error 404

Другие статьи В. Третьякова:

* Октябрь 93-го
* Между СНГ и США
* Лица партформирований
* Высший смысл выборов
* ТВС, оборотни и прочее
* Русская многопартийность
* Имя победы - Чубайс
* В Кремль или к олигархам
* Ставка на национализм
* К вопросу о консолидации
* Эффект Березовского
* Рецепт чуда
* КПРФ: условия победы
* Выборы в Великопутии: экспозиция
* 14 декабря: выбор надолго
* Ее Ничтожество Пропаганда
* Как нам теперь относиться к Америке
* Панихида по Америке
* Уроки Сталина
* Историческая справедливость
* От референдума к выборам
* К 2010 году Россия войдет в Евросоюз
* Победитель России не нужен
* Вечно живые сверхдержавы
* Возродится ли (Cоветский) Cоюз?
* Русский Кавказ
* За год России!
* Чечня: Процесс пошел
* Ловушка демократии
* Как заставить феминисток заниматься делом
* Президент в своем письме объясняет, почему он "пошел на вето"
* Президент рассердился. Почему?
* "Норд-Ост": Теракт в прямом эфире
* Иначе президенты не поступают
* Письма после "Норд-Оста"
* Что будет дальше?

error 404

К вопросу о консолидации

Чего ждали от президентского Послания

     Ради президентского Послания, в обсуждение которого не могу не внести свою лепту, вынужден на неделю прервать свою предвыборную серию. Тем более что и Послание многие наблюдатели расценили как в основном ориентированное на думские и даже президентские выборы.
     Что мне особенно не нравится в российских политических обычаях, так это нежелание и неумение наших лидеров, особенно занимающих официальные посты, говорить ясно и открыто. Эзопов язык, коронный трюк нашего политического класса в публичном общении, есть воистину родимое пятно, нет - тлетворная язва российского византизма. Уже провозглашены демократия, публичная политика, уже все клянутся идеалами гражданского общества, а на людях все продолжают и продолжают громоздить экивок на экивок. Хотя в своем кругу наши политики выражаются более чем ясно, легко обходясь без иносказаний. Разве что заменяя их легкой или брутальной обсценной лексикой. Публичной ясности - вот чего не хватает российской политике и ее первым лицам.
     В попытке расшифровать намеки, полунамеки и другие "темные места" четвертого Послания Владимира Путина Федеральному Собранию бьются лучшие (и худшие тоже) умы российской политики и политологии. Каждый расшифровывает по-своему, с одной стороны, находя в тексте Послания то, что Путин и не говорил, но, по их мнению, непременно сказал бы, будь откровеннее. С другой стороны, приписывая Президенту собственные мысли и тревоги. Венчает все ирония, язвящая банальности и двусмысленности Послания.
     Сугубая серьезность официальных комментариев лишь распаляет пыл иронистов, что в свою очередь ведет к эскалации пафоса охранителей президентской святости. И в этом порочном кругу окончательно гибнет смысл и ясно и тем более неясно сказанного.
     Между тем четвертое президентское Послание Путина ничуть не хуже трех предыдущих, а во многом даже лучше. И в общем-то не менее откровенно (особенно в сравнении с ельцинскими текстами того же жанра). Коротко суть его можно передать в следующем виде:
     - Все, что мы (под моим руководством) сделали до сих пор, позволило лишь не распасться и окончательно не исчезнуть России. Но вот что делать дальше - неясно. Бюрократия (Путин несколько раз повторяет это слово) изнутри и жесткие действия главных геополитических игроков извне - вот клещи, в которые зажата Россия. Спасение в одном - в конкурентоспособности (и это слово повторяется многократно). А как достичь последней - непонятно. Но рецепт появится, когда мы достигнем всеобщей консолидации (третье ключевое слово Послания, иногда заменяемое словом "мобилизация" с определением "интеллектуальная"). Ради этой консолидации я готов пойти на совершенно не вписывающееся в Конституцию создание гарантированно неработоспособного правительства на основе парламентского большинства. Может быть, хоть это позволит победить всесильную бюрократию, с которой я решительно не знаю, что делать. Для повышения же конкурентоспособности России как минимум нужно еще больше поднять экономику (увеличить ВВП как минимум в два раза), ликвидировать бедность и укрепить Вооруженные Силы. Без этого мы рухнем от ударов либо снаружи, либо изнутри. И опять: давайте наконец консолидируемся.
     После этого резюмирования часового путинского выступления перехожу к комментариям.
     Слабость президентских призывов в трех пунктах. Во-первых, никто (или почти никто) в России не против возрождения величия России (с этим лозунгом Путин три года назад возглавил страну), но разные социальные группы и политические силы по-разному понимают и это величие, и особенно пути его достижения. Во-вторых, Президент не дает рецепта консолидации (не на основе же создания правительства парламентского большинства, тем более что в искренность этой идеи не верят ни правые, ни левые, считая, что в лучшем случае это механизм сохранения Путина во власти после 2008 года, а скорее всего - просто черная метка Правительству Касьянова). По традиции и не без сегодняшних оснований в России считают, что прежде чем объединяться (консолидироваться), надо до конца и решительно размежеваться.
     В-третьих, пугает то, что все Послание Путина является криком бессилия перед всемогуществом российской бюрократии и российской коррупции.
     Словом, цель у президентской политики есть. Она никем не отвергается. Но слишком общо описаны в Послании стратегия ее достижения, слишком схематично - механизмы и рецепты реализации этой слишком общей стратегии. От Президента ждут большей конкретности и радикальности, такой же, как в знаменитом "мочить в сортире". Хотя как раз за эту фразу Путина часто критиковали. Но сегодня одни опять жаждут, чтобы Президент сказал, что надо мочить, причем обязательно указал кого. Другие - столь же решительного, просто более цивилизованного рецепта: например, либеральные реформы форсировано и до упора или, с противоположного фланга, изгнание либералов и внедрение госкапитализма. Консолидация в России не в моде. Да и не знает никто, как консолидировать олигарха и нищего или коммунистов и лидеров и активистов СПС.
     Путин предлагает ликвидировать бедность (в числе трех конкретных приоритетов) - дабы не было нищих, а следовательно, и противостояния между ними и богатыми. Но кто же в сегодняшней России поверит, что это возможно за короткий срок и без изъятия части богатств у правящего класса. Вновь логический (для нашего сознания) тупик. Из которого путинский текст выхода не показывает.
     Здесь главная слабость президентского Послания. Консолидация есть способ объединения путем того, что каждый, кто в ней участвует, жертвует чем-то во имя общей цели.
     Путин не дает списка того, кто, чем и в каком объеме должен пожертвовать. Не видя этого списка, каждый подозревает, что туда будет внесено только его имя. А это есть слом основного инстинкта, согласно которому российское общество жило последние 12-14 лет: каждый бери то, что можешь, и столько, сколько можешь унести. В стране с недоделенной властью и собственностью консолидировать общество может только либо общенациональная катастрофа, либо хитроумная, но откровенно провозглашенная политика.
     Первого (катастрофы) мы уже не боимся (на фоне всего, что с нами уже произошло), хотя Путин и стремится разбудить этот страх. Второго еще не имеем или подозреваем, что все нынешнее хитроумие уйдет лишь в конституирование власти "Единой России".
     Это трудно, когда от тебя ждут откровения или на худой конец решительного политического поступка. Но пока не дождутся - не консолидируются. Интеллектуально-политический прорыв нужен не как следствие консолидации, а как ее предпосылка. В этом вся проблема и просто политической, и собственно предвыборной программы Путина. Нынешний ее вариант пока не вполне удался.

Виталий Третьяков

Опубликовано в "Российской газете" от 22 мая 2003 г., No 96 (3210).
error 404 Rambler's Top100 ServiceRambler - Top100 error 404