"Роза Мира" выросла в сталинских лагерях

Исполнилось 45 лет самой странной книге ХХ столетия

     Даниилу АНДРЕЕВУ, сыну известного русского писателя Леонида Андреева, выпала судьба и счастливая, и трагичная одновременно. Мать умерла при его рождении, и Даниил воспитывался в семье своих родственников Добровых, одной из замечательнейших интеллигентных московских семей.
     После окончания Высших литературных курсов (в университет сына "непролетарского" писателя не приняли) работал художником-шрифтовиком, по ночам писал стихи. Военные дороги Андреева: Ладога, Ленинград, Шлиссельбург, Синявино. В 1947 году арестован. Приговор: десять лет Владимирской тюрьмы.
     В тяжелейшем состоянии после инфаркта выпущен на свободу. Умер 30 марта 1959 года. Но только тридцать с лишним лет спустя основной труд жизни крупнейшего философа и мистика ХХ столетия "Роза Мира" увидел свет, почти чудом спасенный его вдовой Аллой Александровной Андреевой.
     "Роза Мира" - произведение, жанр которого трудно определить. Видение, историософский трактат, очерки философии - каждый находит в нем свое, в этой книге о сложной мировой иерархии добрых и злых сил мироздания...

Вестник будущего

     С Аллой Александровной я познакомилась в 1992 году. Тогда для меня как-то удивительно совпали получение диплома Литературного института имени Горького, появление на столичных книжных развалах первой легальной публикации ходившей до этого в "самиздатовском" виде "Розы Мира" и наша многочасовая беседа с Андреевой в ее квартире на Неждановой. Потом были наши встречи на международных фестивалях и конгрессах, но тот самый первый разговор остался самым памятным.

     - Алла Александровна, можно ли в нескольких словах рассказать о даре Даниила Андреева?

     - Уникальность Даниила Андреева состоит в удивительной прозрачности его сознания, способного проникать сквозь наш физический мир в миры иные. Первое видение посетило его в 15 лет. Но только в тюрьме, куда он был брошен по доносу за "крамольный" роман, произошло раскрытие духовного слуха, духовного зрения, пробудилась глубинная память.
     Один из сокамерников Андреева, академик В. В. Парин, физиолог материалистического склада, атеист, рассказывал мне, как Даниил работал в тюрьме: "Казалось, что он не пишет, а записывает то, что откуда-то слышит, что как бы льется через него, причем едва успевает записывать".

     - А откуда взялось название книги - "Роза Мира"?

     - Воплощение всечеловеческого братства Даниил Андреев видел в свободной добровольной федерации государств, объединенных этической инстанцией - Розой Мира. Именно этика, а не политический строй, не религия - по Андрееву - может объединить человечество.
     В своей книге Даниил Андреев рассказывает о том, что Вселенная многослойна. Наша Земля, вернее тот слой, в котором мы живем, это - перекресток, где встречаются системы миров иных измерений. Условно говоря, вверх от нас поднимаются Миры Просветления, уходя в обитель Христа. Вниз - по Андрееву - уходят Миры Возмездия с сердцевиной в обители Дьявола. Из этой структуры Вселенной происходит вся жизнь и метаистория человечества. Ее отражением в повседневном сознании является то, что мы называем историей.
     С этой точки зрения Даниил Андреев в "Розе Мира" рассматривает и историю России. Каждый народ имеет своего светлого Водителя - Демиурга, ведущего к Свету. Каждый народ имеет и свою светлую Соборную Душу - женственную сущность, вдохновительницу и охранительницу светлого творческого начала. Все Демиурги - братья, и все Соборные Души - сестры.
     В книге есть главы, посвященные новейшей истории России, в том числе глава о Сталине, как сильнейшей концентрации персонифицированного Зла. Значительная часть "Розы Мира" посвящена природе, ее скрытым движущим силам - стихиям, духам и т.д.

     - Пресловутая 58-я статья была сформулирована таким образом: антисоветская агитация, террор, подготовка покушения на Сталина. А в действительности причиной для ареста Даниила Леонидовича и вас, ваших близких послужила рукопись его романа "Странники ночи"?

     - Даниил начал писать этот роман в 1937 году. Писал по ночам, без всякой надежды на его издание. Работа была закончена уже после войны, весной 1947-го. Рукопись читали в кругу друзей, родных. И вот нашлись люди... Рукопись романа была уничтожена "органами" после вынесенного Даниилу приговора. В Русском архиве университета города Лидс (Великобритания) хранятся тюремные черновики Даниила Андреева, которые мне удалось туда переправить, не надеясь, что они когда-нибудь будут напечатаны на Родине автора. В 3-м томе собрания сочинений Даниила Андреева, вышедшем в девяностые годы, их фрагменты опубликованы.
     Действие "Странников ночи" происходит в Москве конца 30-х годов. Название романа значит следующее: мы, русские люди, странствуем через ночь, простершуюся над Россией. Один из эпизодов: арестованный руководитель подпольной группы, индолог Глинский посажен в камеру на Лубянке, набитую разными людьми. В этой же камере находятся православный священник и мулла. Не говоря друг другу ни слова, они по очереди молятся обо всех остальных. Молча. Когда того, кто молится сейчас, вызывают на допрос, он взглядом передает свою молитвенную стражу остающемуся...
     Канонически это, конечно, недопустимо. Но я не думаю, чтобы нашелся священнослужитель, осуждающий этих людей. Общее противостояние бездуховности само собой рождалось в лагерях и тюрьмах того безбожного времени...
     Что же касается формулировки обвинения, то, естественно, никакого заговора в действительности не было. То же показало и следствие, продолжавшееся 19 месяцев. Это однако не помешало вынесению приговора: 25 лет тюрьмы Даниилу и 25 лет лагерей мне.

     - Противостояние одиночек, пусть даже сильных духом, целой системе... Не обречено ли это изначально на гибель? Вы и полвека спустя можете сказать, что годы, проведенные в тюрьме, в лагере все-таки остались годами борьбы?

     - Конечно, ведь у нас была опора. И не только Вера. Опорой становились люди, бывшие рядом. Об академике Парине я уже говорила. Черновики "Розы Мира", стихотворений Даниила дважды погибали во время тюремных шмонов. И все-таки их прятали, спасали от надзирателей не только русские, но немцы, японцы. Благодаря в том числе их помощи Даниил Леонидович, выйдя на свободу, смог закончить свой труд.
     Тяжелее было другое. После вынесения приговора, то есть с 1948 по 1950 год, мы с Даниилом не только не имели весточки друг о друге, но даже не знали, жив ли другой. И только когда разрешили переписку, я узнала от своей мамы, что Даниил жив, а с 1954 года мы уже могли с ним переписываться. Одно письмо в месяц, на которое имел право заключенный, - тогда это казалось роскошью... Но мы выстояли.

"И только имя твое со мной"

     Я рассматриваю семейные фотографии Андреевых: когда жена рядом, ласковым, теплым светом начинает лучиться взгляд Даниила Леонидовича, замкнуто-напряженный, обращенный куда-то в глубь себя на других снимках, где он один.
     Как часто к сорока - пятидесяти годам выгорают-гаснут голубые глаза у многих людей. У моей собеседницы яркий васильковый взгляд. Между тем Алла Александровна родилась в 1916 году.
     Конечно, здоровья со временем не прибавлялось - несмотря на перенесенные операции, она неумолимо теряет зрение, и в незнакомых местах не может передвигаться без посторонней помощи. Но всегда меня поражал и поражает в этой женщине с трудной судьбой неистребимый оптимизм, страстный молодой огонь, словно рвущийся изнутри нее.
     Несколько лет назад мне удалось отыскать женщину, сидевшую вместе с Аллой Александровной в мордовском лагере. Когда они, не видевшиеся сорок лет, бросились в объятия друг друга, слезы навернулись на глаза у всех случайных свидетелей той встречи...
     "Если вести речь о ходе следствия, то я могу сказать, что, кроме всевозможных обманов и провокаций, мне в Лефортове не давали спать три недели, после которых я, естественно, была полувменяемой..."
     "Вместе со мной в лагере сидели Галина Маковская, дочь философа Карсавина Ирина, дочь наркома просвещения Елена Бубнова, дочь Троцкого, жена Бориса Пастернака..."
     "Страшны не физические страдания. Страшно потерять себя, свою внутреннюю свободу. У нас в лагере была отдушина - мы организовывали концерты, ставили спектакли - Пушкин, Шекспир, Островский..."
     Не раз, обомлев от таких вот случайно оброненных Аллой Андреевой во время наших бесед слов, я восклицала: "Вам бы самой книгу написать о том времени, о Данииле Леонидовиче, о самой себе. Это же страшно интересно..."
     Видимо, не одна я высказывала такие пожелания, потому что в 1998 году вышли в свет мемуары Аллы Андреевой "Плавание к Небесному Кремлю".

Дорога без конца

     - Даниил Леонидович был глубоко верующим человеком. Однако после выхода в свет "Розы Мира" возник конфликт с Церковью. В одной из радиопередач уважаемый мною отец Артемий Владимиров заявил, что будто бы автор "Розы Мира" на смертном одре, отрекшись от своей книги, просил ее уничтожить, что труд опубликован в нарушение его воли.

     - Это ложь. Даниил Андреев никогда от своего творчества, своей личности не отрекался. Ни в тюрьме, ни на воле. Все последние месяцы его жизни я безотлучно находилась рядом. И думаю, что Даниил, до последней минуты делившийся со мной своими замыслами, идеями, не стал бы утаивать от меня столь важное решение. У нас не было секретов друг от друга.

     - Если же вернуться к разногласиям с Церковью...

     - Думаю, не только можно, но и нужно отмечать, что в этом произведении не согласуется с православными догматами. Ведь Даниил Андреев - поэт, а не философ и уж никак не богослов. Это дает ему право на особое, поэтическое видение мира, хотя и не спасает от ошибок, свойственных нашему уму. Однако я не знаю ни одного человека, которого бы "Роза Мира" увела из храма, но знакома со многими, кого она туда привела. Несколько лет назад я получила письмо от одного иеромонаха, который пишет: "Чтение "Розы Мира" ставит живое религиозное сознание перед собственным органом веры..." Отношение Церкви к Андрееву никак нельзя считать однозначным.

Ольга Скибинская
"Российская газета"

Опубликовано в "Российской газете" от 13 сентября 2003 г., No 182 (3296).
Rambler's Top100 ServiceRambler - Top100