error 404

* За сбычу мечт!
* Половина себя
* Дорогу валторнистам!
* Вагнер с человеческим лицом

error 404

Вагнер с человеческим лицом

Новые перспективы творца нибелунгов

     Среди коллег знаменитого немецкого композитора Рихарда Вагнера есть очень мало авторов, которые были бы так сильно скомпрометированы политической историей XX века. Точнее, нацизмом во всех его проявлениях - от самых "безобидных" до самых чудовищных. Оперная тетралогия "Кольцо нибелунга" в этом смысле пример почти безнадежный, почти клинический: с точки зрения идеологии третьего рейха (как, впрочем, и с точки зрения самого Вагнера), "Кольцо" просто венец творения, всеобщее произведение искусства, которое делает все созданное вне рамок вагнеровской традиции пустым и ненужным.
     Проблема, стоящая перед режиссерами, музыкантами и людьми театра послевоенной Европы, формулируется очень просто: даешь Вагнера с человеческим лицом. И решается она всякий раз с трудом, издержками и противоречиями, в которых многие первоклассные художники увязают с головой. Начало XXI века поставило вопрос еще жестче: как вернуть все то, что создано Вагнером (драматургом, строителем новой вселенной, поэтом, идеологом и композитором - в одном лице), в то пространство и те измерения, где нормальному человеку было бы хорошо, комфортно, интересно? Где действие, музыка и события из жизни древнегерманских богов и героев не грузили бы, не выматывали нервы, а увлекали. Каспер Хольтен - 30-летний режиссер-вундеркинд, ставивший спектакли всю свою сознательную жизнь и последние два года возглавляющий Королевский театр в Копенгагене, нашел множество новых ответов на эти старые вопросы. Он собрал из тяжелого, неподатливого, местами спорного материала изящную живую головоломку, где действуют несколько простых правил:
     1. Мы не ставим спектакль для публики времен Рихарда Вагнера и канцлера Бисмарка. Мы общаемся с теми зрителями, которые уже видели и читали множество историй вроде "Властелина колец", "Гарри Поттера", "Спасения рядового Райана", и поэтому с ними нет смысла играть в устаревшие игры. Например в загадки. Вагнеровская драма подразумевает огромное количество сверхважных символов - начиная с того же самого "Кольца" и заканчивая "Замком Валхалла", где живут и действуют все сверхъестественные оперные существа. Спорить с Вагнером бесполезно, но его символам можно и нужно дать нормальную современную жизнь на сцене.
     2. Действие не может висеть в воздухе, оно должно развиваться в реальном времени. Все события, составляющие, например, канву второй серии этой супердрамы "Валькирии", на самом деле укладываются в одну короткую весеннюю ночь и завершаются утром следующего дня знаменитой сценой заклинания волшебного огня. Более того, сами серии представляют собой не что иное, как вполне обыкновенную для ХХ века семейную историю с продолжением - "Сагу о Форсайтах" с отягчающими обстоятельствами. Начало, или пролог ("Золото Рейна") - это старое доброе ретро, 20-е годы, когда никто еще не знал, чем ХХ век будет так ужасен. "Валькирия" - это 50-е годы, причем мельчайшие детали дизайна, костюмов, обстановки не дают зрителю возможности ошибиться. Пресловутая "Валхалла" - это не заоблачный Олимп, а просто последний этаж очень высокого офисного здания, где располагается штаб-квартира преуспевающей корпорации. Соответствующий вид из окна - небоскребы, телевышка плюс соответствующая атмосфера, которая не требует даже намеков на то, что у корпорации, возглавляемой верховным древнегерманским божеством Вотаном, имеются в большом количестве "скелеты в шкафах" - неприятные тайны и длинный шлейф темных историй, на которых, собственно, и держится ее преуспеяние. "Зигфрид", то есть третья серия, и "Сумерки богов" - финальная, самая длинная опера из четырех - это 1968 год: сексуальная революция, студенческие волнения, время резких рывков к свободе, то есть идеальный фон для появления супергероя со всеми возможными преувеличениями, каким его обрисовал Рихард Вагнер.
     3. Все четыре серии этой истории являются воспоминаниями одной-единственной женщины, которая стоит в пустом офисе своего отца перед погребальным костром этого супергероя со спичкой в руке и пытается понять, почему ее жизнь сложилась так героически глупо и страшно, не по-людски. Это Брунгильда, разжалованная из валькирий и превращенная в смертную женщину. Только благодаря этому несправедливому наказанию она смогла почувствовать себя человеком и ощутить всю ту мерзость, грязь, на которых построен мир богов и героев, его жесткость, грубую беззастенчивость в применении силы, власти и всех ее атрибутов. Когда ее отец появляется на сцене в великолепном двубортном костюме и в кожаной перчатке на правой руке, она даже не догадывается, что скрывает эта перчатка. Когда же он достает из секретного архива корпорации колбу размером с полуторалитровую бутыль, в которой заспиртована рука нибелунга Альбериха (родоначальника всех темных традиций, связанных с пресловутым кольцом), и на этой руке все видят точно такой же шрам, как у главы фирмы, происходит первый шаг, который ведет к превращению сказочной крылатой всадницы в живое человеческое существо, способное чувствовать боль, любовь и сострадание.
     4. Актеры, которых Рихард Вагнер не щадил и заставил состязаться с огромным, агрессивным и страшным, великолепным оркестром, не могут и не должны кричать. Это несовместимо с жизнью. Дирижер маэстро Шенвандт умудрился так легко и профессионально прибрать звук Королевской капеллы, что естественное человеческое дыхание, живая речь и живые голоса освободились, словно сами собой, из-под тяжелейшего пресса, которым в силу объективных причин является партитура вагнеровской музыкальной драмы. При этом и музыка, которая управляет всеми поступками, движениями и реакциями людей на сцене, нисколько не перестала быть тем, что она есть, - сильнодействующим психотропным средством, мощнее которого ничего нет в мировой оперной классике.
     Ансамбль певцов, которые раскрываются кто на 110, а кто на 150 процентов своей артистической мощи и мощности в руках режиссера Каспера Хольтена, практически целиком местный, датский. Единственное исключение - как раз Вотан (Джеймс Джонсон).
     Королевский театр в Копенгагене начал ставить тетралогию с середины. Весной 2003 года появилась "Валькирия", через год будет сделано "Золото Рейна", затем "Зигфрид" и "Сумерки богов", а в 2006 году вся эта сага впервые появится на сцене нового оперного театра, который сейчас невиданно быстрыми темпами возводится на маленьком острове как раз напротив замка Амалиенбург, резиденции королевской семьи. Там будет мирового класса акустика, над которой работает один из признанных экспертов в этой области японский инженер Тойота.
     И любопытно еще вот что. Сам театр явится царским подарком Датскому королевству со стороны огромной транснациональной корпорации Maersk, чей бюджет, влияние и амбиции как минимум вдвое превосходят соответствующие возможности Дании как государства. Есть о чем задуматься, наблюдая , например, шествие богов по радуге на Валхаллу - будущий финал вагнеровского "Золота Рейна".

Артем Варгафтик

Опубликовано в "Российской газете" от 28 мая 2003 г., No 100 (3214).

error 404

Rambler's Top100 ServiceRambler - Top100

error 404