Новости

09.10.2014 12:20
Рубрика: Общество

Назад дороги нет

В Белгороде беженцы с Украины рассказали представителю ООН о будущем
Заместитель представителя Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев в России Мелита Хуммель-Шунич побывала в Белгородской области с двухдневным визитом.

Все это время она ездила по разным городам и поселкам и встречалась с украинскими беженцами: студентами и семьями, теми, кто решил остаться в этой области и теми, кто уже на следующий день уехал в другой регион. В начале своего визита Мелита Хуммель-Шунич сказала: "Я приехала сюда, чтобы выяснить - нужна ли помощь ООН", а перед отъездом подчеркнула: "Нам здесь делать нечего".

Дом - работа

В настоящее время в Белгородской области насчитывается более 50 пунктов временного размещения жителей Донецкой и Луганской областей Украины. К удивлению представителя ООН - нет ни одного палаточного лагеря: все, кто бежал от войны, поселены либо в детские лагеря, либо в реабилитационные центры.

Начальник регионального ГУ МЧС Сергей Потапов отметил, что мобильный лагерь все же есть: 30 палаток, тысяча кроватей. Только он пока свернут и находится в режиме ожидания - в Белгородской области потребности в нем не испытали.

Питание, одежда, психологическая и медицинская помощь в регионе гарантирована каждому переселенцу. Заместитель губернатора области Елена Батанова отметила, что, помимо всего этого, украинцам помогают и трудоустроиться:

- Мы поняли, что человеку тяжело здесь первые дней десять, - сказала она. - А потом уже он привыкает к постоянной заботе: три раза его накормят, его выслушают, над его головой будет крыша, и все, что он напишет на бумажке, - дадут. Именно поэтому решили сразу же включать людей в процесс поиска работы.

То, что вакансии можно просмотреть сразу во всех регионах страны, помощь в покупке билетов, связи с родственниками, также бежавшими в Россию, и побудило большинство украинцев отказаться от возвращения на родину. И когда Мелита Хуммель-Шунич спрашивала каждого о планах на будущее, сначала ей рассказывали о прошлом и настоящем.

- Мы решили бежать, когда наш крестник из соседнего города Счастье приехал в чем был и сказал, что их бомбят, - рассказала Галина Гайчук. - Мы похватали детей, необходимые вещи и документы и подались в Россию. Почему сюда? Да потому что наши родственники на западе Украины нас бы не приняли. Нет, возвращаться мы не собираемся. По крайней мере до тех пор, пока Луганская область не будет официально признана Луганской народной республикой. Ну не можем мы больше доверять Украине! Мы - украинцы, и в нас же стреляли! Поэтому пока остаемся здесь.

Марина Кузнецова с маленьким сыном Ярославом на вопрос о будущем ответила так же:

- Мы уже завтра отправимся в Новосибирск, там мои родственники разместились, хотим соединиться, чтобы легче было. Пока я не думаю ни о работе, ни о чем-то таком, знаю только, что возврата назад не будет. Попробуем устроиться, а дальше - посмотрим.

Соседи Марины по комнате в реабилитационном центре согласно кивали.

- Я строитель, работу найду, - отметил глава семьи. - Мы едем в Пермь, уже вещи собраны.

Никому из них не нужно даже заботиться о том, как добраться до вокзала. Из райцентра Ивни их довезут на специальной машине, проводят в вагон и помогут донести вещи.

Решивших остаться и работать в России очень много. Начальник управления по труду и занятости Белгородской области Сергей Рябко отметил, что возможностью найти работу в регионе воспользовались более 12 тысяч человек, все они с самого начала ясно представляли, куда поедут, чем будут заняты и как будут жить.

Все, кто бежал от войны, поселены либо в детские лагеря, либо в реабилитационные центры

- В сформированном банке вакансий половина - с предоставлением жилья, - сказал чиновник. - Кроме того, у нас установлены инфоматы, которые не только позволяют найти вакансию в любом регионе страны, но и забронировать ее. Так человек может быть уверен - пока он доедет, его место не займет кто-то другой.

Помогать не надо

Поступившие в белгородские вузы студенты настроены немного иначе. Все они ждут мира, и каждый учится, надеясь когда-нибудь все же вернуться на родину. О том, как они живут здесь, студенты представителю ООН почти не рассказывали, ограничиваясь вежливым: "Спасибо, у нас все прекрасно", а вот о том, что происходит на Донбассе - спрашивали так резко, что Мелита Хуммель-Шунич не знала что сказать.

- Мы не понаслышке знаем, что там творится, - председатель Совета студентов юго-востока Украины Александр Невский говорит сдержанно и все же видно, как он волнуется. - Никакие подтверждения того, что там война, - нам не нужны. И обидно, что многие СМИ освещают это как АТО - антитеррористическую операцию. Но мы-то знаем, нет там террористов. Там есть мирные жители, женщины, старики, дети, и они меньше всего хотят этой войны. Вот вы говорите, что сейчас ситуация улучшается, многие решили вернуться из России в Донецк. Так вот, знаете, есть три вида лжи. Это ложь, наглая ложь и статистика. Простой пример. Ко многим из нас летом приезжали родители, и Донецк был пустым. Но к осени у них просто закончились деньги, и пришлось возвращаться. Так что ничего хорошего в этой ситуации нет. Там уже несколько месяцев не платят пенсии, социальные пособия, еще чуть-чуть, и людям будет попросту не на что жить. Так где та мировая общественность, которая скажет, что там - гуманитарная катастрофа? Почему нет официального признания гуманитарной катастрофы на Украине?

Мелита Хуммель-Шунич ответила, что представители ООН постоянно мониторят ситуацию, и в настоящее время переговоры о гуманитарной помощи Украине ведутся.

- Однако для восстановления нормальной жизни на Украине потребуется много времени, - отметила она. - Конфликт уже идет на спад, думаю, ситуация будет улучшаться. Я не хочу сказать, что все прекрасно, но свет в конце тоннеля уже есть.

Комната ожидания

Никаких рекомендаций от ООН ни беженцы, ни чиновники в Белгородской области не получили. Мелита Хуммель-Шунич лишь отметила:

- Делайте все так же, как делали до этого. Еще полгода назад я посещала Турцию, Египет, те страны, которые принимали беженцев из Сирии. Я хочу сказать, что быть беженцем - как находиться в комнате ожидания. И если мы видим, что что-то не так, что люди не получают каких-то услуг, мы помогаем, даем рекомендации. Но здесь все иначе. Мои коллеги посещали Брянск, Владикавказ, Ростовскую область, Санкт-Петербург. Все говорят: нам тут совершенно нечего делать.

Мелита Хуммель-Шунич отметила, что у России стоит поучиться тому, как принимать беженцев: здесь сразу подумали о будущем. О том, что скоро придет зима - поэтому никто не разворачивал палаточных лагерей, а людей селили сразу в отапливаемые здания, о работе для взрослых и школах, детсадах для детей.

- Хочется выразить надежду, что если еще кто-то постучится в ваши двери, вы примете их с таким же гостеприимством, - сказала представитель ООН.

Напряженность сохраняется

По словам начальника регионального УФМС Сергея Нерубенко, в настоящее время в области находятся более 60 тысяч граждан соседней страны. За последние месяцы более 24 тысяч человек пришли непосредственно в миграционную службу и 10200 уже получили какой-то статус. Однако надеяться на улучшение ситуации пока не приходится.

- Когда поток въезжающих стал увеличиваться, мы попросили жителей области принести вещи для них, - сказал Сергей Нерубенко. - И люди приносили все, что есть, многие разделили с гражданами Украины кров и стол. В нас еще сильна боль утрат Великой Отечественной войны. И мы искренне хотим, чтобы война на Украине прекратилась. Конечно, ситуация хрупкого мира приостановила прибытие. Если в конце мая, начале июня к нам приезжали до 500 человек ежедневно, то сейчас эта цифра - не более 50-70 человек. Но это очень относительно. Все показатели - индикатор событий на Украине. Если все вернется на мирную платформу, то многие вернутся - дом есть дом. А если нет?

Из-за беспорядков в соседнем Харькове в миграционной службе уже отметили рост потока въезжающих в Россию. Что будет дальше - пока не известно.

Последние новости