error 404

* За сбычу мечт!
* Половина себя
* Дорогу валторнистам!
* Вагнер с человеческим лицом

error 404

Дорогу валторнистам!

Концерты московской серии фестиваля "Звезды белых ночей" прошли при аншлагах

     Времена меняются, и мы, как известно, меняемся вместе с ними. Все компасы - не только политические, но и культурные - совершенно определенно показывают на Северо-Запад: именно там, в Северной столице, находятся теперь главные музыкальные ориентиры.
     Еще десять лет назад такой петербургский десант при всем желании не мог бы высадиться в Москве. Теперь же столичной публике наглядно демонстрируют на множестве примеров, что она могла бы иметь при петербургской постановке концертного дела.
     Для начала московским слушателям привезли показать только три фрагмента того широчайшего разнообразия, выбора и спектра завлекательных афиш, какими Петербург уже традиционно украшается каждый июнь благодаря невероятной активности, связям, интересам и мощной харизме Валерия Гергиева. Получилось вот что.
     Перед наступлением самой короткой ночи в году, 22 июня, в Большом зале консерватории дал концерт оркестр Мариинского театра, имеющий удивительное свойство находиться одновременно в двух, а то и трех местах: и в яме собственно Мариинки, и на каких-нибудь престижных гастролях. За пульт вышел подтянутый 45-летний маэстро, возглавляющий уже одиннадцатый сезон Лос-Анджелесский филармонический оркестр, знаменитый Эса Пекка Салонен. Правда, прежде голос откуда-то сверху объявил, как в международном аэропорту, что в зале присутствует маэстро Гергиев, и это объявление сорвало большие аплодисменты, чем явление финского дирижера. Но это только поначалу.
     Эса Пекка Салонен оказался безусловно прав, поставив свое собственное сочинение "Бессонница" в начале программы. Искушенным слушателям оно напомнило еще об одном огромном преимуществе Гергиева перед равновеликими ему харизматическими фигурами прошлого и настоящего. "Как же все-таки хорошо, что венцом кипучей деятельности Валерия Абисаловича не является сочинение музыки!" - говорили в кулуарах. И на то были веские причины.
     "Бессонница" - классический пример хорошо известного тем самым знатокам явления, называемого дирижерской музыкой, - представляет собой этакую сборно-разборную матрицу, в которой несколько слоев. Предельно конкретное знакомство со всеми образцами и приемами композиторских стилей, которые имеют успех у мировой публики, плюс добросовестно усвоенные уроки американского минимализма как увлекательной игры в повторялки. Поверх этого - добросовестно составленный ужастик (музыка из компьютерной игры про упырей и вурдалаков) и настойчивый, разнообразный и громкий ритм. Но главное, на все это ложится как минимум тонным грузом первая профессия маэстро Салонена, ведь он изначально валторнист, и, судя по всему, очень хороший. А поэтому своих коллег, валторнистов Мариинского оркестра, он не пощадил, написав для них не просто трудную, ответственную, а сверхважную партию, с которой им все время приходилось продираться через все (очень плотные!) слои этой музыкальной матрицы. Короче говоря, премьере вежливо поаплодировали. Что дальше?
     Дальше американский пианист Александр Торадзе, в свое время записавший с самим Гергиевым все 5 концертов Сергея Прокофьева, показательно выступил в роли генерала Иволгина из романа Достоевского "Идиот". То есть серьезно и вдумчиво, с глубочайшим уважением к собственным мыслям и мастерству интерпретировал то сочинение, которое все эти качества способно разве что высмеять, но никак не подчеркнуть: Первый фортепианный концерт Дмитрия Шостаковича. Невольно Александр Торадзе, профессор университета Индианы, оказался поразительно похож на героя одной из классических пародий Левона Оганезова на пианиста, который, играя, продолжает преподавать и при этом попадает в целый ряд нелепых ситуаций по ходу пьесы.
     Почтительно присутствовавший при этом оркестр Мариинского театра и виду не подал, что знает, как концерт Шостаковича можно сыграть по-другому: и этот такт - тоже подтверждение высочайшего класса музыкантов. Однако все сразу встало на свои места, как только началась под управлением Эса Пекка Салонена "Весна священная" Игоря Стравинского. Картины языческой Руси, сочиненные еще в 1913 году, были сыграны с беспощадной точностью и яркостью, далеко превосходящей любые новейшие цифровые технологии передачи изображения и звука. Стало ясно, что в 2003 году - это столь же дерзкая, провокационная, захватывающая музыка, такой же обжигающе новый звук, как и 90 лет назад, когда балетная премьера "Весны священной" вызвала один из самых громких скандалов XX века.
     Как выяснилось на следующий день в том же зале, оркестр Мариинки легко даст фору многим весьма солидным европейским конкурентам, они же, разумеется, партнеры, почетные гости и прочее. Уже без личного присутствия в зале маэстро Гергиева в консерваторском зале играл симфонический оркестр не маленького, но и не большого немецкого города Бамберга. Пятая, самая репертуарная симфония Малера была воспроизведена в преувеличенно торжественных темпах, с максимальным грохотом и треском и вообще так, как будто автор сразу родился изваянным в граните или, на худой конец, в бронзе. Бамбергскому оркестру честно кричали браво между частями. Звучал он вполне стройно, но без особенного энтузиазма. Поразительно, что ожидания искушенных слушателей по поводу мягкой и сочной мощи духового звучания (особенно тех самых валторн охотничьих рогов) оправдал не немецкий, а петербургский оркестр.
     Еще одна премьера успела состояться до того, как бамбергские музыканты начали утюжить Малера. И на этот раз действительно: ДОРОГУ ВАЛТОРНИСТАМ! Впервые в Москве прозвучал написанный в 2001 году концерт для валторны с оркестром Дьердя Лигети, живого классика европейского авангарда. Выдающаяся немецкая валторнистка Мари Луиза Нойнекер вышла на сцену сразу с двумя инструментами - современной валторной и ее историческим прообразом, для которого писали и Моцарт, и Гайдн, и Брамс. Более того, четверо валторнистов в оркестре тоже играли на старинных натуральных рогах с их шершавым, немного грязноватым, но волшебным природным звуком. Концерт Лигети - это серия изящных миниатюр, которая незаметно для все тех же искушенных слушателей как бы выворачивает наизнанку их классические представления о виртуозности, серьезности и высоком предназначении музыки, а равно и о миссии солиста, соревнующегося с оркестром. Это оценили в зале, и не только из вежливости.
     И еще одно новшество, тоже прибывшее из Петербурга в Москву со звездами "Белых ночей". Чтобы во время концерта в зале не раздавались противные звонки мобильников, недостаточно просто попросить публику выключить телефоны. Значительно лучше эта просьба действует, когда по партеру проходят молодые люди в красных майках, держа высоко над головой трезвонящее современное средство связи. В принципе самые ходовые мелодии для мобильников - это ведь тоже классика, но она после таких мер акустической безопасности ни разу не звучала в консерватории.
     Однако все описанное, по сути, явится только присказкой к тому концерту, который 26 июня завершит эту маленькую фестивальную серию. Валерий Гергиев и Венский филармонический оркестр сыграют парадоксальную в своей простоте программу: сначала вальсы Штрауса, а затем трагическую Шестую симфонию Петра Чайковского. Интересно, что по такому поводу скажут в кулуарах искушенные слушатели?

Артем Варгафтик

error 404

Rambler's Top100 ServiceRambler - Top100

error 404