим именем прикрывать тоже. Я подам в отставку.

     - Имеют ли под собой почву разговоры о приходе на ТВС Александра Любимова?

     - Безусловно. Об этом много писали. Но, насколько я знаю, пока что окончательного решения на сей счет не принято.

     - А вы с ним совместимы?

     - Мы с Сашей знакомы еще с тех времен, когда без малого двадцать лет назад мы работали на Иновещании: я - в ближневосточной редакции, а он - в западноевропейской. Познакомились и потом, перейдя на телевидение, поддерживали если не близкие дружеские, то приятельские отношения. Однажды осенью 1990 года Саша позвал меня на серьезный разговор. Сказал, что создается российское телевидение (тогда у нас еще было только Гостелерадио). Одним из его руководителей становился Анатолий Григорьевич Лысенко, в ту пору куратор программы "Взгляд". Он искал себе человека, который возглавил бы дирекцию информационных программ. Любимов спросил, не хочу ли я попробовать себя в этом качестве. Я встретился с подачи Саши с Анатолием Григорьевичем, сказал, что я журналист, корреспондент, ведущий, но никакого опыта руководства редакцией не имею. В результате я оказался в рядах сотрудников только что созданной дирекции информации ВГТРК. Это было больше 13 лет назад, а в последние годы мы с Любимовым, откровенно говоря, очень мало пересекались по работе, разве что где-то на приемах и журналистских тусовках, в Академии российского телевидения. Телевизионный мир непростой, сплошь и рядом вчерашние коллеги и близкие друзья перестают друг с другом здороваться и общаться. Но с Сашей у нас нормальные отношения, хотя, возможно, на многие вещи в журналистике и в политике мы смотрим совершенно по-разному. Если дело дойдет до прихода Любимова на наш канал, жизнь покажет, сможем ли мы работать вместе.

Беседовала
Екатерина Добрынина.

Опубликовано в "Российской газете" от 16 мая 2003 г., No 91 (3205).
Rambler's Top100 ServiceRambler - Top100