Новости

11.08.2003 14:56
Рубрика: Культура

Вячеслав Тихонов: Теперь моя связь с кино - через телевизор...

Народный артист Вячеслав Тихонов в последнее время не любит давать интервью. Его сердит, что журналисты искажают его ответы, выбрасывают нужное, придумывают чепуху. Я пообещал строго придерживаться диктофонной записи.

 

     - После фильма "Сочинение ко Дню Победы" вы уже несколько лет не снимаетесь. Почему?

     - Я на пенсии. И заниматься в кинематографе ничем не могу. И не хочу. Потому что темы моей нет. Той темы, которой я служил 50 лет. А то, что мне предлагают, меня не устраивает. Поэтому я спокойный пенсионер.

     - А какая она, ваша тема?

     - Посмотрите мои картины.

     - Уже посмотрел, как и все зрители нашей страны. Хорошо, вернемся к теме чуть позже, а пока можно справиться о здоровье?

     - Этот вопрос надо скорее адресовать докторам. Ну ничего. По-разному. Зависит от погоды и разных других причин. Меня навещают, опекают. И дочка с мужем, Анна Вячеславовна. У нее своя студия, которая называется "Актер". Так что все нормально.

     - Тридцатилетие Штирлица - это эпохальное событие.

     - Да, больше такого не будет. Уходит наше поколение, военное, послевоенное. Ему на смену приходит молодежь, которая снимает новые картины, в которые мы никак не вписываемся. И поэтому чувствуем себя немножечко (пауза) одиноко.

     - Вы бы хотели сниматься сегодня?

     - Конечно! Я же всю жизнь отдал кинематографу. Как же это желание может уйти! Но - смотря что играть.

     - "Сочинение ко Дню Победы" прекрасная же была картина.

     - Поэтому мы, старики (Ефремов, Ульянов, Тихонов - А.К.), и согласились там играть. А когда мне предлагают играть каких-то мафиози, стрелять, это я не принимаю и даже не смотрю эти фильмы.

     - Неужели вам предлагали сыграть мафиози? Трудно поверить.

     - Мне много чего предлагали. Все не упомнишь и не перечислишь. Вот сейчас у меня сценарий, который делают американцы совместно с нашими. Опять на все ту же наболевшую тему: мафия, какая-то слежка. Мне предлагают эпизод. Каким образом они решили на меня выйти, сказать трудно. Чем я им могу помочь? Только тем, что я играл разведчиков и контрразведчиков? Я больше доверяю нашим студиям. Они мне и ближе, и понятнее. А ехать в Голливуд никакого желания нет. Хотя картины там есть замечательные. Особенно старые. Я их с удовольствием смотрю.

     - Так вы не согласитесь сниматься по этому сценарию?

     - Нет и нет! Потому что это опять идет мимо моей темы. Я играл только в таких фильмах и такие роли, которые оставляли надежду на лучшую жизнь. Они говорили зрителям, как ужасен наш мир. Что происходит в современных картинах? Криминал, кровь.

     - Итак, вы сказали "ваша тема". Вы всю жизнь играли порядочных людей. Людей, которые служат Родине. Что же получается, сегодня такой герой не нужен?

     - Он нужен! Но чтобы он появился, нужна основа - драматургия. Чтобы это было написано. И тогда мы, актеры, в том числе и моего поколения, с удовольствием будем это играть. Вот Михаил Александрович (Ульянов - А.К.) находит достойные роли; ему предлагают. Он играет замечательно. Допустим, в "Ворошиловском стрелке".

     - А если бы вам такую роль предложили, вы бы согласились?

     - Ну а почему же? Конечно! Не предлагают. Нету.

     - Может, это потому, что ваши герои не стреляют, а мыслят. Даже Штирлиц на протяжении всех двенадцати серий делает один лишь выстрел из пистолета - когда казнит провокатора Клауса. А остальное - интеллектуальная борьба.

     - Да, да. Я "стрелял" другим: словом, чувствами, которые, как я надеюсь, разделяли и мои зрители. Я люблю мои старые картины, в том числе и "Семнадцать мгновений весны". Смотрю работу моих товарищей, мою работу. Трудно смотреть, тяжело. Но и радостно, что это все-таки было. Так сложилась судьба. Иной раз не удержишь эмоций, вспоминая как это было. Хорошо, что было. Вспоминаю друзей и режиссеров, и актеров, многих из которых уже нет. И наслаждаюсь их работой. Вот такова сегодня моя связь с кинематографом - через телевизор.

     Могу одно сказать: если что-то будет, возможно, и не столь объемное как в прежние времена, но полезное для людей, если они снова душой откроются, если я смогу принести им радость своим появлением на экране, я, конечно же, буду снова служить моему зрителю. Я очень боюсь безразличия, которое рождают многие современные картины.

     - В "Доживем до понедельника", "Войне и мире", "Белом Биме...", даже в "Семнадцати мгновениях..." вы играли русского интеллигента в высоком понимании этого слова.

     - Таким я вижусь зрителям. И слава Богу, что таким. Так вышло из моих ролей. Но сам я всегда помнил, что я из простой рабочей семьи. Учился в ремесленном училище, стоял у токарного станка. Поэтому если вы спросите, какая моя самая любимая роль, я отвечу - "Дело было в Пенькове". Где я играл простого парня, тракториста. Потому что так я был воспитан, таковы мои человеческие корни. Я никогда специально не старался напускать на себя "интеллигентность". Но потом актерская судьба распорядилась по-своему.

     - Ваши главные работы в кино производили революцию в сознании миллионов зрителей.

     - Эта революционность относится к самой драматургии. Гоша Полонский написал прекрасный сценарий о школе. Очень смелый по тем временам. И готовый фильм долго не выпускали. Все требовали что-то выбросить, перемонтировать. Гавриил Николаевич Троепольский написал добрую повесть о собаке. Он жил в Воронеже, никогда не рвался ни в какие президиумы. Простой, порядочный, очень талантливый, мудрый человек. "Белый Бим..." - это ведь не только о собаке. Это разговор о людях, о жизни. О том, что каждое живое существо индивидуально и нельзя судить всех по одним стандартам. Вот такие роли, глубокие, я люблю и с удовольствием играю. И мучаюсь, когда их играю, поскольку они не дают жить спокойно. И я хожу с ними, порой, забывая все на свете, потому что роль - это главное. Наше поколение актеров привыкло отдавать работе все.

     - Мне кажется, что два режиссера сыграли особую роль в вашей судьбе: Станислав Ростоцкий и Татьяна Лиознова. Потому что в содружестве именно с ними вы создали самые народные свои образы.

     - В судьбе киноактера очень многое зависит от драматургии и режиссера. Слово "повезло" я не люблю, но мне действительно довелось работать с выдающимися режиссерами, у которых я учился. И рос вместе с ними. Сергей Бондарчук, Михаил Швейцер, Самсон Самсонов... Путевку в большое кино дал мне, разумеется, Ростоцкий. "Дело было в Пенькове" - седьмая моя роль по счету, но первая по значению. Потом были "Доживем до понедельника" и "Белый Бим..." Тут уже возникло душевное родство. Когда я понимал, что он имеет в виду, но не говорит. И особое слово - о Татьяне Михайловне Лиозновой. Это режиссер удивительный и легендарный. Она очень умела подойти к актерам. Не навязывала ничего, но умела из каждого вытащить его индивидуальную суть. Когда надо, мягко поправляла. Очень жаль, что она болеет. Я желаю ей, чтобы она поправилась, вновь обрела силу и порадовала нас новой работой. Мечтаю с ней вновь встретиться.

     - Чем вы объясняете, что этот, по нынешней классификации, телесериал обрел столь долгую жизнь и занял столь значительное место в народном сознании?

     - Я пытался это проанализировать. Рационального объяснения, по-моему, нет. Поскольку все зависит от тех, для кого это снималось, то есть от зрителей. Явных, бесспорных причин я вижу две - драматургия Юлиана Семенова и режиссура Татьяны Лиозновой.

Культура Кино и ТВ Общество Ежедневник Стиль жизни Персона: Вячеслав Тихонов
Добавьте RG.RU 
в избранные источники